Коломенская Русь

 ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ 

Коло­мен­ская Русь лежит по косо­го­рам 
В осен­нем маре­ве золо­чен­ных полей. 
Павел  Ради­мов
      

Недав­но в наш город при­ез­жал Кубан­ский народ­ный хор. Наро­ду было, как гово­рит­ся — ябло­ку негде упасть! Биле­ты были рас­про­да­ны за три неде­ли до кон­цер­та. Я ока­зал­ся одним из тех счаст­лив­чи­ков. Зал был полон, люди сто­я­ли даже око­ло стен. Я смот­рел на свет­лые лица коло­мен­цев и видел в их гла­зах теп­ло­ту и пони­ма­ние. Почему-то поду­ма­лось: «Нет, наши люди не пре­вра­ти­лись в зом­би! Они при­шли на этот кон­церт пото­му, что им это нуж­но! И пока не погас в их душах этот духов­ный свет — Рос­сия жива!» 

ЧТО ТАКОЕ — Свя­тая Русь? Нет, это нечто боль­шее, чем собра­ние  памят­ни­ков и тра­ди­ций… Это целый духов­ный кон­ти­нент, стра­на рус­ской души, кото­рую не рас­стре­ля­ешь, не взо­рвёшь, не вышлешь на «фило­соф­ском паро­хо­де». В каком бы угол­ке мира не соби­ра­лись мыс­ля­щие рус­ские люди, там вме­сте с ними — Свя­тая Русь. И какое сча­стье, что сего­дня она воз­вра­ща­ет­ся в свои род­ные пре­де­лы! 

И, навер­но, не зря 2012 год объ­яв­лен Годом рос­сий­ской исто­рии. Буд­то бы ско­пи­лись в этом году важ­ные исто­ри­че­ские даты: 1150-летие госу­дар­ствен­но­сти рос­сий­ской, 770-летие побе­ды кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го на Чуд­ском озе­ре, четы­ре­ста лет про­шло с тех пор, как про­ле­те­ли в Рос­сии гро­зы Смут­но­го вре­ме­ни, 200 лет Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 года… и не особ­ня­ком сто­ит ещё одна дата: 835-летие нашей древ­ней Колом­ны… 

В Коломне есть место, где осо­бен­но ясно ощу­ща­ет­ся без­дна вре­ме­ни, раз­де­ля­ю­щая сего­дняш­ний день с про­шлым. Когда про­хо­дишь под гроз­ны­ми арка­ми Пят­ниц­ких ворот, неволь­но чув­ству­ешь упру­гое дыха­ние вет­ра. Это само вре­мя дви­жет­ся непре­рыв­ной неви­ди­мой рекой. Гул­кое эхо сто­ле­тий отда­ёт­ся под сво­да­ми ста­рой баш­ни. Спас­ские, они же Пят­ниц­кие, воро­та — глав­ный въезд в Кремль. 

Коло­мен­ский каменно-кирпичный кремль нача­ли стро­ить от Спас­ских ворот. И поста­ви­ли про­езд­ную Пят­ниц­кую баш­ню точ­но на том месте, где всту­пал в 1380 году в коло­мен­скую цита­дель вели­кий князь Мос­ков­ский Дмит­рий Ива­но­вич, соби­рая рать на бит­ву, кото­рая про­сла­ви­ла его в име­ни Дон­ской. 

Спу­стя два года после Кули­ков­ской бит­вы в Коло­мен­ском крем­ле закон­чи­ли воз­во­дить Успен­ский собор. Он почи­та­ет­ся памят­ни­ком сбо­ра рус­ских ратей, слав­но­го похо­да и побе­до­нос­но­го сра­же­ния. 

Строй­ный трёх­гла­вый храм построй­ки ХIV века не сохра­нил­ся. Спу­стя три сто­ле­тия, в 1682 году, его заме­ни­ли новым, пяти­гла­вым. Храм похож на древ­не­рус­ское вой­ско в свер­ка­ю­щей броне и шле­мах… 

Колом­на тра­ди­ци­он­но име­ла высо­кий духов­ный ста­тус. И ныне она явля­ет­ся епар­хи­аль­ным горо­дом, одним из православно-просветительских цен­тров Под­мос­ко­вья. По про­грам­ме губер­на­то­ра Мос­ков­ской обла­сти Б.В. Гро­мо­ва вос­ста­нов­ле­на быв­шая рези­ден­ция коло­мен­ских архи­ере­ев — пала­ты ХVII века на тер­ри­то­рии нынеш­не­го Ново-Голутвина мона­сты­ря. В 1996 году в Старо-Голутвине мона­сты­ре была откры­та Духов­ная семи­на­рия. 

При­мер­но две тыся­чи лет назад Колом­на была малень­ким финно-угорским посе­ле­ни­ем. Колом­на, Ока, Москва… До сих пор учё­ные спо­рят об их зна­че­нии, но вряд ли они най­дут окон­ча­тель­ную раз­гад­ку. Тыся­чу лет назад сюда при­шли сла­вяне, сме­ша­лись с мест­ны­ми финно-уграми, и лишь древ­ние назва­ния ныне гово­рят о досла­вян­ском про­шлом края. 

Ветер сто­ле­тий доно­сит до нас ржа­ние мон­голь­ских коней, лязг страш­ной бит­вы 1 янва­ря 1238 года. То союз­ное рус­ское вой­ско пало здесь в бою с пол­чи­ща­ми Батыя. Чудит­ся и шум бес­чис­лен­но­го вой­ска Ива­на III, кото­рый соби­ра­ет силы, что­бы сверг­нуть золо­то­ор­дын­ское иго.

Колом­на ХIV–XVI веков — это центр огром­но­го уез­да, что рас­ки­нул­ся на сто вёрст меж­ду бере­га­ми Оки и Моск­вы. Это — люби­мый город Дмит­рия Дон­ско­го. Жем­чу­жи­на древ­ней рус­ской куль­ту­ры, центр кни­го­пи­са­ния, бело­ка­мен­но­го зод­че­ства, живо­пи­си. 

Это кня­же­ская рези­ден­ция, кото­рой, пусть и на крат­кое вре­мя, в XV веке суж­де­но было стать сто­ли­цей Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Име­на мно­гих вели­ких кня­зей и царей свя­за­ны с Колом­ной. Бла­го­вер­ный Дани­ил, млад­ший сын свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го, — пер­вый мос­ков­ский князь, желез­ный воин, кото­рый начал соби­рать зем­ли вокруг Моск­вы. Жесто­кий и цеп­кий Юрий Дани­ло­вич, ради воз­вы­ше­ния Моск­вы он не гну­шал­ся зло­дей­ством. Муд­рый Иван Кали­та, при кото­ром Колом­на уди­ви­тель­но рас­ши­ри­лась и раз­бо­га­те­ла. Стро­и­тель Симе­он Гор­дый. Дмит­рий Дон­ской, одно это имя застав­ля­ет силь­нее бить­ся рус­ское серд­це. Васи­лий Дмит­ри­е­вич, кото­рый гото­вил­ся в Коломне к отра­же­нию Тамер­ла­на. Васи­лий Тём­ный, кото­ро­му Колом­на ста­ла тюрь­мой, а потом, неожи­дан­но, столь­ным горо­дом, опо­рой для воз­вра­ще­ния на роди­тель­ский пре­стол. Иван III, при нём в Коломне впер­вые зазву­ча­ла ита­льян­ская речь, и город напол­нил­ся книж­ны­ми сокро­ви­ща­ми, память о коих до сих пор будо­ра­жит умы исто­ри­ков. Его наслед­ник Васи­лий Ш про­дол­жил дело отца, выстро­ив изу­ми­тель­ной кра­со­ты кремль — цар­ствен­ный памят­ник евро­пей­ско­го Воз­рож­де­ния. 

Их гроз­ные лики слов­но выко­ва­ны из желе­за, их тени колеб­лют­ся в дыму вре­мён, их при­зрач­ные одеж­ды отли­ва­ют золо­том, а дела отзы­ва­ют­ся в ска­за­ни­ях и лето­пи­сях. И мно­же­ство реаль­ных сви­де­тельств их жиз­ни, запе­чат­лён­ных в камне, крас­ках, в пер­га­мен­те книг, поз­во­ли­ли Нико­лаю Иванчину-Писареву, исто­ри­ку и роман­ти­ку ХIХ века, назвать Колом­ну «соцар­ствен­ным гра­дом» Москве. 

Оте­че­ствен­ная вой­на 1812 года вско­лых­ну­ла Коло­мен­ский край. До нас дошло мно­го сви­де­тельств той эпо­хи. Чуть вый­дешь из крем­ля, гля­нешь напра­во — и вот она, усадь­ба Лажеч­ни­ко­вых, дом и фли­гель, где про­шли дет­ство и отро­че­ство буду­ще­го «отца рус­ско­го рома­на». Напро­тив, через Аст­ра­хан­скую доро­гу, тор­го­вые ряды клас­си­че­ской построй­ки и коло­коль­ня хра­ма Иоан­на Бого­сло­ва — «неофи­ци­аль­ный» памят­ник Оте­че­ствен­ной вой­ны. Звон­ни­цу нача­ли воз­во­дить в 1820-х годах, закон­чи­ли спу­стя два деся­ти­ле­тия. На шесть­де­сят с лиш­ним мет­ров устрем­ля­ют­ся вверх её строй­ные яру­сы. И свер­ка­ю­щий золо­той шлем вон­за­ет­ся в синее небо, слов­но штык куту­зов­ско­го гре­на­де­ра. 

Если же перей­ти быв­шую Жит­ную пло­щадь, на кото­рой сей­час рас­по­ло­же­ны два скве­ра, то на дру­гом кон­це Коло­мен­ско­го поса­да мы уви­дим уже офи­ци­аль­ный памят­ник 1812 года. Он постро­ен в бла­го­дар­ность за избав­ле­ние наро­да от вра­же­ско­го наше­ствия. Это Покров­ская цер­ковь, воз­ве­дён­ная в 1813 году на месте преж­не­го хра­ма XVII века. 

Коло­мен­ский посад — осо­бен­ное место в исто­рии Колом­ны. Если кремль в ста­ри­ну был сре­до­то­чи­ем адми­ни­стра­тив­ной и воен­ной жиз­ни, то здесь, на поса­де, кипе­ла жизнь тор­го­вая и ремес­лен­ная. Серд­це поса­да, его архи­тек­тур­ный центр — на скре­ще­нии улиц Посад­ской и Арбат­ской, у хра­ма Николы-на-Посаде. Имен­но здесь, на Коло­мен­ском Арба­те, заро­дил­ся необыч­ный фено­мен — худо­же­ствен­ное и кра­е­вед­че­ское дви­же­ние, воз­ник­шее не по при­ка­зу «свер­ху», а бла­го­да­ря увле­чён­но­сти самих жите­лей. Их про­све­ти­тель­ская рабо­та опи­ра­ет­ся на куль­тур­ный фун­да­мент поса­да. В ХХ веке в доме на углу жил Борис Пиль­няк. Посмот­реть на этот дом при­ез­жа­ла Анна Ахма­то­ва. А в Николо-Посадском хра­ме вен­чал­ся писа­тель Иван Соколов-Микитов. 

Но не толь­ко лите­ра­ту­рой сла­вен Коло­мен­ский посад. Любой коло­ме­нец, инте­ре­су­ю­щий­ся род­ной исто­ри­ей, лег­ко назо­вёт доро­гие для горо­да име­на. Меща­ни­но­вы, Сура­но­вы, Хлеб­ни­ко­вы, Кис­ло­вы, Шара­по­вы, Шев­ля­ги­ны, Щуки­ны, Роти­ны, Тупи­цы­ны… Это их тру­да­ми сози­да­лись гим­на­зии, шко­лы, учи­ли­ща, биб­лио­те­ки. 

Исто­рия сохра­ни­ла назва­ния сло­бод: Гон­чар­ная, Куз­нец­кая, Ямская. Посад сла­вил­ся сво­и­ми тка­ня­ми. Ещё в ХVII веке тут пле­ли кана­ты, кото­ры­ми, кста­ти, был осна­щён пер­вый рус­ский бое­вой корабль «Орёл», выстро­ен­ный неда­ле­ко от Колом­ны, в селе Деди­но­ве. Ныне суще­ству­ю­щая канат­ная фаб­ри­ка, одно из ста­рей­ших пред­при­я­тий Под­мос­ко­вья, про­дол­жа­ет коло­мен­скую ремес­лен­ную тра­ди­цию. 

Позд­нее ману­фак­ту­ры ХVIII века сме­ни­лись огром­ны­ми заво­да­ми. Сре­ди них пер­вое место занял зна­ме­ни­тый Коло­мен­ский маши­но­стро­и­тель­ный завод. Вокруг ста­рин­но­го села Боб­ро­ва вырос целый про­мыш­лен­ный город. С 1863 года тру­да­ми обру­сев­ших нем­цев, талант­ли­вых инже­не­ров Стру­ве, Колом­за­вод непре­рыв­но рос и раз­ви­вал­ся, так что к кон­цу ХIХ сто­ле­тия пре­вра­тил­ся в могу­ще­ствен­ную про­из­вод­ствен­ную импе­рию. 

Зады­ми­ли высо­кие тру­бы, а из ворот цехов пошли паро­во­зы, ваго­ны, паро­хо­ды, желез­ные кон­струк­ции мостов, в том чис­ле извест­ных Литей­но­го и Двор­цо­во­го в Петер­бур­ге, теп­ло­хо­ды, трам­ваи, дизе­ли. Вен­цом куль­тур­но­го стро­и­тель­ства заво­до­вла­дель­цев Стру­ве стал Боб­ров­ский театр — пре­крас­ный обра­зец дере­вян­но­го модер­на, выстро­ен­ный в 1899 году. Здесь кипе­ла жизнь. В зим­ние сезо­ны по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням шли дра­ма­ти­че­ские спек­так­ли, а Вели­ким постом устра­и­ва­лись бес­плат­ные народ­ные чте­ния с «туман­ны­ми кар­ти­на­ми» (диа­по­зи­ти­ва­ми или слай­да­ми, как ска­за­ли бы сей­час). Эта сце­на пом­нит мно­гих актё­ров Импе­ра­тор­ских теат­ров. 

Летом ожи­вал Боб­ров­ский сад. При теат­ре про­хо­ди­ли народ­ные гуля­ния, рабо­та­ла откры­тая эст­ра­да, высту­па­ли гим­на­сты, кло­у­ны, фокус­ни­ки, а по окон­ча­нии кон­цер­та устра­и­ва­лись тан­цы. 

В свое­об­раз­ном сопер­ни­че­стве, кото­рое воз­ник­ло при стро­и­тель­стве желез­ной доро­ги и заво­да, тор­гов­ля Колом­ны усту­пи­ла при­стан­ци­он­но­му Голутви­ну и Боб­ро­ву. Отцы горо­да рев­но­ва­ли к «чугун­ке», кото­рая под­ры­ва­ла тра­ди­ци­он­ные тор­го­вые свя­зи, а вла­дель­цы заво­да, чув­ствуя эту непри­язнь, не пре­не­бре­га­ли слу­ча­ем выстро­ить, в пику тра­ди­ци­он­но­му коло­мен­ско­му кон­сер­ва­тиз­му, центр новой куль­ту­ры эпо­хи модер­на. 

Здесь сфор­ми­ро­вал­ся один из цен­тров лево­го рабо­че­го дви­же­ния, кото­рое при­ве­ло к рево­лю­ции 1905 года, а затем к пере­во­ро­ту 1917 года. В нача­ле ХХ века про­изо­шёл пере­лом эпох, и, как это часто быва­ет, имен­но на пере­ло­ме необы­чай­но ярко вспых­ну­ло куль­тур­ное дви­же­ние. Нико­гда ещё рос­сий­ское кра­е­ве­де­ние не пере­жи­ва­ло тако­го рас­цве­та, как в 1918–1929 годах. В Коломне рабо­та­ли кра­е­ве­ды, откры­ва­лись музеи. В горо­де побы­ва­ла Оль­га Булич, учё­ный с ярким писа­тель­ским даром. Она оста­ви­ла клас­си­че­ский труд, посвя­щён­ный Коломне. В этой кни­ге, напи­сан­ной по мате­ри­а­лам, собран­ным в нача­ле 1920-х годов, соеди­ня­ют­ся науч­ность и зани­ма­тель­ная лёг­кость изло­же­ния. Труд Булич по сию пору не утра­тил зна­че­ния. Кни­га назы­ва­ет­ся «Колом­на: пути исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия горо­да (общий очерк)». 

Позд­нее, уже в нача­ле 1930-х годов сло­жил­ся Коло­мен­ский кра­е­вед­че­ский музей, кото­рый сыг­рал огром­ную роль в сохра­не­нии исто­ри­че­ско­го насле­дия. Если бы не музей — мно­гие бес­цен­ные памят­ни­ки были бы навсе­гда утра­че­ны для потом­ков! 

В 1917 году в горо­де появи­лась своя газе­та — «Изве­стия Коло­мен­ско­го Сове­та» (ныне «Коло­мен­ская прав­да»), что спо­соб­ство­ва­ло ожив­ле­нию лите­ра­тур­но­го дви­же­ния. Харак­тер­но, что с этой газе­той сотруд­ни­чал Борис Пиль­няк. Накоп­лен­ные тогда впе­чат­ле­ния послу­жи­ли мате­ри­а­лом для «Голо­го года». Этот роман о жиз­ни новей­шей Рос­сии про­из­вёл эффект взры­ва. Потря­сён­ная обще­ствен­ность, вос­пи­тан­ная на глад­кой лите­ра­тур­ной речи ХIХ века, вдруг уви­де­ла нечто совер­шен­но новое. Бур­ля­щий поток худо­же­ствен­но­го мате­ри­а­ла, сво­бод­ный мон­таж фраг­мен­тов повест­во­ва­ния, неви­дан­ное напря­же­ние эмо­ци­о­наль­ной энер­гии — всё это оше­лом­ля­ло.

Успех, выпав­ший на долю Б. Пиль­ня­ка, про­буж­дал здо­ро­вое често­лю­бие в сре­де коло­мен­ских литераторов-любителей. В это вре­мя изда­ёт­ся лите­ра­тур­ное при­ло­же­ние к город­ской газе­те — «Нако­валь­ня». 

В сере­дине 1930-х годов, в эпо­ху рас­цве­та «совет­ско­го офи­ци­о­за», худо­же­ствен­ная эво­лю­ция Колом­ны совер­ши­ла оче­ред­ной при­чуд­ли­вый виток: рядом с горо­дом воз­ник центр клас­си­че­ской рус­ской куль­ту­ры. 

Явил­ся он не на пустом месте. Ещё в кон­це ХIХ века в одном из фли­ге­лей ста­рин­ной кня­же­ской усадь­бы в Чер­ки­зо­ве устро­ил свою дачу зна­ме­ни­тый медик, слав­ный пред­ста­ви­тель коло­мен­ско­го зем­ства про­фес­сор Васи­лий Шер­вин­ский. Его сын Сер­гей стал пре­крас­ным пере­вод­чи­ком, клас­си­ком рос­сий­ской пере­вод­че­ской шко­лы. В чис­ле его бли­жай­ших дру­зей и зна­ко­мых были извест­ные пред­ста­ви­те­ли тогдаш­ней лите­ра­ту­ры, цвет наше­го Сереб­ря­но­го века. 

Сре­ди сон­ма поэтов, искус­ство­ве­дов, пере­вод­чи­ков, кото­рым полю­би­лось Чер­ки­зо­во, слов­но солн­це сия­ет имя Ахма­то­вой. Анна Андре­ев­на три­жды гости­ла у Шер­вин­ских. И сви­де­тель­ством тому стал её пре­крас­ный коло­мен­ский цикл сти­хов. 

В нача­ле Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны побли­зо­сти от Шер­вин­ских, в Стар­ках, две неде­ли про­ве­ла Мари­на Цве­та­е­ва. Это было про­ща­ние с люби­мой зем­лёй Под­мос­ко­вья перед отправ­кой в эва­ку­а­цию… 

В 1941 году исто­рия стран­ным обра­зом повто­ри­лась. Как и в 1812 году, вра­же­ское наше­ствие мино­ва­ло город. Но кос­вен­но сра­же­ния Вели­кой Оте­че­ствен­ной уда­ри­ли по Коломне. Почти 12 тысяч коло­мен­цев погиб­ли на фрон­те. В память о них в город­ском мемо­ри­аль­ном пар­ке горит Веч­ный огонь. 

После вой­ны, несмот­ря на пере­не­сён­ные невзго­ды, Колом­на вос­ста­но­ви­ла и при­умно­жи­ла преж­нюю мощь. Вер­ну­лись из эва­ку­а­ции заво­ды, вырос­ли новые. Город запол­ни­ли выпуск­ни­ки луч­ших тех­ни­че­ских вузов Моск­вы, Ленин­гра­да, Харь­ко­ва, Брян­ска, Ижев­ска… 

До сто­ли­цы пусти­ли элек­трич­ку вме­сто дымя­ще­го паро­во­за. В квар­ти­ры при­шёл сара­тов­ский газ. По ули­цам побе­жа­ли трам­вай­ные ваго­ны. Первую трам­вай­ную линию про­кла­ды­ва­ли всем миром. Так­же всем миром раз­би­ва­ли пар­ки, скве­ры. Стро­и­ли шко­лы, дет­ские сады, двор­цы куль­ту­ры, жильё. 

Немно­го набе­рёт­ся на Руси горо­дов с такой древ­ней исто­ри­ей. Совсем недав­но архео­ло­ги нашли на тер­ри­то­рии горо­да остат­ки посе­ле­ния камен­но­го века. Это одна из древ­ней­ших палео­ли­ти­че­ских сто­я­нок на тер­ри­то­рии Рос­сии. 

Пять лет назад на коло­мен­ской зем­ле откры­ли два памят­ни­ка: кня­зю Дмит­рию Дон­ско­му и братьям-просветителям Кирил­лу и Мефо­дию. Без дра­го­цен­ных сло­вес­ных семян, кото­рые были бро­ше­ны на сла­вян­скую поч­ву, не под­ня­лась бы вели­кая рус­ская куль­ту­ра, не воз­вы­си­лась бы рус­ская душа.


Вик­тор Семё­но­вич Мель­ни­ков — про­за­ик, изда­тель. И хотя он родил­ся в Казах­стане, но «милым пре­де­лом» для него ста­ла под­мос­ков­ная Колом­на. В этом горо­де он не толь­ко напи­сал свои луч­шие про­из­ве­де­ния — Мель­ни­ков осно­вал «Коло­мен­ский аль­ма­нах», насто­я­щий твор­че­ский Дом для писа­те­лей, поэтов, худож­ни­ков, пуб­ли­ци­стов Колом­ны.

День рож­де­ния, сов­пав­ший с Днём сла­вян­ской пись­мен­но­сти и куль­ту­ры, и опре­де­лил его судь­бу — стать лите­ра­то­ром. Он мно­го ездил по стране. Жил и тру­дил­ся в Сиби­ри, Баш­ки­рии, Таджи­ки­стане, Узбе­ки­стане, Лат­вии… Рабо­тал плот­ни­ком, сле­са­рем КИП, шах­тё­ром, гео­ло­гом, осмотр­щи­ком ваго­нов, кор­ре­спон­ден­том… В общем, жизнь его сло­жи­лась так, что воз­мож­но­стей для позна­ния реаль­ной, суро­вой, невы­ду­ман­ной дей­стви­тель­но­сти у него было предо­ста­точ­но.

Писа­те­ля Вик­то­ра Мель­ни­ко­ва зна­ют как креп­ко­го рас­сказ­чи­ка, зани­ма­тель­но­го повест­во­ва­те­ля, авто­ра книг «А на дво­ре была вес­на», «Зелё­ный крест», «Музею тре­бу­ет­ся экс­кур­со­вод» и дру­гих.

Сей­час про­из­ве­де­ния В.С. Мель­ни­ко­ва печа­та­ют­ся во мно­гих рос­сий­ских жур­на­лах. Он — автор две­на­дца­ти книг про­зы и поэ­зии. Член Сою­за писа­те­лей Рос­сии. Глав­ный редак­тор литературно-художественного изда­ния «Коло­мен­ский аль­ма­нах». Живёт в Коломне.

Награж­дён мно­ги­ми памят­ны­ми лите­ра­тур­ны­ми меда­ля­ми. В том чис­ле меда­ля­ми име­ни И.А.Ильина, И.И. Лажеч­ни­ко­ва, А.С. Пуш­ки­на.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.