Птичьи новосёлы Оренбуржья. Горихвостка чернушка.

 ЮРИЙ ПОЛУЭКТОВ 

Бывает так: нечаянно, ненароком, между делом, а то и вовсе во сне совершаются научные открытия. Открытие – это неожиданность, это потрясение для открывателя, неважно, что открылось: Америка, пенициллин, периодическая система элементов или новый вид лягушек с прозрачной кожей, сквозь которую видны внутренние органы. Наша жизнь изобилует открытиями. Ежедневно, с первого своего дня мы для себя открываем что-то новое, ранее неизвестное. Но это на повседневном, бытовом уровне. А если открытие подвернётся научное? Здесь имеет право проявиться качественно новое, подкожное трепетание!

ВОТ И СО МНОЙ приключилась история, в которой вершилось открытие. Для любознательных рассказываю подробно. Зная мою страсть к фотографии природных красот и, в частности, пернатых наших побратимов, частенько мне сообщают о случайно примеченных необычных и неопознанных птичках. И сноха моя, Люда, выгуливая ранним-преранним утром любимого лабрадора Семёна, обнаружила непонятное летающее существо, о чём мне и поведала. Я не поленился подняться в эту же пору и, действительно, обнаружил около строящегося по соседству дома необыкновенную пепельно-серую птицу с ярко-рыжим хвостом. Похожа на горихвосток, но у наших обыкновенных горихвосток грудка светлая, а у самца так и вовсе ярко-рыжая.

Самка горихвостки чернушки. Оренбургский новосёл.

Летала птичка с набитым насекомыми и личинками клювом, значит, около гнезда. Присаживалась на столбики обозначенного, но недостроенного забора, недоверчиво на меня поглядывала и норовила увести подальше от строящегося объекта. Стройка явно была заморожена, здание стояло сиротливо притихшее, с зияющими проёмами окон и дверей. Я вошёл в комнаты и, осторожно выглядывая из окон, стал изучать окружающую действительность. 

Птичку я не опознал и даже предположить не мог, где могли заселиться новые знакомые. Кустов, куч мусора, штабелей строительных материалов во дворе не было. Только стояла стена прошлогоднего сухого бурьяна, что свидетельствовало о затяжном характере финансового кризиса у хозяина недостроя, но никак не помогало в моих орнитологических устремлениях.

Самец – старательный кормилец молодняка.

Но мне всё-таки повезло. Выглядывая из последнего наблюдательного проёма, пробитого в стене гаража, я увидел рыжехвостую птичку, влетевшую в окно практически законченного, но не заселённого соседнего особняка. Это было единственное в доме не закрытое стеклопакетом окно над дверью. Видимо, ошибочка вышла: остекление забыли заказать, или в спешке поменяли конструкцию здания. Окно было заложено тюками с утеплителем, а над тюками осталась небольшая щель, в которую и залетела кормящая птенцов пичуга.

Притаившись за подоконником, я вдоволь нафотографировал птиц. На ниве продовольственного снабжения неустанно кружились самец и самка. Самка была побледнее самца и не так осторожна. Услышав щелчки затвора, она замирала, осматривалась, пытаясь понять, что за звуковое новшество завелось неподалёку от гнезда. Конечно, видела объектив аппарата в углу оконца, мою бейсболку над ним, но каждый раз решала, что опасность преувеличивать не стоит. Птицы влетали в щель, но вылетать перестали. Оказалось, что у них был запасной выход от гнезда через гараж.

Птенец. Первый коренной оренбуржец.

Вечером в поисковике набрал просто: «серая птица с рыжим хвостом». И всезнающий Интернет тут же выкинул фото моей пичуги. Оказалось, что это всё-таки горихвостка, но не обыкновенная, а чернушка. Мелкая певчая птица из семейства мухоловковых, распространённая в горных районах Евразии, но уже четвёртое столетие расселяется по равнинным районам, гнездится, в том числе, и на стройках, принимая возводимые каменные и кирпичные стены за родные горные отроги.

 Всё описанное происходило в строящемся посёлке Заречье. Так случилось, что в один и тот же день, сфотографировав молодых чернушек, я оказался в противоположном оренбургском пригороде – Нежинке. Каково же было моё удивление, когда, проехав полсотни километров, я убедился, что птица номер один, попавшаяся здесь на глаза, – птенец горихвостки чернушки! 

Если посмотреть на карте ареал гнездования этой тёмненькой пичуги, то видно, что он и близко не подходит к границам Оренбургской области. Я, естественно, не поверил Интернету (птицы-то были в наличности!) и отправил фото в местное отделение Союза охраны птиц России. Оказывается, мои фото – «вполне возможно (так осторожно сформулировали специалисты) первая корректно подтверждённая гнездовая находка на территории области»! До этого отмечались пролётные особи и были разговоры о гнездовье в районе строящегося аквапарка. Что ж, получается, что чернушки действительные, узаконенные теперь новосёлы Оренбуржья!  

Мне было приятно мысленно поздравить птичье сообщество, а заодно и всех неравнодушных к родной природе оренбуржцев с увеличением списка птичьего дивизиона области на одну боеспособную единицу. А то, что это воины достойные, я убедился: каких только вредителей садов они ни носили своим птенчикам во время нашей фотосессии!

Самка. Мягкая подстилка в новое гнездо.

От беспозвоночного в клюве заботливых «родителей» до живого, непосредственного по молодости птенчика расстояние всего-то в две недели. Именно за это время вылупившийся из яйца птенец успевает вырасти и опериться. На моём месте было бы непростительно не воспользоваться шансом сфотографировать «вполне возможно» (помните эту сакраментальную научную формулировку) первое поколение коренных оренбуржцев – горихвосток чернушек. И мне это удалось. Птенцы вели себя раскованно, подпускали человека близко, а порой неожиданно и для фотографа, и для себя вылетали прямо под объёктив камеры. В азарте научных изысканий я решил, что за такое поведение пичуги вполне заслужили медаль «Первовылупленному в Оренбурге чернушке». И ещё один занимательный факт: за птенцами присматривал папаша, порой шугая молодняк, готовый сесть чуть ли не на объектив моего «Никона», а самка тем временем строила новое гнездо –  старательно носила в клюве веточки и ветошь в ту же щель того же недостроя. Через месяц появятся ещё несколько новосёлов нашего края – второй выводок горихвосток.

Всё описанное происходило в строящемся посёлке Заречье. Так случилось, что в один и тот же день, сфотографировав молодых чернушек, я оказался в противоположном оренбургском пригороде – Нежинке. Каково же было моё удивление, когда, проехав полсотни километров, я убедился, что птица номер один, попавшаяся здесь на глаза, – птенец горихвостки чернушки!

 Первое, что я подумал: – Это что же за открытие такое, если на поверку чернушек в Оренбурге хоть завались? Фотографируйте все, кому не лень! И медаль теперь непонятно какому первовылупленному выписывать.

А потом решил, что бог с ним, с первооткрыванием, главное, что чернушки, видимо,  всерьёз обустраиваются в нашем родном городе и его окрестностях. А насколько это важно для науки – орнитологи разберутся.


Юрий Леонидович Полуэктов родился в Дрогобыче (Украина) в семье военного. Через три года семья переехала в Оренбург, где Юрий  позднее учился в школе №55. Окончил Ленинградский электротехнический институт. Работал в КБ «Орион», занимался испытаниями крылатых ракет. Увлекается садоводством и фотографированием живой природы. Живёт в Оренбурге, является членом областного литобъединения имени С.Т. Аксакова при Оренбургском Доме литераторов. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.