Замковый камень

 Александр Атвиновский 

ЗИМА была снеж­ная, вдоль дорог к весне набра­лись огром­ные сугро­бы в чело­ве­че­ский рост, кото­рые рай­он­ное началь­ство, не имея ни сил, ни средств, а часто и жела­ния реши­ло не уби­рать, дове­рив эту рабо­ту при­ро­де, дескать, сама натво­ри­ла, сама пусть за собой и уби­ра­ет. В нача­ле апре­ля сто­я­ло теп­ло и днём и ночью, но снег таял мед­лен­но, почер­нев­ший лежал на обо­чи­нах в рай­цен­тре, да и на полях тоже пози­ций не сда­вал. Все пере­жи­ва­ли, нача­ло стро­и­тель­но­го сезо­на откла­ды­ва­лось, а вот-вот при­ле­тят с юга, как гра­чи каж­дую вес­ну, истос­ко­вав­ши­е­ся за зиму по рабо­те гастар­бай­те­ры… Часть из них, не пер­вый год при­ез­жа­ю­щих на зара­бот­ки, уже успе­ла обза­ве­стись мест­ны­ми «жёна­ми» и «гра­ча­та» жда­ли отцов. А тут беда — снег кру­гом, и чем им зани­мать­ся не понят­но. Шёл вто­рой год «пере­строй­ки», «уско­ре­ния» и «ново­го мЫш­ле­ния», пла­ны по стро­и­тель­ству жилья были уве­ли­че­ны почти в два раза, каж­дый к 2000 году дол­жен был полу­чить отдель­ную квар­ти­ру или дом. Такая про­грам­ма руко­вод­ства стра­ны вооду­шев­ля­ла не толь­ко граж­дан, но и архи­тек­то­ров и стро­и­те­лей. И я с нетер­пе­ни­ем ждал, когда смо­гу при­ме­нить полу­чен­ные в инсти­ту­те зна­ния на прак­ти­ке, а пока два меся­ца томил­ся без­де­льем в долж­но­сти рай­он­но­го архи­тек­то­ра (рас­пре­де­лил­ся после инсти­ту­та), целы­ми дня­ми общал­ся с пар­тий­ны­ми и совет­ски­ми работ­ни­ка­ми – вме­сте игра­ли в шах­ма­ты, раз­га­ды­ва­ли кросс­вор­ды, отме­ча­ли дни рож­де­ния.

Пер­вы­ми из «гра­чей» при­е­ха­ли армяне. Вме­сте со сво­им скар­бом они раз­ме­сти­лись в про­стор­ном вести­бю­ле рай­ис­пол­ко­ма в ожи­да­нии рабо­ты, что изряд­но оза­да­чи­ло и напряг­ло и пре­да и зам­пре­да, кото­рые вызвав меня, рай­он­но­го архи­тек­то­ра, поста­ви­ли зада­чу сде­лать про­ект.  Нуж­но пре­вра­тить кир­пич­ную сте­ноч­ку меж­ду поч­той и жилым домом в такой шикар­ный забор, что­бы у любо­го про­хо­дя­ще­го по буль­ва­ру к рай­ис­пол­ко­му, «глаз при­ли­пал, и душа радо­ва­лась»; чем быст­рее я это сде­лаю, тем быст­рее «люди при­сту­пят к рабо­те, и мы не будем о них спо­ты­кать­ся!»

 Вско­ре все любо­ва­лись почти гото­вой аркой, дело было за малым — вста­вить кли­но­вид­ный зам­ко­вый камень из гра­ни­та. Общим реше­ни­ем уста­но­вить его в вер­ши­ну сво­да дове­ри­ли мне. 

Я в состо­я­нии эйфо­рии под­ни­мал­ся к себе на пятый этаж, пере­пры­ги­вая через сту­пень­ки, нако­нец, наконец-то зай­мусь люби­мым делом, пока­жу им, что такое архи­тек­ту­ра! Ещё пара шагов и я в каби­не­те, закре­пил ват­ман, взял каран­даш, линей­ку, по телу при­ят­но бега­ли мураш­ки, руки слег­ка подра­ги­ва­ли от про­фес­си­о­наль­но­го вол­не­ния, про­вёл несколь­ко линий, потом ещё с деся­ток, взял цир­куль, полу­окруж­ность пре­вра­ти­лась в арку, вдох­но­ве­ние пере­пол­ня­ло меня. Потом пошёл в туа­лет (нет, вы не о том поду­ма­ли), набрал воду в бан­ку и аква­ре­лью рас­кра­сил чер­тёж, ото­шёл чуть в сто­ро­ну, с удо­вле­тво­ре­ни­ем раз­гля­ды­вая плод сво­е­го вдох­но­вен­но­го тру­да. Сам собой повос­тор­гал­ся немно­го, а через пару минут мой рису­нок при­вёл в вос­торг зам­предрай­ис­пол­ко­ма, ещё через пару минут рису­нок снис­кал вос­хи­ще­ние само­го пред­се­да­те­ля. Втро­ём мы вышли в вести­бюль пора­до­вать армян, ну они, надо ска­зать, не обра­до­ва­лись, опе­ча­ли­лись, чем вызва­ли моё удив­ле­ние и недо­уме­ние.

- Вам всё понят­но в чер­те­же, може­те такое постро­ить? – спро­сил Иван Нико­ла­е­вич (зам­пред).

- Конэч­но! Толь­ко арка делать ми нэ можим! – уда­ло отра­пор­то­вал бри­га­дир, гор­до дер­жа свою куд­ря­вую, напо­ло­ви­ну седую голо­ву.

- Наш рай­он­ный архи­тек­тор — Алек­сандр Нико­ла­е­вич недав­но инсти­тут окон­чил, тол­ко­вый очень, всех удив­ля­ет, мы рады, что он у нас рабо­та­ет! – начал речь Сер­гей Михай­ло­вич (пред­се­да­тель), дру­же­ски похло­пав меня по пле­чу, от его слов у меня даже запек­ло в живо­те, как от пер­вой рюм­ки вод­ки, при­ят­ное теп­ло раз­ли­лось по все­му телу. Вот уме­ют же совет­ские работ­ни­ки сло­вом душу согреть (изви­ни­те, отвлёк­ся, все лесть любят).

А Сер­гей Михай­ло­вич меж тем про­дол­жил, пока­зы­вая на меня: — Он вам всё рас­ска­жет и научит, слу­шай­тесь его как меня! Вопро­сы есть?..

За неиме­ни­ем вопро­сов на сле­ду­ю­щий день, утром при­вез­ли кир­пич, песок, цемент и рабо­та заки­пе­ла. Я раз­ме­тил стол­би­ки по всей длине забо­ра, само­лич­но раз­ло­жив «на сухую» несколь­ко рядов крас­но­го кир­пи­ча, рас­стро­ив­ше­го меня сво­ей дефор­ми­ро­ван­ной гео­мет­ри­ей, но бри­га­дир заве­рил, что даже из тако­го кри­во­го и гор­ба­то­го кир­пи­ча они «кон­фэт­ка» сде­ла­ют. Целы­ми дня­ми я про­па­дал на строй­ке, забыв про шах­ма­ты, кросс­вор­ды и даже про сек­ре­тар­шу Сер­гея Михай­ло­ви­ча Алё­ну, девуш­ку с вос­хи­ти­тель­но строй­ны­ми нога­ми, кото­рая сво­им ман­ким внеш­ним видом посто­ян­но дела­ла мне «нер­вы», ведь я был жена­тый чело­век, к тому же работ­ник рай­ис­пол­ко­ма, поэто­му мог лишь пла­то­ни­че­ски любо­вать­ся Алё­нуш­кой. Теперь не она сни­лась мне ноча­ми, сни­лась буду­щая арка, сни­лись кир­пи­чи, кото­рые я укла­ды­вал на рас­твор один за дру­гим, строя не забор, а какие-то сред­не­ве­ко­вые кре­пост­ные сте­ны с зуб­ца­ми и баш­ня­ми покра­ше и повы­ше мос­ков­ско­го Крем­ля. Армяне рабо­та­ли с рас­све­та и до зака­та, у них «день год кор­мит». Я тоже не мог уси­деть дома и при­хо­дил в одно вре­мя с ними, через час, пол­то­ра на рабо­ту шли мои кол­ле­ги, про­хо­дя мимо, здо­ро­ва­лись, неко­то­рые под­хо­ди­ли ко мне пооб­щать­ся, под­хо­ди­ла и Алё­на, види­мо ей нра­ви­лось сво­ей вос­хи­ти­тель­ной фигу­рой под­за­до­рить и вдох­но­вить рабо­чих на стро­и­тель­ный порыв. «Вах! Какой девюш­ка!» — воз­буж­дён­но вос­кли­ца­ли они после её ухо­да и сра­зу успо­ка­и­ва­лись, уско­ря­лись в рабо­те от гроз­но­го взгля­да Ави­ка (бри­га­ди­ра).

Вско­ре забор был готов, оста­лось сде­лать арку над вхо­дом во двор. Из сто­ляр­но­го цеха при­вез­ли кру­жа­ло – дере­вян­ную опа­луб­ку из новых досок, кото­рые пах­ли смо­лой и све­же­стью дре­вес­но­го сока, как чистое бельё после суш­ки на ули­це – озо­ном. Под моим неусып­ным чут­ким руко­вод­ством кру­жа­ло уста­но­ви­ли, в центр окруж­но­сти я вбил гвоз­дик и к нему при­вя­зал верев­ку, что­бы про­ве­рять каж­дый ряд клад­ки – вер­ти­каль­ная ось кир­пи­ча долж­на сов­ме­щать­ся с натя­ну­той чал­кой. Все эти пре­муд­ро­сти я объ­яс­нил бри­га­ди­ру, а он на сво­ём род­ном двум камен­щи­кам, сра­зу при­сту­пив­шим к изго­тов­ле­нию ароч­но­го сво­да, укла­ды­вая кир­пи­чи на рас­твор и дви­га­ясь по кру­жа­лу вверх навстре­чу друг дру­гу. Авик ходил счаст­ли­во само­до­воль­ный, пред­чув­ствуя окон­ча­ние рабо­ты, мне даже каза­лось, что он слег­ка при­тан­цо­вы­ва­ет лез­гин­ку, ещё немно­го и пустит­ся в беше­ный пляс с кри­ком «Асса!», а за ним зажгут и осталь­ные, спрыг­нув с забо­ра! Вско­ре все любо­ва­лись почти гото­вой аркой, дело было за малым — вста­вить кли­но­вид­ный зам­ко­вый камень из гра­ни­та, зара­нее при­ве­зён­ный из мастер­ской по изго­тов­ле­нию над­гроб­ных памят­ни­ков. Общим реше­ни­ем уста­но­вить его в вер­ши­ну сво­да дове­ри­ли мне, я, нале­пив и нама­зав, как мас­ло на хлеб, рас­твор на камень, под общее улю­лю­ка­нье и под­бад­ри­ва­ние поста­вил гра­нит­ную точ­ку в этой мно­го­днев­ной рабо­те, вымыл руки и пошёл звать пред­се­да­те­ля, очень хоте­лось, что­бы он, уви­дев моё пер­вое архи­тек­тур­ное тво­ре­ние, вос­хи­щён­но ска­зал — «Вах!».

…Уже с пол­ча­са Сер­гей Михай­ло­вич ходил вокруг арки, подо­зри­тель­но осмат­ри­вая её кон­струк­цию с тем вни­ма­ни­ем, кото­рое ско­рее напо­ми­на­ло подо­зре­ние в надёж­но­сти сво­да.

- Алек­сандр Нико­ла­е­вич, а когда сни­мем опа­луб­ку, не упа­дёт ли слу­чай­но эта чудо-арка кому-нибудь на голо­ву, ведь кир­пи­чи висят в воз­ду­хе без опо­ры? – поде­лил­ся он сво­и­ми сомне­ни­я­ми после вни­ма­тель­но­го осмот­ра.

- Что Вы, Сер­гей Михай­ло­вич, — попы­тал­ся я раз­ве­ять сомне­ния началь­ства, — Свод пра­виль­ный, надёж­ный, да и зам­ко­вый камень, на кото­рый при­хо­дит­ся вся нагруз­ка от рас­по­ра, из гра­ни­та выпол­нен, про­фи из мастер­ской по над­гро­би­ям, где его изго­то­ви­ли, хоро­шие, рабо­та­ют на «веч­ность», я гаран­ти­рую, что забор нас ещё пере­жи­вёт! – стал я его успо­ка­и­вать.

- Зна­ешь, вот имен­но то, что могиль­щи­ки здесь при­ни­ма­ли уча­стие, и насто­ра­жи­ва­ет меня, слиш­ком сим­во­лич­но… Ну если что, тебе отве­чать, слы­шал исто­рию, как наш извест­ный на весь посё­лок про­раб Его­рыч Дом куль­ту­ры стро­ил? – предрай­ис­пол­ко­ма с ехид­цой улыб­нул­ся.

- Кон­струк­ции какие-нибудь обру­ши­лись? – я хоть и не стро­ил ДК, но ощу­тил могиль­ный холод внут­ри.

- Намно­го хуже! Четы­ре года ста­лин­ских лаге­рей себе наме­рял! Стро­ил он надеж­но, до сих пор не одной тре­щи­ны, но план шага­ми раз­ме­чал, а при­ез­жа­ло област­ное началь­ство, хва­ли­ло его очень, ска­жу боль­ше – чар­ку ему нали­ли, от сча­стья тако­го, он сам рас­ска­зы­вал, шаг у него шире обыч­но­го стал, поче­му и зри­тель­ный зал он уве­ли­чил на четы­ре мет­ра! По году ему дали за каж­дый лиш­ний метр! А ты гово­ришь, зам­ко­вый камень! Гра­нит, веч­ность и про­чее… Поду­май, может всё-таки зара­нее арку укре­пим?

- Нет! Не будем архи­тек­ту­ру пор­тить! – реши­тель­но и твёр­до ска­зал я, пода­вив уси­ли­ем воли все свои сомне­ния.

- Ну-ну, смот­ри сам! Отве­ча­ешь! – он уми­ро­тво­рён­но похло­пал меня по пле­чу. – Есть у меня мас­штаб­ная тво­е­му талан­ту рабо­та — новый дом решил себе стро­ить, слы­шал, что госу­дар­ство каж­до­му к 2000 году обе­ща­ет квар­ти­ру или дом? Вот и решил, думая о людях, преж­де на себе все труд­но­сти испы­тать, что­бы для них потом лег­че стро­ить было! Нач­нём, когда потеп­ле­ет, а сей­час пой­дём объ­яс­ним Ави­ку, как отре­мон­ти­ро­вать крыль­цо рай­ис­пол­ко­ма к Пер­во­маю!

Полу­чив подроб­ный инструк­таж, армяне с энту­зи­аз­мом при­сту­пи­ли к новой рабо­те. Два дня спу­стя я и пред­се­да­тель при­ни­ма­ли у них рабо­ту.

- Молод­цы! Всё сде­ла­ли каче­ствен­но и акку­рат­но! А поче­му не заже­лез­ни­ли? – вдруг воз­му­тил­ся пред­се­да­тель.

Желез­не­ние, пояс­няю как архи­тек­тор, это нане­се­ние сухо­го цемен­та высо­кой мар­ки на мок­рую стяж­ку и загла­жи­ва­ние его в тело кон­струк­ции.

- А Ви нам жил­эзо дали?! – воз­буж­дён­но отве­тил контр­во­про­сом бри­га­дир.

- Ах, Авик, Авик! Даже Лени­ну за тебя стыд­но! Видишь, отвер­нул­ся! – Сер­гей Михай­ло­вич пока­зал на памят­ник, сто­я­щий спи­ной к рай­ис­пол­ко­му, толь­ко сей­час я обра­тил вни­ма­ние, как они похо­жи – вождь и пред­се­да­тель, оба лысень­кие, в длин­ных паль­то, толь­ко мас­штаб – во всех отно­ше­ни­ях! — раз­ный.

С забо­ра, арки, зам­ко­во­го кам­ня, тор­же­ствен­но уло­жен­но­го мои­ми рука­ми, и нача­лось моё архи­тек­тур­ное твор­че­ство. Жите­ли посёл­ка, каким-то чудес­ным обра­зом, про­знав­шие о сомне­ни­ях пред­се­да­те­ля рай­ис­пол­ко­ма насчёт надёж­но­сти арки, ста­ли обхо­дить её сто­ро­ной, более длин­ной доро­гой, лишь неко­то­рые «рис­ко­вые» с раз­бе­гу пре­одо­ле­ва­ли моё тво­ре­ние. Мно­гое изме­ни­лось с тех пор, а забор и арка сто­ят, толь­ко кто-то, види­мо насмерть влюб­лён­ный, наца­ра­пал на изго­тов­лен­ном в похо­рон­ной мастер­ской зам­ко­вом камне – «Маша, я тебя люб­лю!» Оно и пра­виль­но – всё дер­жит­ся на люб­ви, она, любовь, как ни кру­ти, и есть зам­ко­вый камень в сво­де МИРА зда­ния!

Дру­гие рас­ска­зы Алек­сандра Атви­нов­ско­го вы може­те про­чи­тать, ска­чав pdf-файл из раз­де­ла «Наши кни­ги».


Алек­сандр Нико­ла­е­вич Атви­нов­ский родил­ся в 1961 году в посёл­ке Токур Амур­ской обла­сти. Окон­чил Сверд­лов­ский архи­тек­тур­ный инсти­тут. Два года рабо­тал в отде­ле архи­тек­ту­ры Гра­чёв­ско­го рай­ис­пол­ко­ма, с 1988 года живёт и рабо­та­ет в Орен­бур­ге. Мно­го­крат­ный дипло­мант и лау­ре­ат все­со­юз­ных и все­рос­сий­ских смотров-­конкурсов на луч­шее архи­тек­тур­ное про­из­ве­де­ние. Пре­зи­дент­ский сти­пен­ди­ат в обла­сти архи­тек­ту­ры и гра­до­стро­и­тель­ства. Член Сою­за архи­тек­то­ров Рос­сии. Име­ет более 200 реа­ли­зо­ван­ных про­ек­тов в Рос­сии и стра­нах СНГ. Одна из послед­них работ – жилой ком­плекс «Крас­ная пло­щадь» в 2012 году на поволж­ском фести­ва­ле архи­тек­ту­ры была удо­сто­е­на дипло­ма III сте­пе­ни.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.