Журнальная Россия. Вопросы Диане КАН

Вопросы Диане КАН в рамках проекта «Журнальная Россия» задаёт известный нижегородский писатель и журналист Александр Ломтев

ВОПРОС: Диа­на, какую про­бле­му рус­ской лите­ра­ту­ры вооб­ще и «жур­наль­ной лите­ра­ту­ры» в част­но­сти Вы счи­та­е­те глав­ной?

Ответ: Ката­стро­фи­че­ская поте­ря осо­зна­ния необ­суж­да­е­мо­сти того, что во гла­ве угла в лите­ра­ту­ре сто­ит талант. Как его в наро­де назы­ва­ют, «Божий дар». Не свя­зи авто­ра, не его седи­ны, не моло­дость, не при­скорб­ное мате­ри­аль­ное поло­же­ние, не чинов­ное крес­ло под, пар­дон, зад­ни­цей авто­ра не могут заме­нить того, что дал Бог. Или не дал! Ни пре­крас­ный харак­тер авто­ра, когда как в анек­до­те «за при­мер­ное пове­де­ние и учти­вую иска­тель­ность к началь­ству писа­те­ля Тють­ки­на лит­функ­ци­о­не­ры назна­чи­ли гени­ем».

Я сама жур­на­лист по обра­зо­ва­нию. И мне боль­но, что сде­ла­ли с про­фес­си­ей послед­ние пару деся­ти­ле­тий. Этак ско­ро сло­во «жур­на­лист» у нас ста­нет руга­тель­ным, как ста­ло бран­ным сло­во «демо­крат».

Даже, пар­дон, так назы­ва­е­мый пат­ри­о­тизм по прин­ци­пу: «Поэт Опил­кин, конеч­но, ника­кой, но вот Рос­сию, Родину-то как любит!», не может ком­пен­си­ро­вать отсут­ствие талан­та. Логич­но задать вопрос: «Если поэт Опил­кин так любит Рос­сию, поче­му такие сла­бые сти­ша­та пишет?». Ведь прав Вален­тин Рас­пу­тин: «Пат­ри­о­тизм писа­те­ля заклю­чён в его вла­де­нии род­ным язы­ком». Не луч­ше ли любить лите­ра­ту­ру, как талант­ли­вый чита­тель, чем как без­дар­ный гра­фо­ман со свя­зя­ми? Прав­да в том, что сей­час глав­ный удар, по сути, направ­лен имен­но на талант­ли­вых писа­те­лей, и талант­ли­вое мень­шин­ство в усло­ви­ях заси­лья агрес­сив­но­го без­дар­но­го боль­шин­ства, про­сто заня­то тем, как бы выжить и не быть затрав­лен­ным. По сути, мы име­ем в лит­про­цес­се ситу­а­цию сата­низ­ма – ибо борь­ба с Божьим даром в чело­ве­ке суть есть лишь одна из форм борь­бы с Богом. Что вдвойне чудо­вищ­но, порой эта борь­ба при­кры­ва­ет­ся пра­во­слав­ной рито­ри­кой. Жур­на­лов вро­де ста­ло мно­го, прак­ти­че­ски в каж­дом реги­оне есть уж точ­но один, а часто и несколь­ко жур­на­лов. А уро­вень лите­ра­тур­ный упал ниже вся­ких ватер­ли­ний и про­дол­жа­ет падать. Жур­на­лы частень­ко демон­стри­ру­ют спе­си­вость по отно­ше­нию к авто­рам. Вме­сто того, что­бы искать и ста­вить на кры­ло талан­ты, иные жур­на­лы уве­ре­ны, что автор зави­сит от них настоль­ко, что будет тер­петь не то что зати­ра­ние на обо­чи­ну и откро­вен­ное замал­чи­ва­ние, но и хам­ское отно­ше­ние. А ведь что жур­нал без автор­ско­го соста­ва? Он лишь автор­ским сво­им соста­вом, кото­рый нара­ба­ты­ва­ет деся­ти­ле­ти­я­ми, и инте­ре­сен.  Нет авто­ров – нет жур­на­ла. Тут ситу­а­ция пря­мо как в сти­хо­тво­ре­нии Руб­цо­ва про поэ­зию: «И не она от нас зави­сит, // А мы зави­сим от неё». Это пони­ма­ние при­сут­ству­ет дале­ко не у всех глав­ных редак­то­ров, но сла­ва Богу, есть исклю­че­ния. Как пра­ви­ло, их-то и мож­но читать без бояз­ни запач­кать­ся гра­фо­ман­ски­ми изли­я­ни­я­ми.

ВОПРОС: В чём, по Ваше­му, прин­ци­пи­аль­ное отли­чие совре­мен­ной «жур­наль­ной лите­ра­ту­ры» от совет­ской?

Ответ: Я не раз­де­ляю лите­ра­ту­ру на совет­скую и досо­вет­скую. Если не терять систе­му при­о­ри­те­тов, а при­о­ри­тет, повто­рюсь, талант авто­ра и его само­от­вер­жен­ность в раз­ви­тии это­го свы­ше дан­но­го ему не как награ­да, но как испы­та­ние, талан­та, не в пуб­ли­ка­тив­но­сти и опре­ми­а­лен­но­сти, а имен­но в том, что автор дол­жен писать хоро­шо и ещё луч­ше. И любой талант­ли­вый писа­тель эпо­хи доре­во­лю­ци­он­ной – совре­мен­ник любо­му талант­ли­во­му совре­менн­но­му авто­ру. А явля­ю­щий­ся совре­мен­ни­ком талант­ли­во­му совре­мен­но­му писа­те­лю гра­фо­ман далек от него, как Марс от Вене­ры.

 ВОПРОС: Плю­сы и мину­сы нынеш­не­го поло­же­ния «лите­ра­тур­ной жур­на­ли­сти­ки».

Ответ: Я сама жур­на­лист по обра­зо­ва­нию. И мне боль­но, что сде­ла­ли с про­фес­си­ей послед­ние пару деся­ти­ле­тий. Этак ско­ро сло­во «жур­на­лист» у нас ста­нет руга­тель­ным, как ста­ло бран­ным сло­во «демо­крат». Но как вспом­ню пре­крас­ные эссе Гиля­ров­ско­го, теп­ле­ет на душе. И пони­ма­ешь, что гени­аль­ный жур­на­лист Гиля­ров­ский при­нёс рус­ской лите­ра­ту­ре боль­ше поль­зы, чем какой-нибудь без­дар­ный «писа­тель», бла­го­да­ря свя­зям и день­гам сумев­ший свою том­ную про­дук­цию сде­лать мно­го­том­ной.

 ВОПРОС: Назо­ви­те, пожа­луй­ста, три луч­ших лите­ра­тур­ных жур­на­ла совре­мен­но­сти (не обя­за­тель­но рос­сий­ских).

Ответ: Иде­аль­ных жур­на­лов, как и иде­аль­ных людей, не быва­ет в прин­ци­пе, но я бы назва­ла не три луч­ших. По сча­стью, их ПОКА всё-таки боль­ше. Да вот я глаз­ли­вая такая, заме­ти­ла дав­но – сто­ит похва­лить чело­ве­ка или изда­ние, как сра­зу оно разочарует…Из тех жур­на­лов, что сво­им каче­ством заста­ви­ли меня, очень взыс­ка­тель­но­го чита­те­ля, про­чи­тать себя, назо­ву «Наш совре­мен­ник», «Подъ­ём», «Моск­ву», «Аргамак-Татарстан», «Гости­ный Двор», «Волга-21 век», «Ари­ну», «Парус». И это ещё дале­ко не все жур­на­лы, кото­рые ува­жаю! Ста­ла назы­вать и поду­ма­ла, что вообще-то не так всё пло­хо у нас в лите­ра­ту­ре, раз есть каче­ствен­ные жур­на­лы. А осо­бен­но хочу выде­лить заме­ча­тель­ный жур­нал «Ниже­го­род­ская про­вин­ция», изда­ва­е­мый в Саро­ве, наде­юсь, и поныне. Соб­ствен­но, этот жур­нал и его глав­ный редак­тор, заме­ча­тель­ный про­за­ик Любовь Пет­ров­на Ков­шо­ва (Цар­ство ей небес­ное!) очень помог­ли мне в не самый луч­ший пери­од моей жиз­ни.  А сей­час жур­нал оси­ро­тел… Но хочу верить, что про­дол­жа­ет выхо­дить!

 ВОПРОС: Три луч­ших поэта послед­них деся­ти­ле­тий (жела­тель­но рос­сий­ских), по Ваше­му мне­нию.

Впро­чем, я под­дер­жи­ваю твор­че­ские свя­зи с очень мно­ги­ми изда­ни­я­ми Рос­сии, кото­рые ува­жаю. И на сего­дня уже явля­юсь чле­ном ред­кол­ле­гий очень мно­гих изда­ний Рос­сии.

Ответ: Насто­я­щих поэтов в Рос­сии гораз­до боль­ше, чем пока­зы­ва­ют по ТВ (по ТВ вооб­ще сей­час при­лич­ных людей почти не пока­зы­ва­ют). И поэты Рос­сии, как пра­ви­ло, живя по про­вин­ци­ям, не тусят на феде­раль­ных голу­бых экра­нах, а часто и не шиб­ко пуб­ли­ка­тив­ны. Мой «топ-поэтов» мог состо­ять из, как мини­мум, десятка-двух имён. Но я назо­ву все­го двух, по само­му боль­шо­му мое­му счё­ту, поэтов, кото­ры­ми вос­хи­ща­юсь, на кото­рых рав­ня­юсь в твор­че­стве и у кото­рых про­дол­жаю учить­ся, ибо обо­их счи­таю сво­и­ми учи­те­ля­ми. Это два очень раз­ных, я бы даже ска­за­ла, поляр­ных поэта. Но оба они род­ные мне по сти­ли­сти­ке каж­дый по-своему. Юрий Куз­не­цов и Евге­ний Семи­чев.

 ВОПРОС: Три луч­ших рус­ских про­за­и­ка совре­мен­но­сти, по Ваше­му мне­нию.

Ответ: Я не вред­ная, мне про­сто доста­точ­но само­го луч­ше­го. Вален­тин Рас­пу­тин!

ВОПРОС: Три луч­ших лите­ра­тур­ных кри­ти­ка, раз уж пошло такое дело.

Ответ: И сно­ва я не вре­ди­на… Вяче­слав Лютый. Это один из тех немно­гих людей, кто, наря­ду с Юри­ем Куз­не­цо­вым и Евге­ни­ем Семи­че­вым, кар­ди­наль­но повли­ял на моё ста­нов­ле­ние, как поэта. И ещё мне бли­зок Вла­ди­мир Бон­да­рен­ко, кото­рый не делит писа­те­лей на белых и крас­ных, и видит всю цве­то­вую, порой про­ти­во­ре­чи­вую, палит­ру совре­мен­но­го лит­про­цес­са.

 ВОПРОС: При­ве­ди­те при­мер иде­аль­но­го (насколь­ко это воз­мож­но) редак­то­ра; редак­тор, кото­рый про­из­вёл на Вас глу­бо­кое впе­чат­ле­ние, помог ста­нов­ле­нию и т.д.

Ответ: Я прак­ти­че­ски всю жизнь живу вда­ли от литературно-издательских пере­крёст­ков. И пото­му моё обще­ние с редак­то­ра­ми даже не фраг­мен­тар­ное, но   точеч­ное… Хотя, стоп! Нико­лай Алеш­ков, главред жур­на­ла «Аргамак-Татарстан». В тот пери­од жиз­ни, когда мне было очень пло­хо и оди­но­ко, Бог послал мне тако­го дру­га, как Алеш­ков. Но, по прав­де ска­зать, мы обща­лись ско­рее, как поэты и еди­но­мыш­лен­ни­ки, чем как редак­тор и автор.

 ВОПРОС: Ваш люби­мый жур­нал (поче­му имен­но он)?

Оциф­ров­ка нашей жиз­ни – такой же неиз­беж­ный про­цесс, как в своё вре­мя теле­ви­зи­о­ни­за­ция. Бумаж­ные изда­ния, думаю, ста­нут неким пред­ме­том респек­та­бель­но­сти, если угод­но, эли­тар­но­сти. Кни­га и жур­нал дей­стви­тель­но ста­нут теми дру­зья­ми, кото­рых хочет­ся иметь. Дру­зей, как извест­но, мно­го не быва­ет.

Ответ: Назо­ву этап­ные лич­но для меня жур­на­лы – «Москва», где в октяб­ре 1996 года вышла моя пер­вая сто­лич­ная под­бор­ка. Спа­си­бо тогдаш­не­го глав­но­му редак­то­ру Лео­ни­ду Ива­но­ви­чу Боро­ди­ну и орен­бург­ско­му про­за­и­ку Пет­ру Крас­но­ву, кото­рый реко­мен­до­вал в жур­нал «Москва» мои сти­хи. Жур­нал «Наш совре­мен­ник», в 1998 году напе­ча­тав­ший мою первую и такую огром­ную под­бор­ку в нача­ле одно­го из лет­них номе­ров, а в 1999 году вру­чив­ший мне за эту под­бор­ку первую мою все­рос­сий­скую лите­ра­тур­ную пре­мию. И жур­нал «Дон», став­ший пер­вым, пред­ло­жив­шим мне вой­ти в состав редак­ци­он­но­го сове­та, после чего я поня­ла, что я-таки лите­ра­тур­ный кру­той авто­ри­тет. Хотя с глав­ным редак­то­ром «Дона» Вик­то­ром Пет­ро­вым мы до сих пор лич­но не зна­ко­мы. Впро­чем, я под­дер­жи­ваю твор­че­ские свя­зи с очень мно­ги­ми изда­ни­я­ми Рос­сии, кото­рые ува­жаю. И на сего­дня уже явля­юсь чле­ном ред­кол­ле­гий очень мно­гих изда­ний Рос­сии – воро­неж­ско­го «Подъ­ёма», орен­бург­ско­го «Гости­но­го Дво­ра», сара­тов­ской «Волги-21 век», татар­стан­ско­го «Арга­ма­ка», ниже­го­род­ской «Ари­ны», мос­ков­ско­го все­рос­сий­ско­го жур­на­ла «Парус». Доро­гие глав­ные редак­то­ра, если кого-то забы­ла пере­чис­лить, не взы­щи­те. Я всех вас все­гда пом­ню и люб­лю! Но я жёст­кий чело­век в том плане, что сра­зу пре­се­каю в корне все кон­так­ты с изда­ни­я­ми, кото­рые пере­ста­ла ува­жать. Так уже было у меня раза два…

 ВОПРОС: Заме­ча­тель­ный поэт Ана­то­лий Авру­тин ска­зал, что порой совре­мен­ные жур­на­лы идут на ком­про­мис­сы, пуб­ли­куя без­дар­ных, но бога­тых лите­ра­то­ров («Лите­ра­тур­ная газе­та», ска­жем, на этом точ­но заме­че­на и не толь­ко она). Что луч­ше – не печа­тать и не иметь воз­мож­но­сти выпус­кать жур­нал или вре­мя от вре­ме­ни пуб­ли­ко­вать без­дар­ных «меце­на­тов», но иметь воз­мож­ность делать жур­нал?

Ответ: Поли­ти­ка любо­го изда­ния долж­на быть гиб­кой, но есть вещи стра­те­ги­че­ские, кото­рые нель­зя при­но­сить в жерт­ву так­ти­ке. Нель­зя, печа­тая даже ото­бран­ные и отре­дак­ти­ро­ван­ные непло­хие сти­хи авто­ра, кото­рый помо­га­ет в финан­со­вой ста­биль­но­сти изда­ния, назы­вать авто­ра гени­ем, нель­зя ста­вить опять же в систе­ме при­о­ри­те­тов чече­вич­ную похлёб­ку выше твор­че­ско­го пер­во­род­ства. Нель­зя муху назы­вать кот­ле­той, ина­че муха и впрямь возо­мнит себя кот­ле­той! В поли­ти­ке жур­на­ла не долж­но быть лишь двух цве­тов, ибо жизнь, кото­рую при­зва­на отра­жать лите­ра­ту­ра, пол­но­цвет­на. И потом, есть лес, и есть под­ле­сок. В лесу нужен и веко­вой дуб, и ряби­на, и ясень… Гри­бы, мхи, лишай­ни­ки – всем най­дёт­ся вре­мя и место. Ничто ниче­му в при­ро­де не про­ти­во­ре­чит. Про­сто не надо даже очень кра­си­вый лишай­ник назы­вать веко­вым дубом. Как там у Бло­ка: «Не надо давать назва­ние искус­ства тому, что искус­ством не явля­ет­ся!»

ВОПРОС: Как Вы дума­е­те, есть ли буду­щее у «бумаж­ных» лите­ра­тур­ных изда­ний или всё «уйдёт в циф­ру»?

Ответ: Оциф­ров­ка нашей жиз­ни – такой же неиз­беж­ный про­цесс, как в своё вре­мя теле­ви­зи­о­ни­за­ция. Помни­те, как в филь­ме: «Не будет ниче­го, ни теат­ра, ни лите­ра­ту­ры, одно сплош­ное теле­ви­де­ние». Но сего­дня телевидение-то прак­ти­че­ски не смот­рит наи­бо­лее интел­лек­ту­аль­но «про­дви­ну­тая» часть граж­дан. Да и на кой, пар­дон, ляд мне видеть мир гла­за­ми Кости Эрн­ста, если в том же интер­не­те я могу сама най­ти то, что меня вол­ну­ет. Бумаж­ные изда­ния, думаю, ста­нут неким пред­ме­том респек­та­бель­но­сти, если угод­но, эли­тар­но­сти. Кни­га и жур­нал дей­стви­тель­но ста­нут теми дру­зья­ми, кото­рые хочет­ся иметь. Дру­зей, как извест­но, мно­го не быва­ет. Позна­ко­мив­шись с изда­ни­ем в интер­не­те, чита­тель захо­чет иметь имен­но это или дру­гое изда­ние уже не вир­ту­аль­но, а реаль­но. Ибо с дру­зья­ми мы встре­ча­ем­ся, обни­ма­ем­ся, целу­ем­ся вир­ту­аль­но лишь пони­мая, что ско­ро встре­тим­ся и обни­мем­ся лич­но. Так что циф­ра бук­ве не поме­ха! Хотя и то пони­мать надо, что Сло­во, состо­я­щее из букв – ипо­стась Боже­ствен­ная, а вот про боже­ствен­ность циф­ры я нигде и нико­гда не слы­ша­ла…

ВОПРОС: Диа­на, каки­ми, по-Вашему, долж­ны быть вза­и­мо­от­но­ше­ния «лите­ра­тур­ный жур­нал – госу­дар­ство»?

Ответ: Я дав­но под­ме­ти­ла одну стой­кую тен­ден­цию — когда госу­дар­ством руко­во­дят лите­ра­ту­ро­цен­трич­ные пра­ви­те­ли, госу­дар­ство идёт на подъ­ём, при­чём, часто – вер­ти­каль­ный подъ­ем, и не толь­ко в обла­сти абстракт­ной «духов­но­сти» и «нрав­ствен­но­сти», но и кон­крет­но – в эко­но­ми­ке и про­мыш­лен­но­сти. Я назо­ву толь­ко несколь­ких вели­ких пра­ви­те­лей мира, кото­рые люби­ли лите­ра­ту­ру и сами были лите­ра­то­ра­ми. Это рус­ская импе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на, кото­рая вое­ва­ла и пра­ви­ла по-мужски, но писа­ла сугу­бо жен­ские лири­че­ские сти­хи. Одно дру­го­му, как видим, не меша­ло. Это Ека­те­ри­на Вели­кая, про лите­ра­тур­ные склон­но­сти кото­рой нет смыс­ла дол­го гово­рить. Это Иосиф Ста­лин, в юно­сти писав­ший очень роман­тич­ные, пря­мо в духе Лер­мон­то­ва, сти­хи, но пра­ви­тель очень праг­ма­тич­ный, до циниз­ма праг­ма­тич­ный, одна­ко – выиг­рав­ший вели­кую и страш­ную вой­ну, ДВАЖДЫ вос­ста­но­вив­ший стра­ну – после граж­дан­ской вой­ны и после Вели­кой Оте­че­ствен­ной… Это осо­бен­но люби­мый мной, чадом «золо­то­го застоя», Лео­нид Ильич Бреж­нев, автор мему­ар­ной про­зы, в быт­ность кото­ро­го наша стра­на была сверх­дер­жа­вой. Пере­чи­тай­те «Малую зем­лю» и вы пой­ме­те, что это весь­ма при­лич­ная мемуаристика…Ну хва­тит о наших! Взять Вели­кую Осман­скую Импе­рию и само­го вели­ко­го турец­ко­го сул­та­на – Сулей­ма­на Вели­ко­леп­но­го, писав­ше­го сти­хи под псев­до­ни­мом Мухи­би. Кста­ти, сын Сулей­ма­на от сла­вян­ки Рок­со­ла­ны Сул­тан Селим тоже был поэт и успеш­ный пра­ви­тель. Да вот возь­ми­те сего­дня. Нынеш­ний король Сау­дов­ской Ара­вии – поэт. Его наследник-принц – тоже поэт. При­чём, как пого­ва­ри­ва­ют, непло­хие поэты. О том, как живёт Сау­дов­ская Ара­вия и какие мил­ли­ар­ды недав­но пожерт­во­вал на куль­ту­ру наслед­ный принц, не гово­рит лишь лени­вый. При­вер­жен­ность чело­ве­ка Сло­ву часто ста­но­вит­ся пони­ма­ни­ем того, что «не хле­бом еди­ным» (то бишь эко­но­ми­кой) жив чело­век… И с это­го, как ни пара­док­саль­но, и начи­на­ет­ся про­рыв в эко­но­ми­ке! Ну и дабы дале­ко не ходить за пре­де­лы быв­ше­го СССР – пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на. Турк­мен­ба­ши – поэт. Эко­но­ми­че­ски Турк­ме­ния живёт весь­ма достой­но, народ соци­аль­но защи­щён. Или если взять руко­во­ди­те­лей рос­сий­ских реги­о­нов. В пре­зи­дент­ский рей­тинг луч­ших (в плане эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия реги­о­на) губер­на­то­ров тра­ди­ци­он­но вхо­дят Бел­го­род, Кеме­ро­во, Калу­га… А ведь там губер­на­то­ры отчет­ли­во лите­ра­ту­ро­цен­трич­ны, о чём не раз мне гово­ри­ли кол­ле­ги из этих реги­о­нов. Так что, как видим, лит­ра­ту­ро­цен­тризм пра­ви­те­ля почти все­гда идёт об руку с эко­но­ми­че­ской успеш­но­стью стра­ны и реги­о­на, кото­рый он возглавляет…Надеюсь, я отве­ти­ла на Ваш вопрос. 

 ВОПРОС: Каков уро­вень моло­дой «жур­наль­ной лите­ра­ту­ры», кто идёт на сме­ну?

Ответ: Увы, уро­вень остав­ля­ет желать луч­ше­го. И это гово­рю имен­но я, кото­рая в Рос­сии извест­на тем, что мно­го помо­га­ла и помо­гаю моло­дым авто­рам. К сожа­ле­нию, дале­ко не все­гда у моло­дых авто­ров вызре­ва­ет в нед­рах души пони­ма­ние, что мно­гие их пуб­ли­ка­ции и бла­го­же­ла­тель­ные отзы­вы писа­те­лей об их «нетлен­ках» – некие твор­че­ские кре­ди­ты в рас­чё­те на буду­щие талант­ли­вые тек­сты. И очень часто слу­ча­ет­ся так, что едва почув­ство­вав кры­лья за спи­ной, такие авто­ры начи­на­ют про­сто «тупо кар­кать» вме­сто того, что­бы взле­тать, чего жда­ла от них, в част­но­сти, я, потра­тив на них вре­мя и силы, отры­вая это вре­мя и  силы от соб­ствен­но­го твор­че­ства. В моём слу­чае полу­чи­лось по прин­ци­пу кон­тра­ста. Меня в моей лите­ра­тур­ной моло­до­сти так актив­но уни­что­жа­ли на взлё­те, что я реши­ла: если про­бьюсь, то непре­мен­но буду помо­гать моло­дым авто­рам. Но одна­жды я поня­ла, что моло­дость – и в жиз­ни, и в лите­ра­ту­ре есть лишь аванс, кре­дит. А те, кто охот­но берёт аван­сы и кре­ди­ты, не все­гда в состо­я­нии их вер­нуть.  И ведь какое было бла­го для меня, как пони­маю сей­час, что мне в юно­сти никто кре­ди­тов не давал, но с пылом и жаром, заслу­жи­ва­ю­щим луч­ше­го при­ме­не­ния, пыта­лись меня уни­что­жить. Как ни стран­но, имен­но бла­го­да­ря сво­им гони­те­лем, хули­те­лям, уни­что­жи­те­лям, замал­чи­ва­те­лям и зати­ра­те­лям на обо­чи­ну я и ста­ла поэтом. Хотя бла­го­да­рить их за это как-то не хочется…Молодость – отнюдь не пра­во брать напра­во и нале­во твор­че­ские кре­ди­ты и жить под пору­чи­тель­ство лите­ра­тур­ных авто­ри­те­тов. Моло­дость –  без­жа­лост­ное и пре­крас­ное пра­во сра­жать­ся с самим собой за воз­мож­ность твор­че­ски взле­теть по мак­си­му­му выше. И не в пиа­ре взле­теть, или в хай­пе, как име­ну­ет пиар моло­дёжь. А в твор­че­стве, в текстах и толь­ко в них! Уж вре­мя решит, ста­нут эти тек­сты про­из­ве­де­ни­я­ми или так и оста­нут­ся тек­ста­ми. Важ­но их создать! Сей­час мно­гие, так назы­ва­е­мые «моло­дые», авто­ры, чья моло­дость порой затя­ги­ва­ет­ся до соро­ка лет, живут в лите­ра­ту­ре в кре­дит, при­кры­ва­ясь обна­дё­жи­ва­ю­щи­ми сло­ва­ми, из луч­ших побуж­де­ний ска­зан­ны­ми о них писа­те­ля­ми стар­ших поко­ле­ний… Юна Мориц тыся­чу раз пра­ва: «Живи на то, что ска­жешь толь­ко ты, // А не на то, что о тебе ска­за­ли».

 ВОПРОС: Диа­на, озвучь­те вопрос, кото­рый не был задан, но на кото­рый Вам хоте­лось бы отве­тить!

Ответ: Ну обыч­но зада­ют вопрос о твор­че­ских пла­нах. И обыч­но я на него ста­ра­юсь не отве­чать. Так что спа­си­бо за неза­дан­ный вопрос!

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.