…камень, что ляжет во главу угла…

Вско­ре все любо­ва­лись почти гото­вой аркой, дело было за малым — вста­вить кли­но­вид­ный зам­ко­вый камень из гра­ни­та. Общим реше­ни­ем уста­но­вить его в вер­ши­ну сво­да дове­ри­ли мне. 

Алек­сандр Атви­нов­ский вспо­ми­на­ет о сво­ем пер­вом насто­я­щем про­ек­те в рас­ска­зе «Зам­ко­вый камень».

…и обитательницы берегов с нами!

Сад – моя рели­гия, здесь душа отхо­дит от житей­ских неуря­диц. Он созда­ёт ощу­ще­ние полё­та, сер­деч­ной радо­сти. Это мир, из кото­ро­го не хочет­ся ухо­дить. Кто, воз­вра­ща­ясь к повсе­днев­но­му житей­ско­му рал­ли, научил­ся удер­жи­вать в себе состо­я­ние при­под­ня­то­сти, навер­ное, и есть чело­век счаст­ли­вый.

Так Юрий Полу­эк­тов пишет о сво­их новых наблю­де­ни­ях за оби­та­те­ля­ми садов и бере­гов рек.

Музыка в доме Маэстро

Диа­на Кан высту­па­ет на наших стра­ни­цах с репор­та­жем о вече­ре в доме-музее Ростро­по­ви­чей.

Оку­на­ясь с голо­вой в эту сти­хию музы­ки и лири­ки, поне­во­ле дума­ешь, что, воз­мож­но, в  буду­щем кто-то из этих юных музы­кан­тов ста­нет гор­до­стью  Рос­сии.

…и трехразовое питание!

В окру­же­нии бре­вен­ча­тых стен, все­гда при­да­ю­щих воз­ду­ху в ком­на­те осо­бую све­жесть, на мяг­кой пухо­вой перине, с любо­вью посте­лен­ной мате­рин­ски­ми рука­ми, мне все­гда креп­ко спа­лось. Но этой ночью отчего-то всё было по-другому, сни­лись стран­ные сны: во сне за мной гоня­лись, я убе­гал, пря­тал­ся и опять убе­гал — и так в беготне непо­нят­но  от кого я про­вёл всю ночь  до утра!..

Чем бело­рус­ская тюрь­ма отли­ча­ет­ся от гости­ни­цы :) — в рас­ска­зе Алек­сандра Атви­нов­ско­го.

…и здесь Чубайс!

Федь­ка, семи­лет­ний маль­чик, при­го­то­вил уро­ки и теперь не зна­ет, чем бы занять себя. Воло­дя, Федь­кин това­рищ, забо­лел и прий­ти сего­дня не смо­жет, и Федь­ка, так при­вык­ший за послед­нее вре­мя к его обще­ству, отча­ян­но ску­ча­ет. И уже поду­мы­ва­ет, не схо­дить ли попро­ве­дать това­ри­ща: до пяти он, пожа­луй, успе­ет. Но в это самое вре­мя во всём доме, где живёт Федь­ка, гас­нет свет…

Исто­рия дня из жиз­ни ребен­ка, напи­сан­ная Свет­ла­ной Замле­ло­вой — достой­ное попол­не­ние руб­ри­ки «Гость­З­десь».

…а у нас — четыре сестры!

Если где-то побли­зо­сти слу­ча­лось про­да­вать­ся задё­ше­во хоро­шей вещи, мож­но было не сомне­вать­ся, что Луке­рья Пан­те­лей­мо­нов­на не про­сто изы­щет день­ги, но, изыс­кав, купит, а после пере­про­даст с такой нацен­кой, что оста­нет­ся толь­ко раз­ве­сти рука­ми и ска­зать: «Дал же Бог талант!»

Это из рас­ска­за Свет­ла­ны Замле­ло­вой «Крас­ный день кален­да­ря», иро­нич­но­го, но беру­ще­го за серд­це, с долей недо­ска­зан­но­сти…

…и лето в зените!

Оче­ред­ную встре­чу с люби­те­ля­ми поэ­зии про­ве­ли участ­ни­ки лите­ра­тур­но­го объ­еди­не­ния им. С.Т. Акса­ко­ва. Посвя­ще­на она была фести­ва­лю «Сере­ди­на лета».

Юные звез­доч­ки орен­бург­ской поэ­зии — сест­ры Моты­жен­ко­вы.

…целованием предаешь?

Свет­ла­на Замле­ло­ва иссле­до­ва­ла изме­не­ние и раз­ви­тие пред­став­ле­ний обра­за Иуды Иска­ри­о­та в совре­мен­ной куль­ту­ре. Один из резуль­та­тов — рас­сказ «Иуда», кото­рый мы пуб­ли­ку­ем в раз­де­ле «Гость­З­десь».

…Канада на российских берегах!

Ниж­ний Нов­го­род опять пора­до­вал еще одним номе­ром одно­имен­но­го тол­сто­го жур­на­ла — прямо-таки обра­зец для под­ра­жа­ния спон­со­рам и меце­на­там! В номе­ре — сти­хи Евге­ния Семи­че­ва! Гео­гра­фия про­жи­ва­ния авто­ров настоль­ко обшир­на, что сре­ди них мож­но даже встре­тить тво­ре­ния Але­ны Жуко­вой из Торон­то. Впро­чем, луч­ше один раз про­чи­тать самим, чем…