Одушевлённые сказки Инны Раздольской


Инна Раздольская, начинающая детская писательница из посёлка Саракташ Оренбургской области, видит мир живым. Живым во всех смыслах: персонажами её сказок могут быть не только люди и «очеловеченные» животные, но и самые разные явления природы и предметы, такие как, например, Флюгер и его приятель Маленький ветер из открывающей книгу «Сказки Маленького ветра» доброй истории о том, что дома всё‐таки лучше.

Все восемь «добрых историй», входящих в сборник, можно назвать поучительными, что в случае с детской литературой имеет особое значение. Одно дело сухо сказать маленькому человеку, едва начавшему исследовать наш сложный и неоднозначный мир, что вот это, сынок (или дочка, как угодно), хорошо, а вот это плохо, прими как данность. Не примет. А вот поучительные истории, написанные доступным юному читателю (или даже пока ещё слушателю) языком, действуют куда эффективнее.

Отнюдь не новым, но всегда актуальным в детской литературе методом оживления всего окружающего пространства Инна Раздольская как бы прививает маленькому читателю особое, трепетное, осторожное отношение к миру. У любого явления и предмета есть свой характер, у любого поступка есть свои конкретные причины, скрытые, прежде всего, в характере того, кто или что этот поступок совершает. Позиция, на мой взгляд, спорная, такая авторская концепция годится, пожалуй, только для самых маленьких, ребёнок старше восьми лет, наверное, всё‐таки должен отличать живое от неживого. Ну, а пока тебе лет пять‐шесть, полезно будет узнать опять же поучительную историю о том, как маленькая Тучка, вопреки предостережению мамы, хотела сделать сюрприз своим друзьям Зайчику, Ёжику и Белочке, да не получилось… Или, если точнее, получилось, но не сразу и только с помощью строгой, но бесконечно доброй и справедливой мамы Тучи («Сказка про Тучку»).

Есть в книге Инны Раздольской «Сказки Маленького ветра» место и образовательной, и даже детективной составляющей. Так в процессе чтения истории «Самый сырный день» читающему придётся изрядно поволноваться за судьбу пропавших куда‐то папы мышонка Васи, лягушонка Квака и цыплёнка Цыпы. А в сказке «Нужная буква» маленький читатель узнает кое‐что из биографии, пожалуй, самой спорной в русском языке буквы «Ё».

Завершает книгу самая трогательная и самая сюжетно слабая история «Подарок на рождество». Ведущая почему‐то одиночный образ жизни безымянная ворона знакомится с детдомовской девочкой Верой, которая потеряла свою семейную фотографию. Птица (всё‐таки не без помощи других птиц) находит фотографию девочки и фактически устраивает маленькую Веру в приёмную семью, в которой уже живут две её сестры‐близняшки Надя и Люба. Вопрос, почему приёмные мама и папа сначала взяли из детдома двух близнецов, не взяв третьего, для меня остался открытым. Мотивировка «троих не потянем» в данном случае. Так себе мотивировка. Взяли бы в таком случае других детей, не разлучая близнецов. Но, тем не менее, и третья Вера, благодаря «рождественскому подарку» вороны, всё‐таки воссоединилась с сёстрами.

Неизменно счастливые концовки добрых, поучительных и познавательных сказок Инны Раздольской оставляют приятное эмоциональное послевкусие. Ведь и в жизни, как правило, так: любая драматическая ситуация стремится к положительному разрешению. Главное, не бояться действовать самому. А окружающий мир, в конце концов, за нас, ведь он тоже живой и всё понимает.

И какая же детская книга без картинок! Петербургскому художнику Виталии Кожевниковой, оформившей «Сказки Маленького ветра», пришлось, я думаю, нелегко. Если с ёжиками и зайчикам более‐менее понятно, тот как визуализировать Маленький ветер или буквы «Е» и «Ё», которые помирились и теперь пьют чай с вареньем? Работа Виталии Кожевниковой выглядит в этом смысле весьма убедительной. Ей также, как и автору текста, удалось вдохнуть жизнь в предметы и явления, никакой жизни в себе (в скучном взрослом понимании) не предполагающими.

Антон Горынин

Shares