Вы живете? Мы идем к вам!

Безусловно, автор книжки «Мариуш», выпущенной Издательским центром МВГ в серии «Новые имена» — профессионал в научной области (в биографии читаем: «Автор семи научных статей по психологии»). Это придает повествованию особый колорит – передавая переживания главного героя, девочки Мариуш, Ирина Родионова живописует мрачные тона с особой точностью душеведа.

Но это же подводит автора в области изобразительной: «…в комнату заглядывало любопытствующее пустое небо и скользящие до горизонта раздробленные здания, в которых раньше жили люди» — в комнату (малый объем) заглядывает нечто длящееся далеко-далеко (большой объем). Оно видно из комнаты, как ни странно. Преувеличение настораживает и немного сбивает с настроенности на абсолютное доверие автору повести. Зрительный сдвиг довершается сдвигом идейным. Читаем, погружаясь в беспросветный мир постапокалиптической тоски и наталкиваемся на характерную фразу: «пока черная ночь не упадет тяжелым занавесом на землю, по­хоронив под собой незадачливую девочку, которая умудрилась выжить на этой проклятой земле.» Умудрилась выжить. А вот здесь подробнее.

Да простит мне Ирина, что я делаю ее лицом эпохи. Вчитайтесь в биографическую справку – эта красавица великолепно училась и не менее успешно работает. Она молода, она принадлежит поколению, рожденному в 90‑х и, само собой, впитала черты своего времени, как принято говорить. А это поколение в ситуации становления капитализма с нечеловечьим лицом в России и потери акцента на социальной составляющей экономико-политического строя западных государств стремится, по их собственным словам, к одному – выжить. Только бы выжить, как задолго до этого времени пела фрик-рок-группа «Аукцыон». Проблема, перенятая с началом в цивилизованных странах дикого нашествия «новых варваров» – эмигрантов из стран Северной Африки и Ближнего Востока – выжить, выжить и еще сто раз выжить. Ни совести, ни идеалов, никакой экзистенциальной составляющей процесса духовного становления – только инстинкты и их удовлетворение. Идеологию выживания любой ценой подняли на щит деятели культурки от звезд поп-сцены до поп-кино, так скажем.  Идеология простая и понятная любому. Век важности достижения популярности в Интернете, в инстаграммах и прочих ватсапах, перенял эту манерную горечь «выживаем, знаете ли» и снабжает посредством культурных продуктов, подпитывая среду опустившихся, извините, до понятности животным. Уже и библиотекари проводят мероприятия для самых юных с лозунгами «Как выживать?». Это не ворчание старого идеалиста, это культурная проблема, зревшая годами, и очень жаль, что молодые авторы «ведутся» на навязывание сознанию чуждых осознанности – высшему принципу бытия – чуждых ему тем. Тем более печально, что к сонмищу выживающих друг друга из жизненного пространства присоединяются уже и молодые психологи. На этом пока всё.

Повествование Ирины богато деталями. Я, как поклонник поп-модерна в плане восторга современной компьютерной графикой (я просто знаю, как это сложно в действительности, добиться реализма спецэффектов) испытываю удовольствие от такой проработанности мира, он зрим, веществен. Но опять наталкиваюсь на «киноляп»: «затравленно глянула наверх, где, перегораживая далеко скрытое за тучами солнце, виднелась круп­ная челюсть маленького хищника». Безусловно, история учит, что оригинальный авторский взгляд – основа аутентичного художественного творения, но такое искажение перспективы, повторяющееся в тексте, говорит о неестественности, надуманности, фокусации на несуществующей в реальности проблеме. Настораживает, знаете ли, тем более что исходит из-под пера психолога.

Завершается рассказ не менее мрачно: «Больше бояться было нечего. Тишина стала ее домом. Спокойной ночи, Мариуш. Спокойной ночи.» Персонаж Мариуш дожила до глубокой старости и умерла в приюте. Умерла, вспоминая в последнем сне, как не помогла маленькому ребенку и как избавилась абортом от своего, вынашиваемого. Зато выжила. Выжила, чтобы умереть. Вы-жи-ла, что-бы у‑ме-реть. Как хотите, а я оставляю за собой право на идеализм.

Дальше? Герою второго рассказа повезло не больше. Заплатив своей жизнью за спасение маленькой девочки, персонаж успевает осознать, что прожил жизнь не зря. Теория об абсолютной важности выживания терпит крах. Текст скомпонован более тщательно, есть сквозной лейтмотив «свекольного сока» — крови, крови, и еще раз крови, чудящейся персонажу. И здесь враждебная, гипертрофированно выпуклая в неприятных чертах реальность ставит перед фактом смертности человеческого существа, но…

Смерть можно победить. Своим выбором. Своей волей. Своим осознанием ценности жизни как несущей превосходящий частное существование Смысл.

«Только бы выжить?» Популярненький мотив терпит крах.

Спасибо автору за очередное свидание со Смыслом!

Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей.

Вы можете прочитать книгу «Мариуш», скачав ее из раздела «Наши книги» или по этой прямой ссылке.

Shares