Гийом Аполлинер

 ВЯЧЕСЛАВ МОИСЕЕВ 

мост Мирабо

Под мостом Мирабо топит Сена
Нашу любовь
Вспоминать ли о бренном
Радость придет печали на смену

Пробил час смерти дня
Дни сменяются без меня

Рука в руке стоим лицом к лицу
А под мостом
Устало волны несут
Веками людские взоры внизу

Пробил час смерти дня
Дни сменяются без меня

Любовь уходит как эта вода
Любовь ушла
Жизни ползут года
А надежда летит всегда

Пробил час смерти дня
Дни сменяются без меня

Дней недель тает пена
Ни прошлому
Ни любви нет замены
Под мостом Мирабо плещет Сена

Пробил час смерти дня
Дни сменяются без меня

 

* * *
А мы на лебедя глядели.
Был вечер теплым в этот раз
На озере. Печальный сказ
Плакучей ивы ветви пели.

И в этот час наш день угас.

холмы

В парижском небе ясным днем
Два самолета бой вели
Один как смоль другой был ал
А вечный солнечный меж тем
В зените планер догорал

Один был юностью моей
Другой же будущим моим
Они так яростно дрались
Как Люцифер с Архангелом
В сиянье белоснежных крыл

Так вот решение задач
Вот так сошлись и ночь и день
Вот так же все что я люблю
Моя любовь ломает так
Корчует шторм кричащий куст

Кругом такая тишина
Париж как дева поутру
Встает неспешно ото сна
Тряхнув потоками волос
И песню дивную поет

Где юность умерла моя
Там будущее занялось
Так знай сегодня на весь мир
Я о рожденье возвещу
Искусства прорицания

Есть люди словно бы холмы
Что над толпою поднялись
И будущее видно им
Ясней чем настоящее
Как если бы оно прошло

Орнаменты времен дорог
Без остановок ты идешь
Оставим змеям легкий свист
Что южный ветер прочь унес
И Псиллам с волнами отдал

Ход времени когда машин
Мышление нас победит
На каменистом берегу
Взорвет злаченая волна
И снова пена жизнь родит

Орлам не взвиться над людьми
Но им знакома радость волн
Они морскому ветру грусть
Швыряют пополам с тоской
Чтоб с мыслями душа слилась

Настало время волшебства
Оно вернулось погляди
Мильярдами знамений но
Они не создали легенд
Ведь их нельзя вообразить

В сознанье завтра к нам войдут
Изучат всё и объяснят
Как знать какие существа
Изыдут из его глубин
И не известных нам миров

Гляди пророки восстают
Подобно голубым холмам
Они уж точно знают всё
Как мнится нашим мудрецам
И нас повсюду пронесут

Желание не победить
Приди я поцелую в лоб
Наилегчайший мой огонь
Твое страданье вижу в нем
Твой пыл и весь твой ясный свет

Мир к изучению пришел
Того что есть страдание
И в этом нет ни храбрости
Ни самоотречения
И ни того что в силах мы

Отыщем в человеке вдруг
Такое что и не сыскать
В его проникнем волю мы
В ту силу что она родит
Без инструментов и машин

О духи предков вы добры
Меж нами бродите сплетясь
Едва догнало время нас
И ни начала ни конца
Кольцо на пальце погляди

Вот время уличных пустынь
Вот время площадей холмов
Сюда кружить я прихожу
Где очень важен талисман
Знай что слабее жизни смерть

Я отрешился наконец
От пут любого естества
Смерть рядом недоступен грех
И что под спудом для других
Могу я нынче в руки взять

Я разглядел до мелочей
Что и вообразить не мог
Я взвесил много раз подряд
Жизнь невесомую саму
Могу с улыбкой умереть

И часто я взмываю ввысь
Так высоко что подо мной
Ни призраков и ни теней
Не восхищаюсь больше я
Тем мальчиком что точит страх

О юность больше не вдыхать
Твой аромат жасмин времен
Средь римских колесниц в цветах
Средь пестрых масок и гирлянд
И карнавальных бубенцов

Не будет больше Рождества
Когда вся жизнь – одна звезда
Я в отсвет той звезды гляжусь
Что в море Средиземном спит
Мой перламутровый болид

Пушистей ангелов гнезда
Или гирлянды снеговой
Блестящая как ореол
В лучах величия небес
Ты нежности гармония

Остановился я взглянуть
Как по лужайке на жаре
Ползет змея да это я
За флейтою своей спешу
А прочим всем хлыстом грожу

Приходит время чтоб страдать
Приходит время для добра
Прощай же юность мне пора
Узнать что дальше ждет меня
Притом не умереть узнав

Век милосердия горит
И только воля нас ведет
Семь лет нездешних передряг
И станет богом человек
Живее чище и умней

Откроет новые миры
Дух чахнет будто бы цветок
Рождая дивные плоды
Что зреют прямо на глазах
У нас на солнечном холме

Я расскажу вам что есть жизнь
О ней моя лишь песнь летит
Как зерна в борозды весной
Молчите прочие певцы
У вас в зерне полно плевел

Гляди корабль заходит в порт
На мачтах поднял флаги все
Но никого на корабле
Лишь дама дивной красоты
Одна убитая лежит

Я как‐то раз оголодал
Но лишь огонь давали мне
Он сжег меня до самых губ
Не смог я поблагодарить
За факел что не погасить

Ах где же ты теперь мой друг
Что глубоко ушел в себя
Оставив бездну за спиной
В нее я прыгнул и лечу
На дно бесцветное один

Но возвращаются шаги
Мои по тропке где никто
Еще ни разу не ходил
Мои шаги я слышу там
То поспешат то вдруг замрут

Зима приходит с бородой
Заснеженной а я не рад
Прошел сквозь неба торжество
Где музыкою стала жизнь
Земля бела для глаз моих

Так привыкайте же со мной
Теперь к пророчествам моим
К добру что царствовать придет
К страданью что я претерпел
И в завтра вам открыта дверь

И вот вернулся я за стол
Пишу о том что пережил
Пою про унесенный куст
Такой его колышет бриз
Что дыбом волосы встают

А среди фруктов на столе
И шляпа и перчатки что
Почили возле яблока
Свернула шею дама но
Тут подавился господин

В разгаре бал глуши времен
Я дирижера пристрелил
Потом очистил для друзей
Тот апельсин чей свежий вкус
Изысканнейший фейерверк

Все умерли и метрдотель
Теням шампанского налил
Чья пена как улитка иль
Поэта воспаленный мозг
Когда о розе он поет

Вот шпагу обнажает раб
Что схожа с родником рекой
Своим сияющим клинком
Вселенную взрезает он
Являя новые миры

Водитель держится за руль
И каждый раз когда в пути
Он снова давит на клаксон
Мне кажется он потерял
Опять новорожденный мир

А третьей дама среди нас
Она на лифте едет вверх
Она все едет до сих пор
Свет поднимается за ней
Ее преображая вид

Но это небольшой секрет
Есть и другие пострашней
Но скоро вскроются они
И вас порежут на куски
Единственною мыслью враз

Поплачь поплачь поплачем вновь
Пусть будет полною луна
Или рогаликом простым
Ах плачь поплачь поплачем вновь
Под солнцем так смеялись мы

Жизнь в золотых руках лежит
Узнай же золотой секрет
Все только скорый пламень но
Цветущий розой дорогой
Прекрасен аромат ее


МОИСЕЕВ Вячеслав Геннадьевич родился в 1962 году в Оренбурге, окончил факультет иностранных языков Оренбургского пединститута, служил в Советской армии, работал в областной молодежной газете. В 1992 году организовал пресс‐службу губернатора Оренбургской области, работал главным редактором газет «Оренбуржье», «Оренбургский курьер», «Оренбургский университет», «Оренбургская неделя», руководителем Оренбургского бюро «Российской газеты».  

Выпустил сборники стихов и переводов «Предлог», «Тропы свободы», «Естественный отбор», «В саду незнакомом», книгу прозы «Теплые руки/Кольцо в стене», повесть‐сказку «В поисках Живой воды» (в соавторстве с Сергеем Хомутовым), документальную повесть «Репетиция Апокалипсиса. Тоцкое – 1954», книгу стихотворений Виктора Сержа «Костер в пустыне» в переводе с французского. Печатался в журналах «Урал», «Континент», «Литературный Омск», в альманахах «Гостиный двор» (Оренбург), «Литературные знакомства» (Москва), «Под часами» (Смоленск), «Чаша круговая» (Екатеринбург). Член Союза российских писателей, в 2000–2010 годах был председателем Оренбургского регионального отделения СРП. Редактор литературного альманаха «Башня», книжных серий «Автограф» и «Новые имена». Руководитель Издательского центра МВГ, занимающегося выпуском книг оренбургских авторов.

Лауреат Всероссийской литературной премии имени Д.Н. Мамина‐Сибиряка, литературной премии имени П.И. Рычкова, дважды лауреат открытого Евразийского конкурса переводчиков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *