Из книги «Зазеркалье»

 ЛЮБОВЬ СУХАРЕВА 
[breadcrumb]

Этот мир

Догорали костры надежды,
Ветер пеплом развеял веру,
А любовь все мечтала стать прежней –
Чтобы быть до последнего первой.
Разбивались о небо птицы,
Оставляя легенды братьям,
Шутовством промышляли принцы,
Поклонялись принцессы платьям.
Эти улицы… Эти лица…
Этих дней монотонный скрежет…
Мир – отчаянный самоубийца –
Сам себя по живому режет.

Мамино

И всегда, всегда, когда снаружи страшно,
Изнутри кто-то просится к маме
Еле слышно, слегка протяжно.
И ты будто бы смелый самый,
Потому что с тобой
Мама.
Изнутри.
Понимаешь, о чем я?
Совершенно не важно,
сколько было игрушек,
Сколько сломанных кукол
Своих и подружек,
Апельсинов, сладостей и ватрушек
Было снаружи.
Внутри
Было мамино: «Кушай»,
«Не болтай ногами»,
«Доченька, послушай».
Позже мамино:
«Где ты?», «С кем?»,
«Сколько можно шататься?».
Силуэт в окне, когда давно за двенадцать,
Проповеди, нотации, от которых самой же тошно,
И в конце: «Проходи осторожно,
Чтобы не разбудить отца».
(А на самой нет лица.)
Мамино: «Дочка, у тебя таких еще будет море».
И всегда финальное: «Горе ты, горе».

Я не повзрослею, ну так уж вышло,
У меня внутри (временами)
Кто-то просится к маме.
Правда, он с годами все просится тише,
И я вместе с ним шевелю губами.

Драмы

Скрестила руки на груди,
Сквозь зубы хрипло: «Уходи».
Стоять, не поднимая глаз,
Сминая крик,
И знать, что он уйдет сейчас –
Вот в этот миг.
Ни словом, ни дрожащим жестом
Не выдать боль.
Реальность провалилась с треском,
И мне досталась в этой пьеске
Дрянная роль.
Я навсегда запомню сцену,
Когда лопатками о стену
Стекала вниз.
Я вслед глядеть тебе не стану –
Я ненавижу эти драмы,
Оставим, please.

Ты говорил, что я пустая,
Корнями в сердце прорастая.

Спасибо

Каждой кошке – миску молока.
Каждому ушедшему – спасибо.
Это должно и наверняка,
Остальное чаще – либо/либо.
Каждому ребенку – теплый дом,
Бабушку, оладьи и малину.
Каждой грусти – танцы под дождем.
Каждому ножу – стальную спину.
Ты опять покрутишь у виска,
А во мне опять проснется рыба.
Наливая кошке молока,
Мысленно скажу тебе спасибо.

Так и живем

Так и живем –
У тебя друзья, у меня дом,
У тебя дела, у меня заботы.
Все нормально. До рвоты.
Так и живем,
С кем-то чужим касаясь плечом.
Я ничья, ты ни о чем
И ни при чем.
Дни папиросками тянем, глотаем дым,
Пресную нежность шлифуем и гнезда вьем.
Только чужое было и будет чужим.
Так и живем,
И ни жадности, и ни жалости –
Лишь усталости
Синяки,
Отголоски вчерашней радости
И беспомощной злой тоски.
Обесцвечены, будто выжжены,
Будто выпотрошены
Живьем.
Обезвожены, обездвижены…
Ты уверен, что мы живем?

Обезбоживание

Человек едва шевелит
Обезвоженными губами.
Птицы рук не взлетают,
Застыли и будто мертвы.
Глаза похожи на швы
Скроенной наспех души.
Взгляд строже.
Стал осторожен.
Болен?
Возможно –
Обезбожен.

Полностью книгу стихотворений Любови Сухаревой вы можете прочитать, скачав pdf-файл вот по этой ссылке.


Сухарева Любовь Викторовна. Родилась и выросла в городе Оренбурге.

С 2015 г. являюсь резидентом культурного проекта нашего города «Другая Среда», который позволяет доносить поэзию со сцены. Первый авторский сборник «Другой Среды» — «Истории вдохновений» — был презентован 11 октября 2017 г., в него вошли и мои работы.

Лучший молодой поэт по итогам регионального семинара-совещания «Мы выросли в России» 2017 года, получила право на издание этой (первой) книги.

Моё творчество — это своеобразный душевный стриптиз, в котором я оголяю нервы и обнажаю чувства настолько откровенно, что одни завороженно наблюдают, а другие в недоумении отворачиваются.