Плазматика

 АНДРЕЙ ЮРЬЕВ 

…воля основывается на знании жизни и на понимании древнего наследия человеческой расы…
Карл Густав Юнг, «Трансцендентальная функция»

ОДИН говорит: «Знакомый мотив». Другой: «Мне нравится делать так…». Третий: «Я люблю, когда…». Что общего?

Скажем так: всеми движут силы, хотят они этого, или нет. Эти силы влекут либо к довольству, либо к избавлению от недовольства. Хорошо. Что такое «ощущать удовольствие», «ощущение довольства» – понятно каждому. Но что такое «ощущать избавление от недовольства»? Ощущать облегчение? Облегчение от тяжести, навязанной извне или родившейся внутри? И что тогда представляют собой силы, стремящиеся утяжелить человеческую жизнь? С другой стороны, что всё‐таки более важно, более ценно для психики – «избавление» или «избавленность»? Продолжающееся действие или завершённость действия? Всё‐ещё‐свершающееся или наконец‐то‐свершившееся? Единичное ощущение или последовательность ощущений? Конец, итог, исход, цель – или бесцельное «хождение по мукам»? Путь по лабиринту или выход из лабиринта? Быть довольным и не быть недовольным… Пусть так. Довольство – словно наполненность чем‐то приятным. Так чем же?

***

Довольство – ощущение наполненности чем‐то приятным. Что представляет собой «ощущение»? Что значит «ощущать»? Каковы простейшие ощущения? Влажно‐сухо; горячо‐холодно; громко‐тихо; твёрдо‐мягко; гладко‐шершаво; свежо‐душно. Это – восприятия соприкосновений человека и земли, воды, воздуха, огня. Это – восприятия прикосновений к стихийной субстанции, восприятие прикосновения существа к природному веществу. Вещество же, как установлено, может находиться в аморфном (неопределённом), твёрдом (кристаллическом), жидком и газообразном состояниях. Тьма (туман, сумерки), Влага, Земля, Воздух. Огонь, огненная стихия – стихия преображаемая и преображающая; переводящая вещество в новое состояние; вещество, переходящее в новое состояние. «Огню», «огненной стихии» (мифологическому описанию одного из состояний вещества) соответствует научное представление о «плазме», «плазматическом», «плазматичном» состоянии вещества.

Плазма – энергетический поток элементарных частиц. Плазма – вещество звёзд, галактических туманностей и межзвёздной среды, солнечный ветер. Плазма – жидкая часть крови. «Плазмидами» названы внехромосомные факторы наследственности, переносчики генетического материала, способные к самостоятельному размножению. О плазме можно говорить как о до‐стихийной и сверх‐стихийной вещественности, альфе и омеге существования, как о первичном (подлежащем преображению) и высшем (преображённом) состояниях вещества, как о единой субстанции Хаоса и Творения. Мы установили, что существует группа первичных «стихийных» ощущений, «вещественных» ощущений. Можно ли говорить о существовании «достихийных» и «сверхстихийных» ощущений, ощущений «плазматических»?

***

«Говорить об ощущениях…» Обратимся к свидетельству языка – к языку как средству отображения содержаний бессознательного, к средству структуризации звуковых примитивов – к средству самовыражения глубинных психических структур, повествующих о «Я» и его недрах.

До‐стихийность и сверх‐стихийность. До‐вещественность и сверх‐вещественность. Субстанция, не получившая воплощения, и наивысшее воплощение жизненной субстанции… В русском языке существуют два однокоренных слова, описывающие противоположные по смыслу состояния души – «блажь» и «блаженство».

«Блажь» – причуда, вымысел, бред: неосуществимые в данных пространственно‐временных условиях или вообще неосуществляемые желания, представления, мысли, образы. «Блаженство» – полное счастье, наслаждение; крайняя степень удовольствия от осуществления желаний; предел осуществления желаний. По составу «блаженство» – слово, производное от слова «блажь», включающее в себя «блажь» как корень, как источник своего возникновения. Блаженство=блажь+ен+ство. Здесь «ен» указывает на длительность, временную протяжённость чувства, на непрерывную последовательность, незыблемую повторяемость одного счастливого ощущения, произрастающего из корня, из «блажи»; «ство» указывает на сотворённость, осуществлённость, на установление для «блажи» пространственно‐временных пределов, границ, очертаний; указывает на некий «ствол», прорастающий сквозь «блажь» и несущий на себе счастье как оболочку, как раскрывающийся бутон. В корне «блажь»: «б» – бьющее – твёрдый согласный – Земля, твёрдое состояние, кристаллическое; «л» – льющееся – мягкий согласный – Вода, влага, жидкое состояние; «а» – дыхание, раскрываемость – ударный, активный гласный – ветер, Воздух, газообразное состояние; «жь» – затухающее жжение – смягчённый глухой согласный – тлеющий Огонь, искорка, частичка всепроникающего животворящего Огня, солнечного ветра, переход выдыхаемого Воздуха в плазменное состояние. Итак, «блажь» – совокупность вещественных, стихийных ощущений, готовых к преображению в плазматическое ощущение.

Ещё одно производное от «блажи» – «соблазн», желание осуществить свою «блажь» и достичь «блаженства». Блажь: нечто твёрдое‐плотное, ставшее мягко‐влажным, ставшее воздушно‐лёгким‐отлетающим‐выдыхаемым, готовым воспламениться – становится соблазном: зовущим‐звенящим‐манящим: волнующим призраком – чтобы стать вошедшим в плоть и кровь, сотворённым, совершившимсяблаженством. Чтобы стать плазмой?

Заимствованное из греческого «плазма» («плаз») сходно по звучанию с русским «пласт». В чём различие? «Пласт» – плотное‐плотское‐плоскостное – сгусток вещества, разлитый по плоскости и затвердевший. «Пласт» – достаточно тонкий, вплоть до прозрачности‐воздушности, сгусток природного материала. «Б» – объёмность, большесть; «п» – сплюснутость – плоскостная и объёмная формы субстанции. «Жь» – тлеющая воздушность; «ст» – охладевшая отверделость. «Блажь» – психоформа, желание, не имеющее ясной цели. «Пласт» – энергоформа, сгустившаяся, но разлитая в пространстве, поток энергии, приобретший группу целей, равнозначных по смыслу, принадлежащих одной смысловой плоскости. «Плаз‐ма» – близкая к сгоранию пластичная масса, из воздушной перетекающая в неопределённо‐мягкое и опять воздушное состояние… Сходство структурированных звукоформ «блажь», «пласт», «плаз‐ма», их фонетическое и смысловое сродство кажутся нам заслуживающими внимания…

Теперь – что же представляет собой «блаженство» как высшая, наиболее ценная для каждой человеческой особи форма переживания? Какие формы принимает блаженство? Какими ощущениями наполнены эти формы?

***

Некая субстанция, претерпевающая преображение, видоизменение, готовится приобрести объём, форму. Вы любите называть эту субстанцию «либидо»? Мы предпочитаем называть её «плазмой» – душевной плазмой, соматической кровяной и генетической плазмой, звёздной плазмой. Мы не можем позволить себе рассмотрение жизни человека в отрыве от жизни Вселенной, не можем приписывать ему обладание сугубо человеческой «либидинозной» энергией. Мы сомневаемся, что Солнце имеет «запас либидо», но доверяем сообщениям астрофизиков о том, что и ядро и оболочка Солнца плазматичны, протуберанцы – сгусток плазмы, солнечный ветер – плазматический поток. Мы соглашаемся наивно принять на веру, что человеческая душа – поздняя форма существования вселенской субстанции, ранней формой которой является плазма. Пусть «либидо», пусть, Бог с вами! Либидо – разновидность плазмы. На этом и покончим «спор об именах божества».

Мы не можем представить, как переживается абстрактное «блаженство», поэтому обратимся к рассмотрению реальных типов контакта человека, микро‐Космоса, с окружающим миром, макро‐Космосом. Возможны три типа переживания: самопереживание (переживание собственного существования, собственной единичности) – «Я»-переживание; переживание контакта с представителем среды обитания, среды общения (переживание межличностного общения) – «Я» и «Он», «Я» и «Она» – «Мы»-переживание; переживание принадлежности к среде обитания, включённости в среду, растворённости в среде (переживание коллективности существования) – «Оно»-переживание, «Это»-переживание. В настоящее время произведениями искусства (фактами культуры освоения жизненного пространства) засвидетельствовано наличие трёх наивысших состояний психики, отражающихся и в состоянии соматики – три состояния, в которых тело и душа сливаются воедино – три формы ощущения психосоматической целости, целостности. Эти три состояния всеми культурами признаются «блаженными» состояниями, «блаженствами». Для двух из них есть однословные определения, заимствованные из греческого языка, из античной культуры – «оргазм» и «катарсис». Третье переживание является сложноструктурированным, и в разных культурах его описания различаются по своим смысловым оттенкам, лексически определяются как «ананда», «бхава», «дао», «сатори», «благость», «Царство Божье», «религиозный экстаз», «просветление» – особые состояния, относящиеся к группе «экзистенциальных» переживаний. Оставим за этим переживанием условное наименование экзистенциальное. Два других условно назовём оргастическое и катарсическое.

а) оргазм

Строго говоря, оргазм – пик сексуального наслаждения. Однако же, установлено, что не всякое сексуальное наслаждение приводит к оргазму. Также известно, что оргазм может наступить в отсутствие соматических раздражителей, вне полового общения, как итог цепи внутренних личностных переживаний. Таким образом, по источнику возникновения различимы психический, соматический и, условно, «целостный» оргазм. Возможны различные варианты протекания оргазма – одномоментный (импульсный), продолжительный (многократная последовательность импульсов наслаждения), волновой (плавное нарастание с последующим затуханием, оттоком). По области переживания можно различить: точечное оргазмическое ощущение; частичное оргазмическое переживание, при котором ощущения формируются (группируются, концентрируются, фиксируются) в ограниченной области тела, в наиболее чувствительной его зоне; целостное оргазмическое переживание, захватывающее весь психосоматический массив. Пусть так. Так что именно ощущается в момент оргазма?

Мы рассмотрим случай полного, целостного оргазма, имея в виду, что прочие частичные случаи являются именно частичными случаями целостного переживания.

Итак – каждая клеточка тела наполняется блаженством, каждая. Блаженство – незыблемое, ненарушаемое, неразделяемое. Все клеточки тела испытывают одинаковую степень блаженства. Каждая клеточка становится сгустком, каплей, ядром, не зависящим от соседствующих клеток. Ни одна клеточка не является преобладающей, господствующей – весь соматический объём от центра до границ наполнен одним ощущением, одной каплей – весь соматический массив становится словно единым ядром. Ощущение настолько сильное, что внешние раздражители перестают оказывать влияние – провал в блаженство, отключение от мира, обособление. Исчезают представления о протяжённости пространства, времени, энергии. Исчезает способность отличать предметы один от другого – всё становится невзрачной безликостью перед ликом личного блаженства. Возникает чувство собственной точечности, сконцентрированности «здесь» и «сейчас»; «там» и «тогда» теряют своё значение. При лексическом описании характеризуется как «Я»-ощущение. «Я – есть, я – здесь, я – всё, я – счастлив(а), я – солнце (звезда)». Целостность души и тела, собственная целостность ощущается как наполнение собственной формы блаженством, и это блаженство – Я. Сгущение блаженства, и это блаженство – Я. Характер «блаженства» описывается как не имеющий вещественных признаков: нет влажности, нет воздушности, нет почвы под ногами, ничего нет – есть только «Я», и в то же время: «Я – всё, моё Я – всесильно, Я могу стать дождём, землёй, ветром, пожаром, Я могу стать чем угодно». – Таким образом, целостный оргазм представляет собой переживание собственной плазматической ядерности; собственной способности преобразиться в любую до‐человеческую и сверх‐человеческую форму посвоему желанию (более того, своё и есть Я ); собственной способности перейти в любое стихийное состояние; собственной потенциальности, энергичности, энергийности. – Мы говорим об оргастической тенденции как о тенденции бесформенного (недооформленного) сгустка плазмы стать целостной ядерной частицей.

Бесформенный (недооформленный) сгусток психической плазмы стремится стать окончательно оформленным ядром, не нуждающимся в спутниках, проходя сквозь цепь стихийных состояний – ядерная (оргастическая) тенденция к Я‐сгущению («Это», «Оно» сгущается в «Я»).

б) катарсис

Если оргастическое чувство – это чувство собственной единственности, блаженной обособленности, уникальности, исключительности, то катарсис, наоборот, возникает как результат обобщения – результат созерцания, переживания сопричастности, сопереживания. Обычно о наступлении катарсиса говорят в связи с созерцанием зрелища, имеющего эстетическое, философское, мистическое, религиозное значение. Катарсис связан с приобщением к таинствам коллективности бытия. Достижение катарсиса ставится целью обрядовых церемоний. Совокупность осознанных катарсических переживаний описывается как продолжительное сознавание единства личности и коллектива, личности и Вселенной. Катарсис ощущается как блаженство «облегчения», «освобождённости», как снятие с души бремени тревог и печалей, тягот, как очищение от страдания, как оправданность своего существования, как включённость в систему сосуществования настолько же уникальных личностей, как и ты сам, равнозначных‐равноправных‐равноценных для жизни единого вселенского организма. На лексическом уровне описывается как: «Я – капля в необозримом море жизни. Я – пылинка солнечного ветра. Я – мельчайший элемент мироздания. Я счастлив этим, потому что Я и есть море жизни, Я и есть световая пыльца, Я и есть мироздание. Везде – Я, всюду – Я, всё – Я. Я могу возникнуть в любой точке пространства, пространство – Я. Я могу родиться в любом времени, Я жил(а) во все времена, время – Я. Я свободен(дна). Каждое живое существо – Я. Я присутствую в земле, воде, воздухе, огне». Целостность души и тела, собственная целостность ощущается как блаженство от безграничного проникновения во все представляемые формы, как разлитость в пространстве и во времени, распространённость, утончённость до сверхвоздушности, астральности, абсолютная лёгкость тела и души. «Я» словно становится плёнкой, пластичной плёнкой, неразрываемой. Каждая клеточка одушевлённого тела, воплощённой души – каждая капелька собственной живой субстанции стремится в необъятную даль, становится мельчайшей, до‐вещественной, до‐стихийной частицей Космоса, не имеющей установленных места, формы и времени пребывания. Предельно обостряется поверхностная чувствительность – громадное влияние оказывают внешние раздражители, в то время как внутренние источники теряют силу своих импульсов, раскрываясь, разворачиваясь, растворяясь в мире. – Таким образом, катарсис представляет собой переживание собственной плазматической орбитальности – способности принять любую пространственно‐временную форму через облечение стержня, наполнителя; ощущение себя как оболочки таинственной сердцевины Жизни; готовность принять преображение под воздействием внешних сил, под воздействием внешних ядер; уверенность в собственной неразрушимости в силу собственной пластичности; блаженно‐безмятежное существование плазматической плёнки, не нуждающейся в ядре, но приспособляющейся к воздействующему ядру. – Мы говорим о катарсической тенденции как о тенденции бесформенного (недооформленного) сгустка плазмы к становлению целостной совокупностью орбитальных частиц, «Оно»-частиц, «Это»-частиц.

Бесформенный (недооформленный) сгусток психической плазмы стремится стать потенциальным материалом преображения, не нуждающимся в ядре, проходя через цепь стихийных состояний – орбитальная (катарсическая) тенденция к «Я»-растворению («Я» растворяется в «Это», «Оно»).

в) экзистенциальное переживание

Переживание «экзистенциальности», «смысла сущности существования» относят к «блаженным» состояниям, к фактам «нисхождения благодати», однако это опосредованная оценка произошедшего. Непосредственный момент переживания может сопровождаться смешанными чувствами. Переживание возникает вне зависимости от предшествующих душевных состояний, в отсутствие раздражителей, как результат реструктуризации психических сил – результат процесса, неконтролируемого личностью, результат вторжения в сознание сил «сверхприродного», «сверхчеловеческого» порядка. – Просветление Будды, Преображение Христа, обращение Савла, приобщение Арджуны к сути Кришны, пребывание Иоанна в Небесном Иерусалиме.

Экзистенциальное переживание воспринимается как ощущение собственной целостности, но уже не сугубо ядерного или орбитального, но галактического (атомно‐молекулярного) порядка. Чётко сознаётся: «Я – капля солнечной мощи, я обращаюсь вокруг Единственного Источника Жизни, но вокруг меня – подобные мне создания, Его создания, я связан с ними неразрывными силами, и каждым своим движением накладываю печать на их путь, сдвигая их, сдвигаясь сам с орбиты Его Величия, приближая их и себя к Абсолюту Его Милости. Это – Жизнь. Я могу оторваться от них, от Него – и шагнуть в неизведанное, непросветлённое, неизъяснимое, незнаемое, но – что там? И если я делаю шаг во тьму, в моём сердце – Его сила, в моих руках – содружество подобных мне. Я могу стать ядром новой галактики, если Он пришлёт мне спутников, я могу стать спутником Его посланцев. Я могу отправиться на поиск другого Светоча, не Его Самого – чтобы стать приближённой луной нового Властелина Милости. Я могу стать блуждающей кометой и собирать вокруг себя рой звёздных пылинок, чтобы стать бутоном созвездия. Я – могу выбирать. Есть непреложный Свет и есть неизведанная Тьма. Неисповедима сила сияния Его лучей». – Экзистенциальная целостность ощущается как наличие нескольких совмещённых, взамно вложенных сфер ощущений – гармоничное сочетание, взаимослияние, взаимопроникновение чувственной (лично‐бессознательной), до‐чувственной (коллективно‐бессознательной), сверх‐чувственной (сознательной) сфер. Каждая область тела ощущается именно такой, какова она есть, каждое движение души имеет личностно‐абсолютный смысл. «Блаженство» ощущается как «венец страдания», как вознаграждение за страдания; страдание – как неизбежная плата за блаженство, как ключ к Дверям Рая. – Блаженно‐трагичное существование плазматичной субстанции галактики. – Галактичность плазмы.

Галактичный сгусток плазмы способен преобразиться в плазматическую галактику; собственная Я‐плазма преображается в Мы‐плазму, оставаясь Это‐плазмой; Я‐галактика преображается в Мы‐галактику, оставаясь Это‐галактикой – суть экзистенциального переживания как взаимодополнения (взаимной компенсации) орбитальной и ядерной тенденций.

***

Что же остаётся неизменной составляющей оргастических, катарсических и экзистенциальных переживаний? Их плазматичность. Их преображаемость. Ихупорядоченность – каким бы ни был порядок преображения плазмы – он остаётсяпорядком. Мы уже не считаем себя вправе говорить: «Силы, движущие душой, влекут человека к власти, к любви, к жизни, к смерти, к… к… к…». С уверенностью мы можем говорить: «Психическая плазма стремится к осуществлению порядка целостности». Человеком движет воля к порядку, к упорядочению жизненных процессов как вне, так и внутри себя, и это – стержень его влечений, получает ли он удовольствие от осуществления сокровенных желаний, или же стремится устранить причины недовольства.

И Это – есть.
Это есть Мы.
Это есть Я.

***

Итак, мы рассматриваем некое до‐личностное плазматическое образование, галактичное по своей сути, подверженное орбитальной и ядерной тенденциям преображения. Для большей лаконичности выражения обозначим ядерную тенденцию как «Я»-поток, альфа‐поток, @-направление; орбитальную тенденцию – как омега‐поток, *-направление; галактическое состояние – как «эта»-источник, (*)-итог. Определения «поток» и «направление» мы вводим потому, что tendentia в переводе с латыни как раз и означает «направленность», «направление развития явления или представления о явлении».

Мы получили представление об @-, *-потоках, (*)-состоянии и о свойстве плазматической субстанции, которое мы назвали «воля к порядку преображения». Нас интересует – каким образом происходит переход психической плазмы от галактичного к частичным состояниям, и почему возникает именно @-поток илиименно *-поток? Нас интересует – говорить ли о врождённости преобладающей тенденции или же о её приобретённости? Возможен ли выбор потока развития, и если возможен, то какие душевные силы отвечают за выбор – личностные, до‐личностные или сверх‐личностные? Личностные, коллективные или сознательные? Если воля к порядку является стержневой силой коллективного бессознательного, то можно ли избавиться от тенденциозности воли, избавить волю от пристрастности?

Воля, выбор, пристрастность выбора.

люциферия

В русском языке термин «воля» имеет достаточно широкий спектр толкований, обширную палитру смысловых оттенков.

Воля –способность, которая проявляется в решимости действовать в направлении поставленных целей и задач.

Воля –способность осуществлять свои желания, поставленные перед собой цели; сознательное стремление к осуществлению чего‐либо; пожелание, требование; власть, возможность распоряжаться чем‐либо.

Воля – свобода в проявлении чего‐либо, свободное состояние.

Воля – способность к выбору деятельности и внутренним усилиям, необходимым для её осуществления; особый акт, несводимый к сознательной деятельности как таковой; осуществляя волевое действие, человек противостоит власти непосредственно испытываемых потребностей, импульсивных желаний; для волевого акта характерно не переживание «я хочу», а переживание «надо», «я должен», осознание ценностной характеристики цели действия; волевое поведение включает принятие решения, сопровождающееся борьбой мотивов, и его реализацию.

Как видим, как бессознательные, так и осознанные выражения ощущения задействованности некой психической силы представляется и как способность, и как состояние – как состояние способности человеческой особи к произведению действий вообще, причём:
– зачем совершается действие – представляет или нет особь последствия своих действий – не столь важно для волевого определения;
– что и почему осуществляет особь – желание, преобладающее в наборе ощущаемых потребностей, или же менее страстное влечение – не столь важно для засвидельствования волевой силы;
– каккаким образом выполняется последовательность поступков – сопровождается ли она приятным или неприятным для особи чувством, воплощается в приемлемой или отвергаемой обществом форме – не столь важно для личностного волеизъявления;
– единственно значимой, существенной остаётся характеристика воли каксостояния способности управлять притоком жизненных сил, состояния способности к направлению потока каких‐либо влечений в какое‐либо русло – воля как достояние психики, как сила, пронизывающая всё существо души от недр до поверхности, от бессознательной коллективности до сознательной индивидуальности –воля и есть состояние способности к упорядочению психической жизни;волевое действие как соматическое воплощение психической силы и есть осуществление упорядочения жизненных процессов.

***

«Способность», «состояние». Мы уже говорили о звукоформе «ст» как о речевом примитиве, описывающем «затверделость» стихийного вещества. «Ость» – строго говоря, эта фонетическая комбинация описывает свойства структурной части «растения». Ость – высохший стебель растения, остаток растения; это стебель, лишившийся сока жизни; это тонкий, трубчатый, вытянутый, направленный сгусток природной субстанции, при жизни растительного организма пропускавший сквозь себясок жизни, поток плазмы, несший на себе пластичную плазматическую оболочкустебля и листья, пласты плазмы. Все слова, имеющие окончанием «ость», указывают на особое свойство оформленной субстанции – на то, что возможно её чётко направленное развитие, при сохранении неизменяемого, нерушимого стержня – залога жизни – ствола, ости – стойкость, выносливость, проницательность, смелость, суровость, нежность… «Радость» потому и «радость» – радение рдеющей руды – приумножение кровотока, обогащение кровотока, прилив жизненной мощи – поток неразрушаемой жизненной субстанции – плазмы. «Кость» потому и «кость» – иссякнет кровь, истлеет плоть, а кость останется напоминанием: «Вот этим выстроено было тело, стройное и стремительное»… Свойство организма, описываемое как «-ость», является его структурным, то есть порядковым свойством.

Воля – состояние способности к упорядоченному преображению. Мы ведём речь о воле как о свойстве плазматической структуры.

***

Невыясненным остаётся вопрос значимости «выбора» для формирования волевого действия.

«Сделать выбор» – в конце концов, «выбрать» – «прибрать», «присвоить», «овладеть», «получить», сделать своим и только своим. «Выбирать» – «пересматривать», «оценивать», «взвешивать», искать нечто наиболее удовлетворительное, насыщающее довольством. «Иметь выбор» – располагатьсовокупностьюрядом схожих по своей насыщенности, мощности мотивов; рядом равноценных целей; рядом привычных способов, навыков осуществления желаний. – Наличие «выбора» подразумевает наличие «совокупности свойственных данной особи форм удовольствия»?

Между тем, на каждом шагу приходится сталкиваться с примерами личностного выбора в пользу самообуздания, самоограничения вплоть до отказа от осуществления желаний, вплоть до самоотречения. О каком «довольстве» вести здесь речь? Разве что о «довольстве смирения», «блаженстве смирения»…

Особь отказывается от борьбы за удовлетворение желаний в том случае, когда сталкивается с достоверно или предположительно превосходящейпротивоборствующей силой. Выбор в пользу сохранения собственных сил, здоровья, безопасности – выбор в пользу самосохранения, сохранения собственной целостности, пусть даже он сопровождается «отчаянием», «гневом» или «смирением» – тоже выбор. С этой поправкой о «выборе» можно говорить как об «определении наиболее приемлемой в данных пространственно‐временных условиях формы психосоматической целостности, наиболее приемлемой из всей совокупности форм целостности, свойственных данной особи». Смех сквозь слёзы! – выбираешь всегдаодно из трёх

***

Так почему же, всё‐таки, на основании чего выбирается именно @-, именно *- или именно (*)-целостность? Почему порой особь стремится осуществить желание даже вопреки вероятной гибели? Что заставляет одних «лететь навстречу солнцу», а других – «прятаться на дно болотца»? Почему, в силу чего отдаётся предпочтение? В силу сознательности, осмысленного самообладания? Но с какой стати тому, кто привык ощущать себя «центром мироздания», становиться «спутником светочей»? С какой стати тому, кто привык быть «блаженствующей луной», становиться «лучезарным» и «светоносным»? С какой стати человеку переходить из привычного состояния внеизведанное, пусть даже и предполагаемое?

Можно испытывать страсть и пытаться её удовлетворить – стать стройной стрелой, стремящейся к цели, к точке желаний, к блаженству – быть направленным потоком и стремиться упрочить своё положение, усилить довольство собственной жизненностью – уплотнить плазматический поток до @- или *-частицы. Можно испытывать страдание – тяготиться своим состоянием; это отягощение может ощущаться как собственная чрезмерная тяжесть (страдание от одиночества собственной ядерности), или же как навязанное бремя, вынужденная тягота, давящая на весь чувственный покров (страдание от собственной орбитальной коллективности). В случае @-страдания единственным избавлением служит обретение подчинённой, спутниковой привязанности к более мощной особи, к превосходящей силе. При *-страдании спасением становится превращение в центр для кружения более слабых, обретение господствующей позиции.

Пусть всё это так. Но как быть со страхом? Никак. Побудьте с чем‐нибудь другим. Страшатся, опять же, либо чрезмерного уплотнения («сердце сжимается»), либо чрезмерного рассеяния («тело опустело – душа улетучилась, ушла в пятки») – страшатся вовсе не того, что неизведано – страшатся потерять привычную целостность, форму целостности. И, с учётом условий случаев выбора мер самозащиты, «волевой выбор» представляет собой, в конце концов, «определение наиболее устойчивой в данных пространственно‐временных условиях формы психосоматической целостности, наиболее устойчивой из всей совокупности форм целостности, свойственных данной особи».

***

Неужели же воля так эгоистична? Неужели же этот залог жизненного успеха, залог удачного претворения в жизнь уникальных личностных желаний и способностей к их осуществлению – неужели это солнце, сияющее из недр души, так люциферично? Именно так. Плазматично, светоносно – люциферично. Первый из ангелов оказался величайшим и непревзойдённым себялюбцем, жертвующим легионом спутников, поглощающим орды приспешников ради собственного возвеличивания, мстящим за недоставление блаженства, всегда готовым заступиться за ноющих и канючащих об отмщении, заступиться ценой поглощения дарованной тебе раз и навсегда капельки радужного Светелья – не столько Тень, сколько мнимая светлость…

Вы говорите, спасение личностной плазмы от полного разложения заключается в совершении поступков, основанных на чувстве долга? На чувстве долга перед Творцом, родителями, друзьями, любимыми, перед обществом, коллективом вообще? Может и так. Но откуда происходит это «чувство долга»?

***

Человек заявляет: «Я совершил именно такой поступок, потому что должен был совершить именно этот поступок и именно так». Нам такое утверждение кажется по меньшей мере самонадеянным. Кому должен и почему должен – вот о чём умалчивают геройствующие должники. Долг – обязанность по возвращению чего‐то, взятого взаймы. Если «я должен», то «должен тем, кто прикладывал усилия для обеспечения моей жизнеспособности», и «возвращаю долг» потому, что «чувствую себя обязанным возместить затраты на моё Я‐осуществление». – Жизнь, взятая взаймы. – Довольство жизнью, принадлежавшее тебе лишь временно. – Довольство, не тобой произведённое, не являющееся твоей собственностью, вложенное в «Я», приятное для «Я», но «не‐Я» – довольство, приданное «Я». – Частица, насильственно внедрённая на орбиту «Я». – Энергия, переданная недооформленному сгустку плазмы ради становления его ядерности. Орбитальная зависимость от источников благосостояния, от держателей благосостояния. – Вы говорите о величии, о великодушии «долженствования»? Бросьте! Возмещение долга не есть «дарение блага», это есть «возврат присвоенного блага». – Ядерная концентрация усилий по удовлетворению «заимодавцев» служит компенсирующей тенденцией, необходимой для сохранения «Я»-растворённости, приближённости к когорте могущественных жизнетворцев. – Постоянная расплата сопутствующими желаниями за одно центральное, наиболее сильное, никак не способствует возрастанию галактической объёмности. – В случае преобладания мотива «Я должен» следует говорить об устойчивом *-состоянии и об @-потоке как компенсирующем, понуждающем мобилизовать потенциальные (*) -источники для сохранения *-зависимости.

***

Помимо «долженствования», встречается и позиция «ответственности». «Должник» заявляет: «Хоть и не хочу, но приходится». Позиция «должника»: «Я делаю всё именно так, потому что это порядочно – по‐другому поступить нельзя, не могу». Позиция «ответственного»: «Я поступаю именно так, потому что считаю такой поступок правильным. Так считаю я, и я считаю это правдой. Мог бы и по‐другому, но это было бы непорядочно, и не хочу по‐другому». – Очевидно, если не решающим, то одним из наиболее важных доводов становится ощущение порядочности действий, собственного порядка преображения – целостность сгущённого «Я», ориентированного вовсе не на целевые требования, выставляемые спутниковым окружением, но на реализацию собственных мотивов. – Инициативность в противовес «долженствующей» инициированности. – «Дарение блага», даже если оно и не ожидается окружением. – Ядерный авантюризм, не учитывающий интересов приближённых союзников. – «Заботливое» одаривание продуктами жизнетворчества служит в данном случае следствием компенсирующей орбитальной тенденции, необходимой для сохранения «Я»-могущества, исключительного превосходства. – В случае преобладания мотива «Я ответственен» следует говорить об устойчивом @-состоянии и об * -потоке как компенсирующем, вынуждающем мобилизовать потенциальные (*)-источники для сохранения @-преобладания.

***

Мы рассматриваем @- и *-тенденции не в противовес, а в дополнение к сложившимся представлениям об «интро‐» и «экстравертированности», о «донорном» и «акцепторном» типах личности. Более того, мы настаиваем на вне‐личностностном характере этих тенденций – на их коллективно‐бессознательном характере. Мы говорим, что «воля», «способность к выбору», «чувство долга» и «чувство ответственности» ещё не являются показателями сознательности особи, а уж тем более – показателями развитости её личностной «совести», «моральности». Показателем развитости мы считаем стремление к галактичности сосуществования, зарождающееся в сферах коллективного бессознательного – стремление, которое постоянно ослабляется, замутняется люциферическими стремлениями к «Я»-блаженству. Возможность галактичных отношений недоказуема и не вполне представляема – уверенность в наличии такого пути преображения собственного плазматического потенциала может быть вынесена только из опыта экзистенциального переживания. – Мы желаем вам Откровения Плазматики.

преображение

Мы затронули тему «жизнетворчества», тему «преображения собственной энергии в продукт творчества, продукт преображения». Какие же формы может принимать дальнейшее преображение оформившихся @- и *-скоплений, этих псевдо‐галактических образований, этих галактических туманностей?

В первую очередь, мы рассматриваем существование сгустка плазмы – порции плазмы – кванта плазмы – плазмоида, вступающего в связи «долженствования» либо «ответственности», утверждающего порядок своей преображённой формы, своего образа существования как порядок не только единственно возможный для данной особи, но и как порядок вселенски значимый, как личную, но подкреплённую авторитетом Абсолюта, «правильность», «правдивость», «порядочность»; личную – имеющую сложившийся облик, образ действования: либо ангеличный – повествующий о порядке всеобщего, вселенского, коллективного блаженствования, либо люциферичный – пытающийся оправдать порядок блаженствования личностного, обособленного. Мы утвердились в том представлении, что такие порядки существования, порядки превращения изначально галактичного плазмоида – этипорядки обращения являются стержневыми структурами, стержневыми архетипами коллективного бессознательного, его моторными архетипами, причём до‐либидинозными, начинающими формироваться до сексуализации бессознательного – это порядки обращения плазмоида, вплетённые в плоть и кровь нового существа, рождено ли оно соматически женским или соматически мужским. Порядок обращения плазмоида – порядок вне‐половой, и только в последнюю очередь – до‐половой. Надеемся, никто не станет бредить, будто плазма женской крови по сути своей, по своей структуре отличается от плазмы мужской крови? Честно признаемся – при всей трепетности нашего отношения к таинствам сексуальности мы хотели бы положить предел затянувшимся разглагольствованиям об абсолютном значении для души полового разделения.

Итак – абсолютной сердцевиной плазмоида является сила, находящаяся в состоянии способности к упорядоченному преображению в насыщенно‐довольственное состояние, «блаженное» состояние, «счастливое» состояние. Моторным архетипом коллективного бессознательного является воля к осуществлению выбранного под воздействием страсти, страдания или страха порядка преображения плазмоида. Мы установили структурную тенденциозность преображения; текстурную(поверхностную, покровную, обликовую – личностную) тенденциозность, становящуюся достоянием личного бессознательного; но каков фактурный(событийно‐явленческий) характер преображения? Как и каким становится плазмоид – понятно. Но чем он становится в результате структуризации и приобретения новых свойств?

***

Плазмоид как зародыш несёт в себе зачатки оплодотворённого и оплодотворившего – он является итогом слияния наполнителя и наполняемого объёма, результатом взаимодействия двух плазматических систем, преображающихся в третью. Очевидно, одна из них – материал обработки, другая – перерабатывающая система; материал инверсии и инвертор; совокупность зачаточных плазмоидов и колония инвертирующих плазмоидов. Результирующий упорядоченный плазматический массив несёт в себе как информацию о материале, так и информацию об инверторе; обладает как способностью к становлению инвертором, так и способностью к становлению материалом инверсии.

По отношению к инвертору объект инверсии выполняет функцию самоотдачи, самоосуществления, видоизменённого самоповторения, включается в результат творчества, теряя самостоятельность – условная функция «Я‐». Инвертор же самореализуется в двух планах, в двух функциях. Во‐первых, он насыщается за счёт материала, за счёт поглощения энергоинформационного импульса инвертируемого элемента, и для успешного творчества, для продуктивного творчества ему необходимо удовлетворить свою энергоинформационную потребность: достичь состояния насыщенного довольства – условная «Я»-функция. Во‐вторых, достигнув «Я»-насыщенности, «Я»-целостности, он совершает работу по реформированию материала, изменяя его свойства, добавляя свои качества – саморепродуцируется. Таким образом, итоговый плазмоид органически впитывает три базовых способности:
(Я) к самонасыщению посредством поглощения объектов инверсии;
(Я*) становиться инвертором и производить саморепродукцию, как выполнение своей задачи, посредством обработки объектов инверсии;
(Я‐) служить материалом инверсии.

Итоговый плазмоид является энергоинформационным массивом [«Я»-насыщение; «Я*»-инвертор; «Я-»-материал]. Какой из трёх элементов станет преобладающим, и каким станет новый плазмоид: Творцом или материалом Творения – это уже вопрос определения факторов наследственности; преобладание одной функции приводит не куничтожению, а к подавлению двух других. Таким образом, каждый инвертор икаждый объект инверсии представляют собой вышеописанный функциональный массив, возникший в результате взаимодействия предшествующих (родительских) плазмоидов. В полной форме итоговый плазмоид является не линейным массивом, а пространственной функциональной матрицей:

Я + [источник] + [источник] =
[«Я»; «Я»; «Я» ]
[«Я»; «Я*»; «Я‐»]
[«Я»; «Я‐»; «Я*»]

В случае её преображения в инвертор плазмоид имеет четыре преобладающие функции – три информационные и удвоившееся «Я»; после превращения в материалдоминируют три энергоинформационных импульса. Смысловым определителем галактической матрицы, её архетипическим стержнем остаётся преображающееся «Я».

***

Можно до бесконечности уточнять формулировки –какая воля движет человеком, воля к чему… Если выразиться как можно проще, то «человек стремится получить то, чего не имеет – то, чего никогда не имел, или имел, но лишился». Мы осмеливаемся утверждать, что доминантные импульсы плазматической матрицы служат человеку мотивом, подавленные импульсы – целью достижения, желанной целью – целостным галактическим блаженством. Инвертор, Творец, поглощающий свои создания и вновь дающий им жизнь – четверичный мотив, троичная цель. Материал творения, вестник Творения, вечно возвращающийся к Творцу и опять сотворяемый – триада мотивов, тетрада целей. Мы можем сказать: совокупность мотивов – моторная матрица, совокупность целей – компенсирующая матрица. Могли – и сказали. И ничего. Мир не рухнул. Нам он стал только роднее.

И вот теперь‐то мы возвращаем вам ваше любимое «либидо»: женщина – Творец соматически, но психически, зачастую – материал, нуждающийся в Творце. Душа мужчины – непрестанное творчество, но в теле его зреет семя Творения. Мужчина вечно поднимает крест, звезду, свастику на флаг своих целей, насилуя мир в поисках желанного порядка. Женщина – вечно ждущая счастья женщина и есть сокровляемый солнечный порядок. Но Солнце не в ней – солнце всегда ЗА её туманной душой. Вам достаточно? Нам – да.

первые власти

Вы говорите: «Мать и Отец – первые любови маленьких любовят». Мы добавляем: «И первые Власти крохотных властенят».

Мы рассмотрели возникновение в коллективном пласте души до‐мотивационных движений плазмы; проникающий в сознательную область архетипический стержень «Я»-порядка; зарождающиеся в личностном слое трёхосновные матрицы влечений. Какие же силы актуальны для личностного слоя? Какие силы приводят к появлению навыков достижения блаженства?

Властолюбивые детёныши, любовластные ребёнки… Первый контакт с миром – общение с Нечто, общение с неизведанным: соприкосновение существа с неподвластным миром – приемлемо‐неприемлемо, станет моим или нет? – Жажда обладания – приобретения, присвоения. Предмет собираются присвоить к области владения. Приятен он будет или нет? Удастся заполучить его или нет? Понравишься ли ты сам тем, кто претендует на обладание тобой? – Надежда на удовлетворение влечения к обладанию.

Надежда (ожидание) <=> обладание.

Если надежды не сбылись, если предмет владения не удовлетворяет нраву, нравлению: не нравится, не соответствует ощущению порядка удовольствия – можно ли его переделать, превратить в удовлетворяющий? Можно ли самому научиться удовлетворять ожидания тех, кто к тебе равнодушен, привлечь их внимание? Переделать, заставить, вынудить, упросить, выпросить – повлиять. – Жажда влияния.

Обладание => влияние

Действие, влияющее на предмет, или поступок, призванный повлиять на людей, совершается с уверенностью в своих силах: «Я смогу его переделать, предмет или человек покорно подчинится мне, переделается, превратится в послушный. Я смогу делать с ним всё, что захочу», – либо с доверием: «Пусть делают со мной (ради меня) всё, что захотят».

Влияние =>власть

Влияние <=> доверие (уверенность)

Доверие <= надежда

Предметом любопытства обладают. Он присвоен, он покорён – он подвластен. Он приносит довольство – его сохраняют для продолжительного обладания. Он уже понравился, он уже любим, он – излюбленное развлечение. Найти похожие на него предметы – увлечение. Уверенность в том, что предмет, похожий на любимый, станет настолько же любимым – надежда на успешное приобретение.

Власть <=> любовь

Доверие =>любовь

Круги замкнулись. Триады замкнулись.

<=>Власть<=>владение<=>влияние<=>Власть<=>

<=>Любовь<=>надежда<=>доверие<=>Любовь<=>

Архетипическое влечение к преображению своего состояния – воля к осуществлению порядка взаимно обратила триаду власти и триаду любви.

Да, мы многое почерпнули у Юнга. Ещё недавно мы повторяли вслед за ним: «Душа беспокоится волей к власти и тягой к любви». Теперь мы ясно видим: нет истинной власти без любования теми, кто подчинился; нет любви без обладания теми, о ком тоскуешь. Нет порядка без того, кто господствует – нет любви и радости без чёткого порядка светлых токов в сердце. И если видишь странного своей грустью человека – если видишь страшного в своей ярости человека – загадкой остаётся не то,что он хочет обрести, а то, чем он хочет стать, когда обнимет долгожданное… Чем? Радужной дымкой или грозовой искрой?

числа

Вам знакомы выражения: «Эти самозванцы навязывают окружающим свой образ мысли, свой образ действий»? Вам приходилось слышать: «Эти выскочки всего лишь самоутверждаются: утверждают своё – своё право на существование, на волеизъявление, на удовольствие, на безопасность проживания»? Для нас подобные высказывания – отражение верного, хотя и не совсем точного, восприятия смысла человеческих поступков. Восприятие, но ещё не оценка; интуитивное прозрение, ещё не приобретшее чёткого словесного облика; эротичное вчувствование, но ещё не логичное осмысление. Для нас смысловой оценкой «принципа человеческой души» служит «воля к порядку». Мы не отрицаем, что в данный момент сами пытаемся насадить новый порядок осмысления – да, пытаемся: ведь мы не любим туман, мы не любим сумерки разума. Мы хотим ясности, и ясности солнечной – в лунном мороке нам не любится, не спится, не поётся.

***

Мы оперировали – да, мы препарировали собственную душу – понятием «целостности». Представление о психической целостности стало закрепляться в науке и культуре под именем «самости» в первой половине двадцатого века. Дурной каламбур насмешницы‐истории – слово о «самости» рождено самой «молодостью» века – Юнгом и теми, кто назвал себя юнгианцами. Нас это понятие, это орудие анализа, уже не устраивает – мы нашли новый камертон для голоса «Я». Мы хотим ещё раз обратить внимание на то, что возможны три вида целостности, три различные состояния души,единые в своём смысловом стержне. Представители юнгианской школы утверждали и утверждают, что свидетельством реальности «самостного блаженства» является, например, наличие в различных культурных источниках множества графических символов «самости» – ими являются правильные, симметричные относительно центра геометрические фигуры (круги, квадраты, ромбы, треугольники) и знаки – трёх‐ и четырёхлучевые свастики, кресты, звёзды – утверждают, что эти изображения как проекции архетипических структур бессознательного символизируют одну и ту жедушевную организацию, «самостную». Мы осмеливаемся внести в это представление ряд поправок, основываясь на вышеприведённых рассуждениях.

Подобные знаки (графические примитивы) показывают, бесспорно, структуризацию бессознательного, и символизируют: во‐первых, упорядоченную концентрацию плазматических частиц –центр скопления и траекторию обращения частиц вокруг центра – отображают @- или * -скопление; во‐вторых, они указывают на функцию созвездия плазмоидов – превращать или превращаться, творить или подвергаться творческой обработке; в‐третьих, они демонстрируют преобладающую тенденцию функционирующей плазмоколонии; в‐четвёртых, это обрисовка контуров доминантной матрицы, набора сил, способностей и мотивов; в‐пятых, это целевые знаки, знаки компенсирующей матрицы; в‐шестых (и не ранее, чем в‐шестых), они выступают в качестве обозначения «мужественности» или «женственности» носителя плазмы. «Солнцеворот», например, «коло» – это символ движения Солнца + лик Солнца + оплодотворяющая мощь Солнца = земное блаженство, и только в последнюю очередь это символ мужской силы (андрогенной) как отождествленной с потенцией Гелиоса (плазмогенной). Существуют, насколько нам известно, два противоположных взгляда на происхождение графических примитивов – отношение к символу как результату экстраверсии (отождествления свойств наблюдаемых объектов и перенос полученного представления на характер наблюдателя) и как результату интроверсии (проецирования психических структур наблюдателя на свойства окружающей среды). Мы стремимся занять позицию, примиряющую противоположения – плазмоид, каким бы он ни был, контактирует с плазматическими же структурами…

Далее. Кресты и 4‐свастика всегда отражали активную переделку, переупорядочивание, преображение, насаждение порядка, будь он порядком солнечного братства, братства во Христе или братства в нации. 3‐свастика и 3‐крест всегда означали смирение, успокоение, вечную жизнь, охранение жизненных начал, мудрость, не требующую переустройства мира: состояние бездействия, при котором «блаженство» достигается за счёт внутреннего переупорядочивания – зачем стремиться к цели, если можно избавиться от досаждающих мотивов, если можно стать вечным материалом Творения, не тобой совершаемого, свершившегося задолго до формирования твоей личности – если творчество не в твоей власти? Можно до хрипоты спорить, женщина ли Три, мужчина ли Четыре, или же надо дробить, извлекать корни и вычислять тангенсы – численные символы бессознательного асексуальныЧисла символизируют отношение к творчеству как основе миропорядка, как тип включённости в миропорядок, тип участия в распоряжении миром.

«Седьмицы» известны как символ гармонии, успешности, завершённости, сотворённости – седьмой день Творения, седьмое небо. «Девятиликие» объекты – выражение свойств Единого Абсолюта или обитателей Абсолютных Сфер; 9 – «божественное» число. Неудивительно – полная плазматическая матрица, как мы обнаружили, содержит 9 функциональных импульсов. 7 импульсов – свершившаяся манифестация Божества, преображение Творца, Создатель и созидаемое в одном лице.

6‐звезда, известная как «звезда Рода», как обозначение связи поколений – не она ли обозначает преемственность традиций, нерушимость шести отношений между предками и потомками, вечность взаимного обращения триады господства и триады любви? Нам представляется – так и есть.

5‐звезда, попавшая на гербы и флаги – это ли не символ гордости, чести, оберегающий знак, знак мужества, справедливости – стоит ли ещё добавлять: «ущемлённого достоинства», требующего восстановления, утверждения, ещё‐только‐претворения в жизнь? 4‐звезда, 4‐свастика, 4‐крест – осуществление порядка личностью, 5‐звезда – род, клан, штат, страна несут порядок соседним странам, возводят порядок своей коллективности в абсолютную степень.

Что тогда отображают фигуры ?

***

Мы уже указывали, что в русском языке слова, включающие «ость», обозначают свойство, присущее порядковой структуре описываемого объекта – структуре, понуждающей плазмоид двигаться к достижению «блаженства». Юнгианский термин «самость» подразумевает обретение состояния «самодовлеющей цельности», «предельной цельности, присущей каждой несовершенной душе». Сам‐ость… Сам Есть… По поводу форм целостности мы уже высказали всё, что вызнали от блуждающих созвездий. «Портреты» мандалы: карты космических просторов души, на которые ссылаются «самостники» – в каждой культуре свой порядок взаимоотношений личности и общества, души и бога – и этот порядок обожествляется, возвеличивается – идеальный: недостижимый – ведь эта цель не в мире, но внутри познающего…

Сложные фигуры (квадраты‐ромбы‐треугольники, вписанные в круг; концентрические окружности; лепесткообразные линии, цветы) включают в себя знаки‐примитивы на правах частных элементов смысловой комбинации, изображают либо индивидуальную карту преображения – историю и прогноз развития воли, либо же универсальную картину реализации матричных импульсов – Матрицу как источник и как итог, как вневременную‐внепространственную‐внеличностную картину, карту Рая. – Потерянный Рай, миры, пройденные на пути к «божественности», и обиталище счастья, на достижение которого можно только надеяться.

***

Психология, литература, графика, математика, физика… Что общего между объектами познания, средствами выражения? Всюду знаки. Символы.

Мы заявляем о претензиях на обладание сакральным знанием?

Нет.

Мы говорим о символике, понятной нам.

Надеемся – не только нам.

P.S. 

Итак, мы остановились во время написания этого текста на представлении о воле как способности к осуществлению порядка преображения плазмоида, показав, как воля к власти сочетается с волей к любви в качестве двух аспектов основной психической силы, пронизывающей всю душу. Мы можем назвать ее основным инстинктом.

За время, прошедшее с момента написания вышеупомянутых строк, — более 11 лет — мы не только не усомнились в жизненности высказанной, прописанной идеи, но и убедились в ее жизнеспособности. Правда, очень хочется внести, наконец, коррективы…

Из философии и психологии, также религиоведения, мы получаем интересную информацию о смысле существования человека, а точнее, о конечных целях научных течений и духовных практик. Они говорят нам о том, что жизнь есть непрестанноестановление. В то время как представители поп‐арта, поп‐ и рок‐музыки, массового кино и литературы, ориентированной на «потребителя из толпы», твердят о том, что «надо быть, и, желательно, быть собой», более тонко наблюдающие и сознающие говорят о необходимости «стать». Даже Маслоу, изобретший «пирамиду потребностей», разложивший душу в иерархическом порядке по взлетающим ввысь полочкам, не остановился на «наличном Бытии» и задумался над трансценденцией, переводящей человека к потребностям высшего порядка, затмевающим собой систему грубых повседневных насущностей.

Стать. То есть — после целого ряда психических трансформаций, накопления опыта и его осмысления сознательного либо переживания в бессознательном, обрести новую позицию, новое состояние, новые взгляды и ценности. То есть, относительно начальной точки этого Пути — пре‐об‐ра‐зить‐ся. Становление неизбежно приводит кпреображению, новому образу действий, мышления, переживаний. Ради чего обретается власть, ради чего к нам приходит любовь? К чему ведут нас изъявления воли? К преображению. То есть, повторим мысль, выписанную 11 лет назад, сделав ударение на незамеченном ранее аспекте — воля как основной инстинкт есть и воля к преображению. Нам кажется — вот точка проверки действенности человеческих устремлений, их жизнеспособности, оправданности, осознанности. Третий аспект Воли. Воля к Власти = Воля к Любви = Воля к Преображению. Раздельное Неделимое. Самостоятельно связанное. Ведущее нас всю жизнь…

Мы заново обретаем смысл Бытия. Мы, как внове, видим цель человеческой жизни.

Преображение.


ЮРЬЕВ Андрей Геннадьевич родился в 1974 году в Печоре (Республика Коми), в 1996 году окончил электротехнический факультет Оренбургского госуниверситета, работал дизайнером‐верстальщиком в оренбургских газетах и в Фонде Эффективной Политики (Москва).
С 1993 по 1995 год – вокалист и автор текстов песен группы «Личная Собственность». Лауреат специального диплома «За философизм лирики» областного поэтического конкурса «Яицкий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сборник «Проза – то, чем мы говорим» (Саратов, 2000), публикации в газете «Оренбуржье» и альманахах «Башня», «Гостиный двор». Победитель конкурса «Оренбургский край — XXI век» в номинации «Автограф» в 2014 году, призом стало издание отдельной книжкой повести «Юркины беды».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *