Красота: погоня за близостью

 АНДРЕЙ ЮРЬЕВ 
[breadcrumb]

Моби Дик: отпусти

ЕСЛИ ВЫ хотя бы раз задумывались о мотивах поступков близких вам персонажей ежечасно творимой истории рода человеческого; если вы ставите себе задачей понять, осознать сложные сплетения черт характеров – рано или поздно у вас появится свой Белый Кит, любимая цель психологической и/или философской охоты. Мой Моби Дик – Воля. Воля как сила психики и как состояние свободы ума, сердца, тела и души…

Я вижу волю, коренную способность души исполнять мотивы, двигаясь к целям, как трехаспектный движитель – воля к власти, воля к любви, воля к преображению. Три стороны, три лика – и тройной вопрос «если что‐то делается Почему, чтобы достичь понятного Зачем, то Как это сделать лучше?» Я подразумеваю, что каждый волеизъявляющий стремится преобразиться в довольного собой и своим окружением, в распоряжающегося вещами этого мира и явлениями своей психики, овладевающего не всей Жизнью, но тем, что есть в ней любимого и с помощью тех, кто любит его. Эти три алмаза сверкают одним оттенком, выпадающим из радужной палитры намерений.

Новый Год и Рождество, отмечаемые всем миром, для многих сливаются в один краткий период, вне зависимости от мировоззрения и вероисповедания, фактом своего праздничного характера говорят об одном – мир спасен! От мрака зимней стужи ли, от Мировой Тени, от Зла ли, от Смерти – каждый определяет сам, каким идеям следовать. И с этих дней и до весны нарастает ожидание праздников Света и Любви. О ней и поведу речь.

Любовь к интеллектуальной охоте на загадки сознания и бессознательного рано или поздно выводит к осмыслению секретов любви. Чем проще становится доступ к общению, благодаря развитию технологий, чем интенсивнее проходит смена собеседников, подписчиков и поклонников, тем очевиднее становятся пристрастия к кругу избранных для сугубо личного общения. Тем четче обрисовываются привязанности.

Корень жизни души – образ. Вершина ее – мысль, идея. Мыслеобразы – символы, что порождаются в глубинах бессознательного и только на выходе к свету сознания проявляют себя как две психические сущности. Врожденные черты характера и приобретенный опыт определяют в личном бессознательном привязанности к образам любимых.

При нарастающей скорости обмена информацией – сведениями о жизни и живущих – становится особой задачей вопрос удержания как минимум нравящихся, а как максимум ставших твоими исключительными контактами. Вопрос власти, обладания, влияния на судьбу и свободу эмоционально близких и родных. Вопросы расставания, утраты, разлуки стоят обратной стороной любви. Как часто вам приходится слышать: «если любишь – отпусти»?

Эта нехитрая формула появилась в западной психологии, в переводной литературе, и потому особенности переложения на русский язык и русское мировосприятие вызывают большой вопрос у охотников на китов подсознания. Тысячелетиями лучшие образцы культуры учили нас: любишь – заработай обладание, заслужи, завоюй! Победи соперников на пути получения желаемого, обрети, сделай своим! И вдруг – чудовищное по контрасту «отпусти»… Почему? А дескать, потому как раз, что любишь! Зачем? А… Чтобы… И по внимательному изучению массы психотерапевтических текстов и наблюдению над методами преображения душ, методами практических психологов – чтобы обрести покой! Ни больше и ни меньше.

Говорится ли при этом что‐нибудь о самих объектах любовной привязанности? Что станет с ними?

Отпусти – не точечное явление. Глагол описывает действие, это вектор, стрела осуществленного намерения от мотива к цели, откуда и куда. Отпусти от себя? Нерусь. Дай свободу. Дай волю. Вот что формировалось веками в реках русской души, в морях и океанах русского подсознания. Дай возможность любимым избежать рабской зависимости от скованности, от ига необходимости, от ограничений и псевдоправил.

Дай право на свободный выбор судьбы. Дай право повелевать своими желаниями. И в этом – любовь к человеку, забота о нем и его благе.

Свобода выбора – порабощать или освобождать.

Воля человека в высшем ее выражении: быть с Богом, олицетворением Высшей Власти, имя которому Любовь, ради преображения в Дитя Божье, — или ослепнуть и оглохнуть в отношении бывших возлюбленных, в мертвой тишине ложного покоя?

Postscriptum.

СЛЫШАЛИ вы, как пожилые люди, люди поколения «до нашей эры» ежевечерне готовятся ко сну и ежевечерне читают молитвы об усопших, и не только – о родных и близких, и о тех, кто дорог и ценен, и о тех, с кем разлучили трения и конфликты? Понимаете вы это – искренние пожелания добра любимым и покинувшим нас? Они уйдут из памяти, но уйдут иначе – осознание, что звонки бесполезны и поиски встреч безрезультатны, приходит на место судорожному цеплянию за образы лучших дней вместе. Вникните в разницу – уходящая во Всеобщее Смысловое Поле через глубины личной и генетической памяти о предках и современниках, влиявших на твою судьбу, — уходящая в мир ангелов просьба простить оставивших нас, или… Или полностью эгоистичное «с глаз долой – из сердца вон»? Пусть это и не настоящий, живой взор, а внутреннее зрение, активная фантазия, отказ от сосредоточения на воспоминаниях – а думали вы, что это рука, разжавшаяся и выпустившая ладонь зависших над бездной? Думали вы, что «отпуская» — бросаете? Кинь, пока не кинули тебя? Серьезно?

Белый Кит, выбрасывая из ледяной воды свое невероятное тело, перекидывается через мой корабль, вот уже исчезает среди глубоководной мглы, унося с собой гарпуны, едва потревожившие тушу… Я помню его взгляд, когда он завис на мгновение над мачтами.

Я еще вернусь.

8–9 января 18 года

Продлиться: наслаждение и горечь

Л.К.

Я БУДУ печален в эти несколько часов, пока слова ложатся в виртуальное пространство. Смотрите, смотрите – вот они мчатся по кромке прибоя Великой Реки, вот взметают к Солнцу брызги, и восклицания их – о любви к жизни…

Серьезно. Еще серьезней. Вот, вот – и крошки слогов сыплются с ножа‐языка, и всё ненапрасно.

Сложно говорить об эротике, забыв об этом – о жаркой звезде в солнечном сплетении. Чакры? А что – чакры? Они готовятся раскрыться, приняв поток плазмы, и отправить его к самой маковке храма тела – и вот ты уже видишь всё на тысячи километров…

Я сам написал: любовь – это трехликое явление этического, эстетического, экзистенциального. К сожалению, забыл свериться с Кьеркегором – у него эта триада выражает собой все явления Жизни. Что ж… Я все равно не согласен с этой всеобщностью влечения.

Вопрос, который озадачил меня – Любовь как стремление добиться благосклонности Бога ли, друзей или женщины – это любовь к чему? Забыв о троичности, попробую перейти к более понятному для современного читателя дуализму, двойственности – Красота или близость?

Понаблюдайте за жизнью звезд – нет, не тех, в космической бесконечности, а сверкающих талантом или, что не редкость, поглощающих внимание словно черные дыры, — ошарашивающих бездарностью. Что за пары они составляют? Как правило, всегда более, чем привлекательные партнеры. Вспомним родословные царских и княжеских родов – простите мне сравнение Элиты и «богемы» — тщательный отбор не только по размеру состояния и длине титулов, но и по внешним данным и талантам.

Красота… Сколькие в этой жизни бывают поражены с первого взгляда чем‐то невыразимым, таинственным сочетанием черт, не всегда соразмерных и соответствующих представлениям современников о Прекрасном…

«Красота в глазах видящего» – эта попытка избавиться от власти потрясшего образа указывает на бессознательное влечение к одному из обличий вечной иллюзии, прекрасной Майи. «Красиво не только для тебя» – и отчаянные попытки овладеть ценным и для других.

Близость же словно лежит на другом полюсе намерений. Если Красота – это символически значимое сочетание внешних признаков «благородства», спроецированное на носителей ее из глубин подсознания, «необъяснимое влияние» — несознаваемое, лежащее в опыте эстетическом и глубже, экзистенциальном – признаки нравящегося из личного и коллективного бессознательного, из опыта и памяти рождений предков, — то Близость отражает свойства в первую очередь экзистенциального (отношения к явлениям этого мира, таким как смерть, рождение, преобладание и далее) и этического – оценок мира, естественно, актуальных не только для тебя, но и для твоего социокультурного окружения.

Ничто так не смешивается в сознании, поджигаемом «снизу» эротическими желаниями, как Красота и Близость! Именно поэтому затеян разговор о силе, которой якобы подчиняются «не понимая, почему и зачем». Оба явления в равной мере стимулируют волю к обладанию, присвоению объекта страстной привязанности, — но и оба демонстрируют с течением времени привыкание, оба наскучивают. Почему? Да потому что нет больше подстегиваемого соками тела стремления завоевать, поразить своими объективными достоинствами, или тем, что за них принимается – огонь схватки, пламя охоты – там и тогда, где «любимая» Личность перестает расти, меняться, заново переоценивать Жизнь в связи с накоплением и осознанием нового опыта. Восторги «каким ты был, таким ты и остался» хороши, если речь идет о персонаже твоей истории стойком, не сдающимся под влиянием дурных перемен, — но ровно та же фраза может означать попросту «упрямый осел».

Благородство. От красивых людей всегда ожидают внутренней красоты не меньше, чем внешней – и неизбежное разочарование: они тоже пьют, гадят друг другу в ссорах, не хранят верность партнерам, излишествуют с комфортом и, более, роскошью.

Родство. Вот чем характерна «близость», от «своих» ждут понимания и приятия, оправдания твоей личной истории.

Осознание этой кардинальной различности, но и смысловой схожести влюбленностей в таких разных на поверхности и в глубине – оно ничуть не помешает быть вместе, развеивание мифов, созданных Иллюзией, покажет, что именно мы любим.

Любить – выделять из массы схожих, выбирать по своему вкусу и своим возможностям то единственное, что резко отличается от множества – будь это эстетически Красивым или этически близким.

10 января 2018 года

Остановиться: зеркало мага

Я ОСТАНОВИЛСЯ на том, что любить – это означает «выделять из массы схожих, выбирать по своему вкусу и своим возможностям то единственное, что резко отличается от множества – будь это одно  эстетически Красивым или этически близким». Любовь как забота, бережное отношение к вещам, явлениям или личностям становится таковой именно в силу различения, склонения на сторону отличающихся от остальных, объективно или только в твоих оценках.

Но что, если любовь оказывается неразделенной или даже отвергнутой, как нередко случается с любовью межполовой?

Психотерапевты и клинические психологи – по крайней мере, наиболее ответственные из них — не рискуют браться за анализ любви и терапию неудачной влюбленности, якобы. Тем не менее, порой весьма оперативно любовь представляется ими замещением психологической травмы или конфликта.

Если стоять на позиции «у человечества два направления реализации психической энергии (интро‐ и экстраверсия), четыре психических функции (мышление, чувство, ощущение, интуиция)» то неизбежно возникают предпосылки для различения пристрастий, предпочтений и привязанностей – иллюзия многообразия «ликов Любви». Но что же тогда можно сказать о неудаче борьбы за внимание предмета любви и обладания им? Переживается ли она всеми по‐своему, или носит типический характер? Для решения этого вопроса стоит задуматься о происходящем с влюбившимися «в красоту» или «в близкую душу».

При разнице целей влюбленностей мотив остается всегда. Стоит перестать отмахиваться от движений веера Майи, нагоняющего сладкие грезы о единении с любимыми и признаться, что психологическая «выгода» от выпуска «стрелы любви» всегда одна. «Я надеюсь на взаимность – я хочу убедиться, что я значим и ценен для Моей Любви» — вот Почему и Зачем отлетают эти стремления овладеть душами и повлиять на судьбы, а вот Как выражаются эти движения духа – да, здесь течение любви различно, спора нет.

Я значим, ценен, важен – это самоутешение и самовозвеличивание гениально описаны в «Сказке о мертвой царевне», где мачеха‐ведьма обращалась к волшебному зеркальцу со ставшей бессмертной формулой вопроса: «Всю правду доложи — я ль на свете всех милее, всех румяней и белее»? «Превосхожу ли я других?» — вот подоплека, которая бесконечно повторяется даже и в ожиданиях сильного пола в отношении возлюбленных. Говорил ли я уже об этом: в трехосновности воли: любовь, власть, преображение – первая часть наиболее характерна для женской части человечества, вторая – для пока еще преобладающих ролей охотника, завоевателя, добытчика, третья – для плодов любящих и обладающих ими, для еще растущих и только вживающихся в такое невеликое число социальных ролей и норм поведения. Чаще всего в отношениях пар доминирует не гармония равновесного соотношения аспектов воли, но гармония взаимодополнения аспектов стремлений – один любит, покоряясь, другой наслаждается доминированием. Впрочем, в современном обществе взаимоотношения как возникают, так и гаснут, насытившись новизной аккаунта в Инстаграмме — и всё… Возможно, оно и к лучшему – поле общения для каждого стало громадным по сравнению с десятилетиями прежних «историй любви». Тем не менее: знакома вам эта присказка к восхищению достоинствами и достижениями – «ты лучше всех»? «Превосхожу ли я других?» — именно это читается и в переписке влюбленных, и в их порой сумасшедших поступках – ничто так не отключает сознание, как эта Великая Сказка Чудесного Мира, трехликая любовь…

Другие гениальные строки прозвучали с эстрады: «Гляжусь в тебя, как в зеркало» — и это волнами волнения покрытое стекло отражает амальгамой враз ставшие преувеличенными черты вглядывающегося в магическое отображение любви. – Любовь сама по себе и истина – нет ничего более чуждого друг другу. Истинная любовь? Чего вы требуете от возлюбленных, когда всё, всё течет и меняется, и достоинства объекта любви сегодня вполне могут улетучиться завтра, раствориться в беспамятном многоголосье крепнущих, идущих на смену вашему поколению?

Магическое зеркало – вот что разбивается вдребезги; сердце, пропускающее сквозь себя лучи оценивающих взглядов, отражающее влюбленным в вас их просветленный портрет – оно порой разлетается на кристаллики слез, и порой почти навсегда. Чем больше восхищенной лести или искреннего заблуждения – тем больнее возле сердца остывшего, ума охладевшего…

Но как же, спросите вы, быть со словами Евангелий: «Я есть истина», — любящий Господь есть истина? Гармония владения любовью, преображающего к видению мира таким, каков он есть – вот истина, и, к счастью, уже неотменимая.

10–11 января 2018 года

Списки: последние избранные

There is nothing as it seems -
All that they need is home
Pearl Jam

ИТАК, любовь к близким душам – чуткость, понимание, доброта; авантюрность, острый ум, ловкость; что еще? Я был очарован в равной степени «ранеными в сердце» и «жаждущими совместной охоты». И так же в равной степени они молчали о том, что опасались ухода, исчезновения, рассеивания любви. Неизменным остающимся, надежным и всегда готовым принять называли Дом. «Ты – Дом». Место и Человек, к которому всегда можно вернуться в любом состоянии духа и тела; обиталище для отдыха; подкрепление сил и успокоение. Впрочем, я забегаю вперед.

*

Надо задаться вопросом – если основной инстинкт ведет к преображению как обязательной компоненте процесса овладения любимыми, то из какого состояния любовь стремится вывести нас и к какому новообретению? Удовольствию? Блаженству? От чего?

Я говорил о стремлении обрести гармонию всех трех аспектов деятельной воли. И я же уточнил: мужской половине человечества свойственно преувеличивать ценность воли к превосходству, выражающейся в воле к власти‐обладанию‐влиянию, причем зачастую процесс обретения цели бывает сопряжен со страданием и ранами (в высшей форме – страдания Спасителя мира, во имя обретения власти и над смертью и тьмой), в то время как женщины идеализируют аспект воли к любви – экзистенциальной, этической, эстетической (причем не стоит забывать о высшем ее воплощении: сострадание Богоматери жизненному пути Сына Человеческого, пропитанное любовью к Господу – обратите особое внимание на этот аспект материнского инстинкта). Юнг называл эти два элемента психики Анима и Анимус, Душа и Дух, Вечно Женственное и Вечно Мужественное. До элемента деятельного взаимослияния этих начал он, к сожалению, в своем осмыслении терапевтического опыта не дошел. Я говорю, что три аспекта движителя человеческих стремлений гармонизируются и взаимообуславливают цельность психики, а шире — ее целостность.

Я настаиваю, что высшие переживания человека наполняют его блаженством от состояния именно целостности воли, целостности не просто как сохранности в неповрежденном виде, не просто как ощущения полноты жизни, но и взаимослияния души и тела, их неотделимости в этом чувстве последней реализации стремлений, удовлетворенности мотивов и удовольствия от достижения целей, — и более того, это переживание целостности подвижной системы отношений с ближайшим и/или эмоционально значимым окружением: целостность семьи, целостность группы участников проектов по освоению мира, целостность иерархической структуры ячеек общества, в которые включен переживающий, включен в силу своего существования внутри государства, в котором рожден во вполне определенные времена, родителями определенного социального статуса – неотменимая обусловленность существования, как это ни пафосно. Достижение этого переживания – не всеми сознаваемая цель бытия вообще, распадающаяся, как правило, на множество подцелей, пропагандируемых социальными подгруппами как конечные цели жизни. Как ни крамольно это звучит, целостность и есть слияние с Богом, высшая реализация принципа «что на Небе, то и на земле» — полное разворачивание архетипа Самости в Действительность, говоря языком аналитической психологии.

*

Я рискну затронуть тему, опасную абсолютно для всех.

Несколько лет назад мне пришлось объяснять не особо внимательному читателю работы Абрахама Маслоу о пирамиде потребностей человека, — объяснять, что автор сам пересмотрел свои взгляды, работая с личностями, практически полностью реализовавшими себя в творчестве, бизнесе, самосовершенствовании. Таких людей, погруженных в процесс самоактуализации, обратил особое внимание Маслоу, высшие потребности, такие как забота о ближних, сострадание, творческий подход к преодолению проблем, самоотдача и самопожертвование, тревога о безопасности других людей волнуют гораздо больше примитивных потребностей в пище, сне, сексе, собственном покое и защищенности. Я назвал это как раз‐таки стремлением к сохранению целостности, которое подразумевает устранение беспокойства о реализации своих наиболее важных жизненных ценностей. Я привел в пример героев Великой Отечественной Войны, жертвовавших здоровьем и самой своей жизнью ради боевых товарищей в частности и ради Родины вообще – подвиги Матросова, Карбышева и Космодемьянской просто просились с языка.

Реакции не было, прошу заметить. Однако, когда я привел другие примеры решивших расстаться с жизнью во имя безопасности семьи, друзей, примеры из нашего времени – а я указал на них как на факты стремления сохранить целостность своей системы ценностей и отношений с миром, — тут я заработал насмешку. Что‐то вроде: «Попугай так испугался смерти, что выклевал сам себе сердце». Очевидно, нахватавшись скороспелых оправданий желанию сытно жрать и сладко спать, оппонент не принимал во внимание даже случаев, когда и без высших устремлений кончают с собой, чтобы прекратить боль, телесную или душевную – а боль души и есть крушение ценностей, представлений о наиболее дорогом и важном в жизни, утрата личностей и утеря качества отношений с людьми, жизненно необходимыми для спокойствия духа…

Надеюсь, теперь я буду понят.

Целостность.

*

Я назвал желаемой целью воли к любви Красоту как благородство черт души и/или тела и Близость как родство – вкусов, пристрастий, ценностей вообще.

Надо уточнить – Красота (благо-родство) всегда на вертикали, где‐то над нами, простыми смертными. Красота – особое богатство и превосходство: исключительно из правил тем, что красивее кого‐то, красивее в чем‐то, красивее кратно нашему восхищению и потому достойно любви. Близость же (родство) – всегда по горизонтали: рядом с нами, возле нас, почти как мы – также исключительно из массы и потому необходимо для нас и нашей любви.

Стоящие выше и находящиеся ближе. Обычно осознанию поддается сам характер цели влюбленности – они красивы или они родны. Никому не приходит на ум начинать копаться в том, почему сердце попало в зависимость от образов и представлений о любимых – практически никто не пытается понять свою любовь, поскольку даже психотерапевты говорят, что анализ чувства может погасить само это чувство – что, собственно, и является целью психотерапии, избавления от навязчивых переживаний. Давайте поставим человеку новую цель – хватит кормить его сказками о том, что понимание важности чего‐то для чувства лишает иллюзий и подкрепляет чувство. Только не в любви! Не там, где магическое зеркальце усиливает контраст и цветность наших портретов! Там – а там важное для чувства то, что словно батарейка питает волшебный экранчик.

*

Принято считать, что в исключительных отношениях каждый ищет себе пару как дополнение до гармоничного целого – нечто восполняющее его собственные недостатки и пустоты, неполноту и просто отсутствие некоторых черт от самого рождения. Я же скажу – в любых отношениях ищут обретения целостности, которая может существовать и при жертвах: например, у влюбленных, идущих на отказ от комфортной жизни ради достижения цели любовного стремления. — Любовь никогда не искала благодушия.

Учитывая выкладки о родстве и благо‐родстве любимых, пора сказать, что бессознательно в их образ будет впечатан архетипический (существовавший даже до рождения) силуэт, такой что: в одном случае, по горизонтали – это ищущий единения с тобой ради удвоения, умножения собственных  сил, исцеления собственной неполноты: мечтающий о залечении ран, причиненных судьбой, для исцеления которых надо образом и подобием самого себя остановить холостое истечение жизненных соков – раненый волшебством жизни, которому требуется Спаситель, раненый Маг, воин Духа, уверенный, что само твое чудесное присутствие в его жизни надежно зарубцует надрывы, «потому что вы близки нам, потому что вы нас понимаете» — с тобой навсегда; в другом случае, по вертикали — это потрясенный самим фактом твоего существования, например, очарованный Воитель, воин Силы, ищущий обладания сокровищем крови, заблудившийся в знаках твоей власти, желающий познать секрет твоего могущества и получить ключи к твоему обаянию – несомненно, чтобы, разгадав секрет твоего влияния на его душу, обрести счастье – с тобой везде.

Воин Духа и воин Крови…

Вот только нередко, как показывает практика, желающие любви включают архетип Авантюрист и разыгрывают шальные романы с бегством от серой повседневности в праздник – с тобой здесь и сейчас, да! И это – не упоминавшийся до сих пор сценарий «быстрой диагонали»: когда вооруженные советами практической психологии «на каждый день» нивелируют красоту до уровня привычности, обыденности, а сходство вкусов превозносят как прекрасное. – Непонимание законов бытия не освобождает от ответственности за свою судьбу.

*

Куда денется Авантюрист, пресыщенный праздником, насладившийся сполна Красотой и свергнувший ее с Трона в круг своих приближенных? Дом. Дом, дом и еще раз дом.

Крепость. Убежище. Обиталище, полное трофеев и целительных средств хотя бы для спешного замазывания ран. Очаг, чье тепло отогревает от холода, притаившегося под масками играющих в любовь. И – Хранители Очага и личных тайн, существующие ради стабильности минимального подкрепления сил того, кто жаждет новых авантюр. — Привет, товарищ дворецкий! К вечеру ждите гостями Лигу выдающихся джентльменов и превосходных леди. И не забывайте – все богатства замка достались нам, достали их мы, а вы – только распорядитель по доверенности. – Вылетевшим из родного гнезда и обретающим собственное еще долго бывает нужен Опекун.

Здесь, в полюсе мира влюбленных, незыблемом, неподвижном, но обеспечивающим круговорот эмоций от удовлетворенных желаний, другим вечным остается архетип Наставника. Наше время, когда финансового либо творческого успеха достичь можно быстро, наладив необходимые контакты, целые косяки и стайки непризнанных талантов играют в любовь, испытывая необходимость в получении лишь секретов достижения вершин. – Скорейшее продвижение по социальной лестнице, взлет из заботливых рук – и оставление вчерашнего учителя в недоумении и отчаянии – ведь он так жаждал наслаждения своей мудростью в компании благодарных последователей.

*

Снова снежно. Снова нежусь под твоими прикосновениями. Снова вены пульсируют чаще в предчувствии разлуки – когда лишь тихая мгла. Многих звал по имени, но кто здесь, кроме тебя?

Быть ли другим?

11–12 января 2018 года


ЮРЬЕВ Андрей Геннадьевич родился в 1974 году в Печоре (Республика Коми), в 1996 году окончил электротехнический факультет Оренбургского госуниверситета, работал дизайнером‐верстальщиком в оренбургских газетах и в Фонде Эффективной Политики (Москва).
С 1993 по 1995 год – вокалист и автор текстов песен группы «Личная Собственность». Лауреат специального диплома «За философизм лирики» областного поэтического конкурса «Яицкий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сборник «Проза – то, чем мы говорим» (Саратов, 2000), публикации в газете «Оренбуржье» и альманахах «Башня», «Гостиный двор». Победитель конкурса «Оренбургский край — XXI век» в номинации «Автограф» в 2014 году, призом стало издание отдельной книжкой повести «Юркины беды». Диплом в номинации «Проза» «За философское раскрытие темы одиночества» Всероссийского литературного конкурса «Стилисты добра». Лауреат премии Аксакова за повесть «Юркины беды» в номинации «Лучшее произведение для детей и юношества» в 2017 году.

Член Союза российских писателей.

Создатель и администратор сайта «Люминотавр».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *