Новогодние каникулы в Дивногорье

 Юрий Полуэктов 
То ли затянувшееся предзимье, то ли зима — пришла, но по пути в Оренбург извела, растратила все снежные заряды. Белый пух едва прикрыл землю, затем его побила, примяла дождливая оттепель. А потом встала погода сказочная – новогодне‐солнечная, по‐рождественски радостная. Искрятся, слепят рябоватые зеркальца ледяной корки, застыли на январском морозце заиндевелые стебли степных злаков.

ЕСЛИ дороги не испорчены перемётами, овраги не засыпаны коварными сугробами, разве усидишь у телевизора, где одни и те же лица и любимые кинофильмы, которые уже сами кажутся усталыми от чрезмерного употребления?.. Куда же податься на длинные зимние выходные? Если хотите, куда угодно, достаточно выехать из города, ландшафты у нас замечательные, не ленитесь смотреть и видеть!

Хребет Карамурун, другое его полуофициальное, рождённое в недрах туриндустрии, наименование — Известняковое Дивногорье, это передовые отроги Уральских гор, пересекающие нашу область с севера на юг. Горные гряды и отдельные сопки растянулись от башкирского села Исянгулово по Саракташскому району мимо села Андреевка на Кандуровку, что на Сакмаре, по Беляевскому району на Донское, стоящее уже на Урале, далее, зацепив краешек Кувандыкского района, ушли в Казахстан. Гряда  — это изящно смятые (словосочетание парадоксальное, но точное) в складки известняки пермского геологического периода палеозойской эры. Возраст приличный – больше двухсот пятидесяти миллионов лет.

Яманское ущелье.

Новогодний незамёрзший Килькан.

Припорошённый хребет Карамурун.

Свято‐Андреевский мужской монастырь.

Андреевский святой источник.

Вид на долину реки Усалык от святого источника.

Андреевские шишки. Гора Длинная и гора Круглая.

Все перечисленные обстоятельства явно благоприятствовали тому, чтобы прыгнул я в машину и помчался любоваться почтенной оренбургской стариной. Зимние дни короткие, пришлось ездить два дня, зато и удовольствия – тоже вдвое.

Начал с Яманского ущелья, расположенного между сёлами Новоагафарово и Кандуровка. Творцом ущелья является одноимённый ручей. Второе его, тоже достаточно распространённое, название – Килькан. Давно хотелось здесь побывать, да в тёплое время года как‐то не получалось. Выбрался только теперь. Что ж, зимние пейзажи по‐своему привлекательны. Ручей бодро бежал между рядами тёмных многолетних стволов чёрной ольхи, с кронами, обильно украшенными хлопьями тёмно‐серых одревесневших соплодий. Как будто зима и не наступила. Выше, местами более или менее пологими, ручей прятался под снегом, соблазняя перебраться на противоположный берег, но вскоре снова являлся взгляду, лукаво выглядывая из промоин: «Как я тебя? Почти обманул».

Над излучиной из гущи ольховника взлетели две крупные птицы. Мне показалось, что один из них селезень. Возможно ли это? Если только ручей незамерзающий. По берегу тянулась цепочка следов довольно крупного животного, внизу, к промоине, нарисовал свои следы заяц. Я от души фотографировал и, прохаживаясь по руслу, и, поднявшись на высокий белый лоб одной из вершин хребта, любовался казавшейся сверху не такой и высокой, немного печальной ольхой, наспех загрунтованными белым увалами Карамуруна, крошечными фигурками своих спутников.

Потом проехал до Кандуровки, где хребет ненадолго прервал своё привлекательное шествие, чтобы пропустить автостраду и железную дорогу  на Орск. Строго говоря, за все эти транспортные удобства нужно благодарить реку Сакмару. Вода камень, как говорится, точит. Заканчивается предсакмарская часть хребта Нос‐горой. Ландшафтный памятник Оренбуржья. Примечателен произрастанием многих растений, занесённых в Красную книгу. Мы попробовали определить чей нос подразумевается в названии горы и пришли к выводу, что нос ничей, точнее, нос самого хребта. Как у моряков мыс: Святой Нос, Канин Нос, Морьин Нос и т. д.

Через день я снова был в пути, и меня ждал тот же Карамурун, только на этот раз окрестности села Андреевка. Село эффектно открылось со взгорка на фоне двух горных вершин. Всего таких вершин пять, и они имеют общее название Андреевские шишки. Две северные (Длинная и Круглая, второе её название Сергеевская) отделены от трёх южных (Большая или Часовная, Провальная, Марьевская) долиной реки Ускалык. На правой окраине села выделялась пятиглавая церковь с колокольней Свято‐Андреевского мужского монастыря.

В 1901 году на этом месте купцом М. А. Чистозвоновым был возведён храм Архистратига Божия Михаила. Кроме того были построены две часовни, дом священника и церковноприходская школа. Позже на вершине горы за храмом была устроена ещё одна часовня во имя Святого Николая. Во времена большевистского богоборчества священника и дьякона расстреляли, храм разорили и превратили в зернохранилище, часовню Святого Николая разрушили до фундамента.

В приснопамятные девяностые сельская администрация решила разобрать на кирпичи и продать остатки церковных строений. Благодаря вмешательству протоиерея Николая Стремского эта деятельность была прекращена. Впоследствии  церковь передали Свято‐Андреевскому мужскому монастырю.

На обратной стороне самой высокой горы Часовной, довольно высоко от подошвы, бьёт родник, который обложен природным камнем, освящён. Над Андреевским святым источником установлена икона святителя Николая Чудотворца.

Вид от родника на долину реки Усалык строг и одновременно живописен. Река разрезала не только Андреевские шишки на две неравные доли, но и пропилила весь хребет. Густая щётка оголённых ветвей прибрежных деревьев извилистой цепочкой сбегает из соседнего Башкортостана. Слева узкие кулисы из деревьев и кустарников, вставшие по руслу речки обрамили небольшую полянку‐сцену. Крутобокие горные шишки Длинная и Круглая предстали изящной сценической декорацией. На белой, отливающей синевой, площадке смутно зеленели зимней корой застывшие в танцевальном па одинокие тополи.

Приезжал я накануне Рождества, и нарядный вид обители, красивое природное окружение приумножали праздничное настроение. Нечасто наши православные храмы располагаются в столь выразительных местах. В этом отношении показателен пример Греции. Там традиция строительства храмов на фоне поражающих взгляд ландшафтов уходит в дохристианские времена, и сейчас, посещая древние развалины или современные греческие монастыри, поражаешься великолепию выбранной для строительства местности.

Благолепию храмовых территорий в немалой степени способствует правильно выполненное озеленение. Примечателен в этом отношении мужской Свято‐Успенский Псково‐Печерский монастырь, озеленённый с любовью и изяществом. Меня поразило искусное использование современных хвойных культиваров, благодаря чему и в зимнее время, когда я там оказался, храмовый комплекс выглядел великолепно. Со своим уставом в чужой монастырь не ходят, но, как будто само оно просится, чтобы естественные ландшафтные и архитектурные особенности храма в Андреевке были приумножены хорошими озеленительными работами. Несколько берёз и кустарников, сегодня растущих у фасада не в счёт.


Юрий Леонидович Полуэктов родился в Дрогобыче (Украина) в семье военного. Через три года семья переехала в Оренбург, где Юрий  позднее учился в школе №55. Окончил Ленинградский электротехнический институт. Работал в КБ «Орион», занимался испытаниями крылатых ракет. Увлекается садоводством и фотографированием живой природы. Живёт в Оренбурге, является членом областного литобъединения имени С.Т. Аксакова при Оренбургском Доме литераторов. 

One Comment

  1. Диана

    Храм у подножья горы очень впечатляет даже среди впечатляющих красот. Юрий Леонидович просто молодец! Побольше бы таких подвижников родного слова и родной природы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *