От соцветия до созвездия

 ВИОЛЕТТА КУДЕЛИНА 

Под ветром

МИРЫ, миры, миры – определение самостоятельности образной системы произведений автора уже не новость, так, общее место. Но это и проверка мироздания глазами поэта, проверка на устойчивость и прочность! Мир Виолетты Куделиной (а недавно в свет вышла ее книга «От соцветия до созвездия») обширен ровно так – от земного цветка с пчелой, ищущей сладость, до величавого мерцания звезд, к которым мы когда‐нибудь все‐таки вернемся…

В ее слоге – балладность, напевность, порой строки повторяются в разных строфах – черта, характерная для творчества песенников. Стих с эпиграфом Высоцкого: «Я не люблю» — как продолжение знаменитой песни, но завершающийся на победных нотах, улыбкой сквозь слезы:

До боли и до бешенства, до крика –
Так слишком сильно я тебя люблю!

А о чем писать молодой поэтессе, еще студентке, как не о любви? Надо понимать эту тонкую разницу между мотивами поэтов‐мужчин и женской лирикой: обратная сторона мужского стремления к превосходству над другими, осваивающими живую планету, воли к установлению порядка либо твоего личного плана, либо программы твоей социальной группы, — а обратная сторона эта: любить и быть любимой, женская чувственность, порой неконтролируемая, заливающая сознание энергией такой, что хочется не просто петь, а кричать о счастье жизни, чтобы слышала вся Земля!

Я люблю тебя так, что это дает мне веру! 
Я люблю тебя так, что Вселенная падает в море! 

Эта молодая пылкость прекрасна и строки, порождаемые ей, особо ценны как бальзам на разбитые сердца чуть более старшего поколения, но! Вселенная – в море? Нечто необъятное – в конечное, ограниченное берегами? С одной стороны, это можно счесть ошибкой в образном строе стиха. С другой [но это только если погружаться в пучины психологии :)] – отражение в слове невыговариваемого желания из подсознания, желания громадную силу впечатления осознать, ввести в рамки и границы – а ведь иначе она может начать страшить: как бы из моря души не поднялись на поверхность глубинные обитатели… Да и вообще! Там, под покровом волнующей Красоты прячется ее антипод – холодное одиночество, непонятость, непринятость:

Я ведь мечтала о ярком, мерцающем свете, 
Но в водах морских мне не хватило тепла… 

И отрезвление от восторга влюбленности, не успевшей растворить тебя в любимом человеке, оборачивается болью:

Спасите меня! Согрейте от водного плена! 
Верните на берег! (В глазах заискрилось отчаяние.) 
Приму суету! Зачем мне шипучая пена? 
Спасите, молю! (В ответ – гробовое молчание.)

Ощущение неподлинности, неоправданности урагана чувств, превратившегося всего лишь в пену на вершинах волн, выводит к поискам Настоящего:

В руку мою что аккуратно положишь – 
Пулю шальную или душистый цветок? 

И «поиск» своего человека, родного и близкого, оборачивается зачастую трагичным, катастрофичным:

Ты в душу мне снова вогнал острым взглядом ножи. 
Тебя не виню за то, что принёс мне ненастье… 

Хочется сказать молодому поэту Виолетте: «Будет! Будет Вам плакать, всё еще будет!» — молодость еще не знает, что мужчина и женщина вообще всегда плохо понимают друг друга, о чем писали и Ахматова, и Цветаева, и различия ролей в проекте освоения мира, поиска своей земли и своих морей, — эти различия становятся понятны с опытом. А открытое сердце так и будет обжигаемо ветрами, непостоянством и чрезмерностью влечений…

Мне не пишется. Знаете, ничего не выходит!
Всё в одно собирается, меркнет и исчезает. 
Каждое слово одевается и уходит,
В пустоте на ключ меня запирает. 

Без Любви женщине нет истинной радости жизни, как нечего и сказать без нее. Слова теряют смысл и цвета, и боль раненого сердца… Полно! Боль ли это? Рана от надрыва? От отсутствия счастья или его избытка?

Пока сердце бьется отчаянно от полноты впечатлений – жизнь продолжается! Сердце вновь открыто!

Ветер свирепый подарит нам новое счастье!

Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей,
администратор Сайта Уральских Словесников «Люминотавр»

* * *

Я не люблю…
Владимир Высоцкий

Я не люблю, когда душевный холод, 
В меня вползая, будит по утрам. 
Я не люблю, когда душой ты молод, 
Но жмешься, как сиротка, по углам. 

Я не люблю отчаянные крики,
Молчанье одиноких грустных стен. 
Я не люблю, когда пустые блики 
Ты мечешь для разыгрывания сцен.

Я не люблю, когда на полуслове
Ломается певучая строка. 
А впрочем, не любить сейчас не ново…
Мы на прощанье говорим «пока».

Я не люблю наивными глазами 
Смотреть, как ночь уничтожает день, 
Как ива умывается слезами 
И увядает юная сирень. 

Я не люблю, как чахнет повилика,
Как верба высыхает на корню.
До боли и до бешенства, до крика –
Так слишком сильно я тебя люблю!

* * *
Я не буду о тех, кто уехал в далекий город, 
Я не стану о тех, кто укрылся в речной туман. 
Ты – навечно мой самый весомый повод, 
Ты – спасенье от жгучих душевных ран. 

Меня уносило бегучим волнистым течением, 
А ты рассекала пространство бесшумными крыльями. 
И в жизни моей имеет большое значение, 
Что рядом была, когда кровоточило ливнями… 

Уносило течением – думала, что проклятие! 
Быть далеко – это несносная мука. 
Ты мне, как солнце, подаришь взаимно объятия. 
Сильнее держи, не отпускай мою руку. 

Вместе пройдём, выйдем к цветущему скверу, 
Будем парить крыльями на просторе. 
Я люблю тебя так, что это дает мне веру! 
Я люблю тебя так, что Вселенная падает в море! 

Не буду о тех, кто уехал в далекий город, 
Пусть убегают в сизый речной туман! 
Ты – навеки мой самый весомый повод, 
Спасенье моё от жгучих душевных ран.

 

* * *
В руку мою что аккуратно положишь – 
Пулю шальную или душистый цветок? 
Что предложить мне ты осознанно можешь: 
Жить, наслаждаться, сделать последний звонок? 

Ко мне прикоснешься внезапно в свечении лунном, 
Стану немой невесомостью в тёплых руках, 
И музыкант заиграет на стонущих струнах… 
Мы позабудем о прежних и горьких грехах. 

Нас заманила в объятья минорная музыка. 
В руку мою вложишь душистый цветок 
Иль заключишь, как подчиненного узника? 
Дай надышаться, сделать последний глоток! 

Пулю протянешь – стану кривиться и скалиться. 
Правда моя стоит неискренних слов… 
Были мы целым, были. Приходится сжалиться 
И вспоминать музыку сладостных снов. 

Мраморным пеплом рассыпалась вмиг тишина, 
Пуля убила наши былые надежды! 
Меня ты не тронешь, хоть светит устало луна, 
На стонущих струнах не будет минора, как прежде… 
 
Враз положил в руку осознанно пулю… 
Меня не убил, вскоре смогу отогреться. 
От пули шальной сам неожиданно умер, 
Пуля пронзила твоё безмятежное сердце!

* * *
Вновь падать и упрямо подниматься.
Не подливать в живое кипяток.
Поставив цель, ее же добиваться
И принимать полученный итог.
Я больше не боюсь душевной боли,
В букет собрав колосья спелой ржи.
И ран моих, что ты посыпал солью,
Не исцелит анестезия лжи.
Так хочется спокойной стать и сильной,
Но снова ранит слово, словно нож.
А люди процветают в изобилье,
Собой всяк занят, для себя хорош.
Снег падает, а ты не падай,
Пока в тебе течет электроток…
Загадывай желанье под лампадой,
Пусть даже ты устал и весь продрог…
Всегда будь проще к окружающим.
Эта жизнь – интересный учебник.
И прощай, в никуда уезжающий,
Навсегда мной любимый волшебник!

* * *
Ты выбирала тех, кого ты презирала,
Зачем‐то в ноги кланялась ты им.
Нет, я тебя отнюдь не осуждала,
Но подчинилась правилам иным.
Мне страшно за тебя – а что же дальше?
Как высоко ты во вранье пойдешь?..
Слова твои – исчадья пошлой фальши.
За сладкими речами скрыта ложь.
Ты думаешь, что высоко взлетела,
Освоив суету карьерной лжи?
Ты завралась до самого предела
И вниз летишь, считая этажи…

 

Полностью книгу стихов «От соцветия до созвездия» вы сможете, скачав pdf‐файл из раздела «Наши книги».


Виолетта Александровна Куделина родилась 23 декабря 1998 года в Саракташе. Учится в Педагогическом колледже имени Н.К. Калугина города Оренбурга на учителя начальных классов. В литературу пришла благодаря своему учителю литературы и русского языка. Принимала участие в различных поэтических мероприятиях в Оренбурге: турнире «Стихоборье», поэтическом фестивале «Красная гора», семинаре‐совещании молодых писателей «Мы выросли в России». Печаталась в сборнике «Здравствуй – это я!», альманахах «Гостиный двор» (Оренбург), «Русское эхо» (Самара), «Отчий дом» (Новокуйбышевск).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *