Соло валторны

 ЕЛЕНА ТАРАСЕНКО 

Соло. Звонко и беспечально

ЖИЗНЬ есть вечное преображение — от простого к сложному, от растущего к зрелому, от семечка к великолепной кроне и снова к плоду, полному семечек. От нас зависит, прервется этот поток жизненной энергии, или мы понесем его к новым горизонтам и пределам.

Вот так торжественно я начинаю недолгое размышление о книге Елены Николаевны Тарасенко «Соло валторны», вышедшей в конце еще 2016 года, но попавшей мне в руки совсем недавно. Уже на первых страницах читаем:

От беды, клеветы, печали,
От неверия в чудеса
Сотни раз меня защищали
Ваши прочные голоса…

Восклицая там, где немеют,
Жизнь латая мне и кроя…
Пусть за всё это, как умеет,
Защитит вас любовь моя.

В мире постоянных схваток за обладание жизненными благами эта хрупкая женщина с непростым жизненным опытом умудрена… Конечно же, любовью, но любовью перерастающей эмоциональность, обнаженную чувственность и осознающей, что именно она любит – урок кричащим: «Любят просто так, а не за что‐то», — утверждение для безумцев, не различающих оттенки смысла и поддающихся зову «крови», а честнее говоря, гормонов.

Знаю, разные бывают увлечения,
Но с недавних пор все дамы будто спятили:
Подавай им боль, терзания, мучения,
Чтобы корчилась душа, как на распятии.

Я за радость — хоть духовную, хоть плотскую!
За улыбки, а не кислые рыдания!

Мне плевать на пятьдесят оттенков серого.
Я нуждаюсь в десяти оттенках яркого.

Вот так поэт и переводит Любовь из области темных томлений к Свету Разума, который, как утверждают древние учения, скрывается в Сердце. Говоря чуть иначе – Любящий Разум Властвует Жизнью, стоя в ее центре, как на полюсе, вокруг оси которого вращается все изобилие жизненных явлений. И Елена Николаевна говорит в стихотворении в прозе без прикрас:

Должна же любовь отличаться от истерики.

Тарасенко не просто переживает жизнь, она осознает ее «трезво и здраво», и как поэт, и как ученый – ее перу принадлежат книги и для студентов, и преподавателей, она доцент кафедры философии, культурологии и религиоведения! Кому, как не ей, чуть возвышаться над оренбургским культурным круговоротом! Насколько я знаю – и насколько вижу в ее стихах – она меломан, и страсть к музыке от классики до «Раммштайна» вылилась в «Песню однокурсника» (Переведи меня через рубеж), «Марсианскую лирическую» (Ты ждешь, Аэлита, от друга визита…) – чтобы написать на готовый мотив новый текст, надо все‐таки располагать особым чувством ритма, уметь находить общее в движениях нот и гласных, и Елена‐любитель‐мелодики повелевает звучащим потоком уверенно и продуманно одновременно, ведь не зря же говорит в стихе «Отрывок»:

Уточни этот образ до нот, до штрихов,
И впечатай в сознание старое,
Распустившее рой вольнодумных грехов
В суете, а не в страхе пред карою.

При всех своих талантах и достижениях Елена чувствует себя по‐женски незащищенно, богатый ум, скажем так, не кричащий о Вере, а тихо шепчущий о ней.

Ты лишь тонкий и порывистый эскиз,
Только нитка из огромного холста,

- но из этого ощущения своей малости во Вселенной выводит мудрость настолько же бытовая, насколько бытийная:

В колодце, который вы сейчас видите, пытались утопиться десятки людей. Сотни рыдают возле него. Тысячи считают его сакральным. А я просто хожу к нему за водой.

Капли света на исчезающей улыбке – такой предстала мне поэт Тарасенко в своих стихах без надрыва и истерики. Предстала, чтобы преобразиться силой своей любви к разуму.

Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей,
создатель и модератор сайта «Люминотавр»
[
lutavr.ru]

Непросящие

Понимая, что всех нас когда‐либо бросят
В соответствии с книгой аббата Прево,
Бродят торными тропами те, кто не просят
Ни звонков, ни любви — вообще ничего.
Чистым играм верны до последнего гейма,
Среди гвалта они милосердно молчат,
А на душах у них — золотистые клейма,
По которым такие же их отличат.
Их не ждёт Неверлэнд, не чарует Малхолланд,
И уж если им надо до цели дойти —
Ни алкаш, ни маньяк, ни рекламщик, ни Воланд
Не рискнут останавливать их на пути.
Поддержать, повоспитывать, даже понянчить —
Могут. Ласково хлеб тебе в руку кладут.
Запрещается ныть. Запрещается клянчить.
Ибо «сами предложат и сами дадут».

Дон Кихот, век двадцать первый

Подобное было не раз и не два:
В шута превращали атланта,
Мельчали идеи, сгнивали слова,
На бойню вели Росинанта.
Мы воду несём — а в руках решето,
На сердце тревога и смута;
Но те, кто не верят уже ни во что,
Стремятся поверить кому‐то.
В чужих подсознаньях, как в рощах, брожу
(Порой — как по минному полю),
Любым дорожу, за любого дрожу, —
И лишь помыкать не позволю.
Мы будем стараться. Читая Басё,
Терпенье и время откроем…
Меняется всё. Заменяется всё.
Дай бог не меняться героям.

На крови

Надобен толк, и надобен след —
Дивный притом, раз уж время потрачено.
Но от Хеопса до нынешних лет
Всякое чудо кровью оплачено.

Так и талант, что вихря вольней,
Горше полыни, страшней звероящера,
Не пощадит нас, к Голгофе своей
Приговорив любого творящего.

Странностей яркая скорлупа,
Фатум избранника, шрам «не таковского» —
У Микеланджело и Петипа,
У Левитана и Маяковского.

Кровью не плотской, сидя в тиши,
Можно истечь без креста и палачества;
Кровоточивость великой души —
Это её главнейшее качество.

Но поутру по алой заре,
Занавес туч отодвинув свисающий,
Гений пошастает, как во дворе,
Непобедимый и воскресающий.

Апрель

Творятся несуразности,
Расплывчат солнца ком,
И день скупее разности,
Хотя набит битком.

Потоки с неба суетны;
Они, сбежав из тьмы,
Стекло исполосуют мне
Прозрачными плетьми.

Природа обучается
Владению дождём,
И он в тот миг кончается,
Когда вхожу я в дом.

Канавы все — с претензией
На звание «арык»,
В чужом окне гортензией
Услышан влажный рык,

Что по двору разносится,
Внезапный, словно месть,
Как только капля бросится
На сумрачную жесть.

Сумятица влетела в сны,
Преображает день —
Осколочный и целостный,
В лучах, в грязи, в дожде.

О, сколько же нам прав дано
Весной! Она дерзка,
И ею всё оправдано:
Дурашливость, тоска,

Дыхание неровное,
Твоих бровей скачок,
Моё лицо бескровное,
Румянец чьих‐то щёк.

Оставь, апрель забывчивый,
Свой росчерк на снегу,
Размашистый и сбивчивый,
Как песня на бегу.

Полностью книгу стихов «Соло валторны» вы можете прочитать, скачав pdf‐файл из раздела «Наши книги».


ТАРАСЕНКО Елена Николаевна родилась 9 августа 1971 года в Оренбурге. Окончила школу № 34 с золотой медалью; шестикратная победительница областных олимпиад по русскому языку и литературе. В 1994 году с красным дипломом завершила образование на филологическом факультете Оренбургского государственного педагогического института, в 1998 году получила звание учителя высшей категории, в 2002 году — степень кандидата педагогических наук.

Доцент кафедры философии, культурологии и религиоведения ОГПУ. Член Союза российских писателей, обладатель Гран‐при областного поэтического конкурса «Яицкий мост» под председательством Риммы Казаковой, победитель областного литературного конкурса «Оренбургский край — XXI век» в номинации «Автограф». Награждена благодарственным письмом от Оренбургского благотворительного фонда «Евразия» за высокий профессионализм, проявленный в ходе работы в качестве члена жюри XIII открытого Евразийского конкурса на лучший художественный перевод. Член жюри Eurasian Open и литературной премии имени С.Т. Аксакова.

Автор книг «Преподавание мировой художественной культуры в общеобразовательной школе», «Искусство театра и учебная деятельность», поэтических сборников «Интонация», «Всегда» и «Соло валторны».