Старые песни о…

Мост над Бездной

Я не намерен учить, как надо писать или, тем более, как надо жить. Я всего лишь решился высказаться о еще нескольких аспектах психологии творчества.

СТИХОТВОРЕНИЕ от Бога. Будто Бог рукой водил. «Поэт – ретранслятор меж Богом и людьми». Вполне себе здоровые и социально активные персонажи истории Вашего города и нашей страны вещают о богоизбранности обратившегося к поэтическому ремеслу, не говоря уже об искусстве. Серьезно? Вот скажите, сколько было Апостолов у Христа? И сколько из них было евангелистами? Или поэты стали претендовать на святость своих строк? Абсурд? Значит, давайте выяснять, чьи это руки не от плеч растут.

Хорошо. В минуты вдохновения поэт чувствует присутствие силы, побуждающей его писать, и писать Это, и писать Так. Он относит эту силу к сфере божественного. Я уже давно выбрал себе для инструментария осознания аналитическую психологию Юнга. Ей и воспользуюсь опять.

«Божественное» в переводе на язык юнгианцев означает «действующее из коллективного бессознательного» посредством энергетически заряженных архетипов (прообразов, схем, чертежей восприятия и осознания). Архетип есть Символ. Он неразложим на Идею и Образ, и в то же время он их синтез. Разобрать его на части нельзя – он Первооснова. Одна из первооснов. Мы говорим «роза», подразумеваем что? Цветок. Символ. Архетип. Мы говорим «цветы» – подразумеваем что? Ландыши, маки, белену – это кенотипы, Знаки, произрастающие из Символов.

Хороший поэт говорит наиболее понятными читателю кенотипами. Великий – Архетипами, Символами. Всё многообразие жанров поэзии – эпика, лирика, пейзажная, портретная и пр. – пытаться свести к вещанию от имени Божества? Это разумно лишь тогда, когда речь идет об объявлении символических образов.

Согласно Юнгу, Бог – точнее, то как переживается Его представление аппарату восприятия – Архетип не чего либо, но самой Самости, прообраза Человечности, того, что роднит всех без исключения представителей homo sapiens независимо от рас. Христос сказал: «Царство Божие внутри вас». Также говорилось о Человечности как образе и подобии Божественности. Архетип, пребывающий в глубинах коллективного бессознательного, родовой памяти, и являющий себя сквозь пласты личного бессознательного – Опыта – свету Сознания.

Моменты установления контактов подсознания с сознанием возможны благодаря трансцендентной функции – нити, связывающей Символ с мышлением или чувством. Именно она отвечает за чистоту передачи еще неразделенных мыслеобразов. Не подавляя, не вытесняя, не замещая – передавая глубинное от Самости к Я.

Вдохновение, озарение – это моменты гармонизации сфер психики и полноценного, полнокровного выстраивания функции переноса. Понимаете разницу? Энергетически заряженные архетипы внутри психики индивидуума или энергетические структуры вне пределов души.

Юнгианцы представляют себе эту дилемму довольно просто решенной. Коллективное бессознательное своими общечеловеческими слоями принадлежит Смысловому Полю, ноосфере по Вернадскому. Это мыслеполе нашей планеты, просто говоря. Бог в ней как архетип самодвижущейся, самосознающей, самопереживающей души – говорить о внутри и вне с этих позиций бессмысленно. Бог везде и нигде.

Не пытаюсь опровергать догматы – если речь идет о Боге с Ликами, то очевидно, что представляться они будут далеко не каждому, а тому, кто настроен соответствующим образом, и более того, подготовлен к принятию импульсов божественной воли. Сравнивать поэта и монаха, хоть христианина, хоть буддиста – корректно ли? Пришедшее из глубин души как наиболее свойственное человеку, присущее самой человечности – да! Принесенное, перенесенное из глубин в сознание – да! Полученное от Бога – остановитесь. Человек создан по Образу и Подобию, но единосущен ли Богу?

Теперь Вы понимаете, что меня настораживает в откровениях стихотворцев? Услышать шепот Человечности еще не значит услышать голос Бога. Вдохновение поэта – живая вода, но заявлять о питье на брудершафт с Божеством – гордыня, столь тщательно изводимая воцерковленными и получившими Знания Традиции от разума к разуму.

Надлом

Опять о наболевшем: надлом, наблюдаемый у множества креативных личностей, так скажем – ведь принцип творческого подхода к освоению мира распространяется не только на мир искусства – этот надлом, столь характерный – от чего же он на самом деле?

НАПОМНЮ – в моем представлении, основанном на ницшеанстве и аналитической психологии, основной инстинкт человека – воля. Воля к превосходству, слитая в три аспекта – воля к власти, воля к обладанию, воля к влиянию. Эти три фактора душевного равновесия взаимодействуют с волей к любви и волей к преображению, и равномерное развитие способностей к их осуществлению и обретение условий для самораскрытия – залог уверенности в своей значимости для мира и/или Бога, и более того – залог счастья.

Вполне очевидно, по‐моему, что творчески настроенный индивидуум стремится либо сохранить, отстоять сложившееся, существующее, либо переменить условия существования в лучшую сторону. И консерваторы‐традиционалисты, и прогрессисты действуют во имя общей не вполне сознаваемой цели – установлению влияния на мир, личного или коллективного, с декларацией персональных ценностей либо значимостей микросоциума. При этом стремления к обладанию и непосредственной власти над объектами творческой работы остаются неудовлетворенными. Писать страстные песни о любви к ожидаемой второй половинке и не быть с ней вместе или оставаться непонятым. Изобретать программу действий известного политика, но оставлять право на реализацию ее не себе, а Другому, пусть это даже и другое Я. Писать произведения, глубочайшие по степени осмысления реальности, делать их популярными, востребованными, но не иметь власти приказывать своим почитателям или непосредственно пользоваться их имуществом или личными талантами. Разрыв в глубине инстинктивных сил. Надлом.

Вот говорят, что Художник стремится прорваться в Вечность. Вам еще не очевидно, что это консервативная часть человечества мечтает о Само‐сохранении, Само‐утверждении посредством обретения такой стойкости, что раз выбранные жизненные ценности исповедуются на протяжении всего Пути, ммм? Прогрессисты же согласны на вечное обновление, животворящие перемены – надо сказать, что и теми и другими движет аспект Воли, известный теперь как Воля к Преображению – обе тенденции освоения мира сходятся на этом знаменателе, принуждая персонажа истории к превращению в способного контролировать мир своими талантами.

Перечитайте пассажи Ницше о талантах – «Чего не присочинит поэт, чтобы закруглить рифму». Рассмотренные ранее вопросы вдохновения показывают – одни стремятся к наиболее полному сохранению в условиях жизни – наиболее полному сбережению Архетипа Самости, Всечеловечности, превращению его в Лик Божества; другие же разворачивают Символ в Знаки, кенотипы, все новые и новые, стремясь запечатлеть Образ Человека во всех возможных формах проявления.

Смысл творческого поведения – трансформация в новое Нечто, Преображение в Высшее, согласно разделяемым ценностям.

Вот и весь надлом. Исцеляйтесь, пока История не подошла к своему концу.

 

Всюду Смысл

Я так настаиваю на своей идее всеохватности миров волей к преображению, что могу показаться чудаком, носящимся с детской запиской. Но всё‐таки я настаиваю! Мне кажется, ситуация в мире такова, что его пора спасать хотя бы произведениями интеллекта.

В САМОМ деле, даже Юнг со своим представлением о вездесущности Смыслового Поля не шагнул дальше рассмотрения основного инстинкта как союза воли к власти и воли к любви. Тем не менее, эта мысль, вытекающая из работ Ницше, компрометирует сама себя подменой воли к жизни стремлением к власти юридической. Никто ведь не возьмет на себя труд перечитать всего Фридриха Вильгельма для уяснения, как именно осуществляется эта самая власть.

Я уточнил, что воля трехаспектна, трехлика, и мне не пришло даже малейшего намека на видоизменение идеи о «властности» в более понятную форму.

Воля к превосходству.

Теперь я готов сформулировать это именно так – воля к превосходству. Цивилизация растет, расширяется на архаично живущие народы и племена, и одни видят в этом волю Божью – принести свет Веры темным, беспросветным, другие – природный «естественный» отбор. Третьи, считающие цивилизованное развитие направленным, стоящим под контролем тайных сил – даже и они усомнились ли в основе культурообразующих движений?

Попросту говоря, культура мира стоит на идее соревнования, состязания честного, основанного на законах и правилах, догматах Веры и нормах человеческого общежития. Превзойти других и получить право осуществлять руководство менее умелыми персонажами истории – подняться выше по иерархической лестнице, обрести именно это самое превосходство. Западный мир, ставящий во главу угла своего развития идею конкуренции – ему ли спорить с этим именем воли? Природное оправдание власти долгое время цвело на праве крови, на избранности высшими силами для осуществления порядка и контроля, на генетической предрасположенности к наведению этого самого порядка. На смену пришло представление о богом данных талантах и необходимости воплощать их в жизнь, и право духа дополнило представление о призванности носителей генов. Восток объявил свои новые правила, Новый Завет оспорил ветхую династичность. Протестанты и другие базово христианские течения заговорили об угодности Богу предпринимательской активности, при всеобщем равенстве перед Господом – каждый может начать нечто новое и его успех в обществе обусловлен старанием и приложенными к делу усилиями.

Воля к превосходству.

Запад стоит на ней, не зная ее имени.

Восток растет на мысли о балансе, но представители его иерархий не спорят о том, что достигли своего положения становясь выше прочих.

Но! Основной инстинкт завел всех нас в тупик и в новое противостояние цивилизационных сил, слабых духом пугая новой Мировой войной.

 

***

Голоса о бессмысленности стремления к власти и обретения любви вылились в движение экзистенциалистов, дурно понявших буддийскую идею Пустоты – Абсурд воцарился в княжестве бессмысленников, призывая принять мир как он есть. Этот путь действительно никуда не ведет и ставит Личность перед необходимостью признания ничтожества человеческой жизни перед лицом Вселенной. Я настаиваю на том, что это дорожка дурного понимания хода истории.

Само по себе стремление к превосходству может привести только к чему? Ну, Президент страны твоего рождения. Ну, Генеральный секретарь ООН. Выше? Идущие иначе в мир пророков и святых, стремящихся получить на крыло печать Божества – они в итоге достигают превосходства через смирение? Смирение перед кем? Перед Всевышним Иерархом, но никак не перед миром, управляемым Князем Тьмы.

И вот теперь – мой смех над кричащими «быть Собой!». Да, Самость – самодвижущая и самоответственная сила в коллективном бессознательном генетически подобна миллиардам других генетических воспоминаний, но она же дарит человечку‐человечищу уникальность, обуславливающую его неповторимость перед лицом Мира. Но дуб, выросший из желудя – он остается собой или все же растет и меняется? Ребенок, взявший в руки скрипку – став виртуозом, он ли не превратился в Маэстро? Преображение. Процесс и итог. То, ради чего совершается восхождение по лестнице иерархий, хоть земных, хоть ведущих от праха к Божьему трону.

Нам есть куда расти, понимаете? Вселенная тепла и жизнелюбива. Вне нашей планеты – не молчащая Пустота, там звезды перешептываются о новой Жизни за пределами видимого нами.

Высшее достижение цивилизации – контролирование прирожденных способностей к преобразованию мира и собственной души.

Воля к превосходству неотрывна от воли к любви и тупикова без воли к преображению.

Пока всё.


ЮРЬЕВ Андрей Геннадьевич родился в 1974 году в Печоре (Республика Коми), в 1996 году окончил электротехнический факультет Оренбургского госуниверситета, работал дизайнером‐верстальщиком в оренбургских газетах и в Фонде Эффективной Политики (Москва).
С 1993 по 1995 год – вокалист и автор текстов песен группы «Личная Собственность». Лауреат специального диплома «За философизм лирики» областного поэтического конкурса «Яицкий Мост – 96». Повесть «Те, Кого Ждут» вошла в сборник «Проза – то, чем мы говорим» (Саратов, 2000), публикации в газете «Оренбуржье» и альманахах «Башня», «Гостиный двор». Победитель конкурса «Оренбургский край — XXI век» в номинации «Автограф» в 2014 году, призом стало издание отдельной книжкой повести «Юркины беды». Диплом в номинации «Проза» «За философское раскрытие темы одиночества» Всероссийского литературного конкурса «Стилисты добра». Лауреат премии имени Аксакова «За лучшее произведение для детей и юношества» — книга «Юркины беды».

Участник деятельности литературного объединения имени Аксакова (руководитель Диана Кан).

Член Союза российских писателей.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *