Кольцо в стене

А там, в Марракеше, когда еще живой Основьяненко с не очищенным еще апельсином рассекал водную гладь, уворачиваясь от визжащих и хохочущих девушек, ко мне подошел Фарид.

Поздоровавшись, как ни в чем не бывало, он подсел за мой столик на краю бассейна и заговорил о том, что я больше ожидал услышать, да так и не дождался от резвившегося Основьяненко:

– Должен вас предупредить, что вызывающее поведение вашего товарища по отношению к молодой арабской женщине ставит и его, и ее в крайне опасное положение. Такая откровенность в выражении чувств не приветствуется здесь. Напротив, осуждается. Не могу не обеспокоиться и тем, что господин

Самарин

В.Н. уже шестьдесят третье утро наблюдал, как солнце встает над горой Яман, пил пустой чай с куском хлеба, после по прежней привычке, когда мог уйти надолго, работать сутки-двое-трое подряд, целовал сильно теперь осунувшуюся жену Варвару, учительницу английского, жал тонкую еще руку сына Марксэна, грамотного, политически подкованного парня, комсомольца, который все равно окончит десятилетку и поступит в ИФЛИ, станет красным профессором… И уходил из бывшей Черепковской саманки, где жил теперь, в правление колхоза, по-прежнему располагавшееся в отцовом доме. Третий месяц гражданин Самарин В.Н., исключенный из партии, снятый с поста второго секретаря обкома, исполнял обязанности председателя колхоза в Красной Туре. Теперь, конечно, имя красного командира Самарина колхоз уже не носил, а назывался имени XVII партсъезда, на который, между прочим, Василий Никифорович избирался делегатом…

«Все выяснится, все встанет на свои места, в ЦК и ЦКК разберутся, что это клевета, что Самарин не может быть врагом народа», – Василий шел в контору по запушившемуся первой травкой взгорку мимо церкви, переделанной под зернохранилище путем ликвидации куполов-луковок с крестами и заделки окон кирпичом. Шел, бормотал себе под нос утешительные слова, от солнца натянув козырек фуражки на глаза, топтал траву, мог еще пока топтать – самый последний раз.

Возле отцовского дома ждали. Двое в коротких полушубках, руки в карманах.

– Гражданин Самарин? Василий Никифорович? – спросил тот, что помоложе.

Василий, сощурясь, глянул из-под козырька:

– А то ты меня не знаешь? Я ж тебе комсомольскую путевку в органы вручал. Портнягин, кажется?

Второй, постарше, с черными усиками щеточкой, вдруг взвился и завизжал:

– Молчать! Отвечать, как положено!

– Ты с кем это так разговариваешь?!. – начал было с нахрапом Самарин.

В ответ офицер НКВД ударил Василия кулаком по лицу, под дых, с левой в челюсть, сапогом в пах. А когда тот рухнул на нежную зелень первой травы весны 1938 года, крикнул молодому:

– Руки вяжи за спиной и давай его в машину. А я обыск проведу – в конторе и дома…

Вечером туринцы пришли в правление колхоза на собрание. Повестку дня огласил специально приехавший из райцентра Калмантаевка первый секретарь райкома Федор Анисимович Черепков. Выглядел он солидно – в двубортном пиджаке в полоску и в брюках из той же материи, аккуратно заправленных в начищенные до бликов сапоги.

– Товарищи колхозники! – строго глядя в зал, начал речь вчерашний председатель колхоза, теперь ушедший на повышение. – Сегодня наши бдительные органы окончательно разоблачили врага народа и английского шпиона Василия Самарина. Партия давно заметила его связь с империалистами через недобитых троцкистов, в том числе у нас в области. Партия дала ему возможность разоблачиться перед товарищами, исправиться, проявить себя на другой работе – конкретно у вас в колхозе. Нет! Доверия партии Самарин не оправдал! Слал письма в Москву, пытался обелить себя и очернить товарищей, вовремя разглядевших в нем опасную гнильцу. Кончено с этим! Советская власть не потерпит, чтоб ей вставали поперек! Хоть кто! Хоть с какими прежними заслугами! И с каждым замаскировавшимся врагом будет так – по всей строгости советского закона, как учит нас товарищ Сталин!

Кончив выступление, Черепков с достоинством переждал аплодисменты и призвал односельчан дружно осудить врага народа Самарина В.Н. Тут же на дощатой трибуне, обтянутой кумачом, показался Пантелеймон Калязин. Из его слов, никак не складывавшихся в связную речь, все же можно было понять, что Самарина он еще когда подозревал в связях с врагом. Вот и жена у него английскому языку детишек учит, а заодно, значит, шпионить помогала, потому что сам Васька в английском ни бум-бум…

В передних рядах колхозников особо острые носы учуяли исходящие будто бы с трибуны легкие запахи водки и лука. Но чего больше отправил в себя Пантелеймон – первача или лука-репки, – определить не брались. Черепков Калязину похлопал, остальные поддержали, однако, сами осуждали вяло, норовили поскорей уйти с трибуны, а то и вообще отбояривались репликами с места:

– Да чё там, осуждаем шпиёна… Айда уж по домам… Самогон с подпола вынул, согреется – в рот не полезет, гы‑ы…

Черепков неодобрительно покрутил бритой под ноль головой и продолжил:

– Что ж, товарищи, с Василием Самариным разберутся наши карающие органы. А что же делать с его семьей?

Краснотуринцы притихли, разговоры, возня и семечный треск прекратились.

– Положим, с Варварой Самариной все ясно: в школе она как член семьи изменника Родины работать не может, и мы трудоустроим ее в колхозе, но так, чтоб не могла заниматься вредительством. Может, полы будет в конторе мыть, может, еще что. Поглядим. А как же, товарищи, поступим мы с комсомольцем Самариным? Выдь-ка сюда, Марксэн.

Шестнадцатилетний мальчишка, бледный как смерть, едва не теряющий сознание от сегодняшних страшных событий – ареста отца, обыска, бессмысленного, издевательского допроса, который пришлось выдержать матери, – вышел к трибуне. Они с мамой с утра ничего не ели, не могли себя заставить, и сейчас Марик боялся, что упадет в обморок.

– Вот что, Марксэн, – Черепков положил парню руку на плечо. – Ты, конечно, ни в чем не виноват. Сын за отца не ответчик, как правильно сказал наш вождь и учитель Иосиф Виссарионович. Но ты должен доказать нам всем, что решительно и бесповоротно порвал с отцом, вставшим на путь предательства!.. Кстати, товарищи колхозники! Полюбуйтесь-ка, что я нашел тут у вас в правлении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *