Кольцо в стене

– Чьего плана?

– Это не тот вопрос, на который мы с вами можем дать друг другу одинаковый ответ. Я буду говорить о Втором законе термодинамики и его соблюдении, а вы воспользуетесь термином «Бог» или «мировой разум». Сойтись мы можем в одном: Вселенная стремится к тепловой смерти, к покою и равновесию, которые возможны только в хаосе. Но ей кто-то мешает. Кто-то уже миллиарды лет восстает против мирового закона. Назовите этого неизвестного Богом…

– «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою…» – процитировал я второй стих Библии.

– Вот-вот. Только не Земля, а Вселенная. Кто-то вмешался в первозданный хаос и начал его упорядочивать, выстраивая временные, недолговечные структуры. Но хитрость этого неизвестного, которого мы договорились называть Богом… Ведь договорились?

– Допустим.

– Хитрость его замысла в том, что эти разрушающиеся структуры, погибая, все время превращаются во что-то новое. Первозданный водород (правильно вы догадались насчет духа над водами) не развалился, а превратился в гелий, а тот – в еще более сложные элементы. Взорвавшиеся галактики породили звезды, сгустившиеся туманности – планеты, а на одной из планет возникло простенькое сочетание органических веществ, которое в итоге долгой цепочки превращений обернулось мыслящим существом – человеком. И этот мятущийся, краткоживущий человек, миллионы лет отчаянно продолжавший свой род, буквально на днях залез в «черный ящик» своего организма, вытащил оттуда молекулу дезоксирибонуклеиновой кислоты и с изумлением обнаружил, что держит в руках собственную судьбу, книгу жизни, скрижаль, приговор. А еще – программу действий на миллионы поколений вперед: плодитесь и размножайтесь, учитесь и развивайтесь, покоряйте пространство и время, боритесь с энтропией, упорядочивайте хаос. Скажу вам больше… Я могу вам это сказать, потому что, даже если вы кому-нибудь из людей это расскажете, вам не поверят. Люди вообще слабо верят, и в Бога тоже, – что уж говорить о пророках. А вы даже не пророк. Так вот: похоже, Бог создал людей именно для того, чтобы ко времени тепловой смерти Вселенной они смогли своими действиями ее, эту смерть, предотвратить. Запустить некий процесс искусственного рождения звезд, галактик, планет. Искусственного с точки зрения, конечно, людей. Потому что для Бога то, что творят из хаоса его создания, всегда будет его собственным творением. Может быть, несколько отличающимся от замысла, но кто же из нас держал в руках точное воплощение своей мечты?

– И ваша задача – не позволить людям реанимировать Вселенную?

– Это сверхзадача. А пока я и мне подобные просто должны затормозить и заморозить слишком стремительный прогресс человечества. Если получится – пустить вспять. Но это вряд ли, потому что человек запрограммирован на прогресс. Как видите, я с вами предельно откровенен.

– Ладно, Бог восстал против хаоса, сотворил все сущее, мыслящих существ, в том числе человека. Но кто же восстал против Бога? Сатана? Дьявол? Как вы называете своего хозяина?

– Ответ на этот вопрос вам не понравится.

– Ничего, я переживу.

– Вы, наверное, знаете, что в компьютере вся информация записывается двоичным кодом: единица – ноль, единица – ноль, то есть «да» – «нет», «да» – «нет». Вы – это «да», я – это «нет». Или наоборот. Неважно. Но дело в том, что мы с вами находимся в одном компьютере, и другого компьютера

не существует

таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!» – радио в краснотуринском сельском клубе не умолкало в тот ясный и теплый октябрьский день ни на минуту. Односельчане заходили к завклубом Марксэну Самарину, спрашивали, как же это спутник летает над Землей и не падает, а Марксэн Васильевич, в очёчках, тощий, как хворостина, восторженным фальцетом разъяснял, что спутник благодаря мощной ракете развил первую космическую скорость, преодолел притяжение нашей планеты и теперь движется по расчетной орбите, не обращая на это притяжение никакого внимания. Вроде того как гвоздь не прилипает к магниту, если их положить друг от друга подальше.

Ребята помоложе, особенно у кого по физике и математике в школе пятерки, спрашивали, когда же отправят в космос человека, и Самарин отвечал, что лет через двадцать – обязательно, значит, мы еще доживем, увидим, может, вы и полетите. Вдохновленные близким исполнением мечты, мальчишки спрашивали хоть какую-нибудь книгу про космос. Марксэн, который в клубе был не только заведующим, но и киномехаником, и библиотекарем, выдавал им тоненькие научно-популярные брошюрки тридцатых еще годов издания о мракобесии церковников, Галилее и Джордано Бруно, о марсианских каналах Скиапарелли, о межпланетных городах, придуманных школьным учителем из Калуги Циолковским. А недавно полученную из района, еще благоухающую типографией книгу Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» Марксэн решил никому не давать. Приберег для сына Гриши. Книжка удивительная. Все пишут про то, как было, а тут – про то, как будет, про космические корабли, про города будущего, про людей, которые готовы собой для других пожертвовать не задумавшись…

Эх, скорее бы коммунизм, о котором Никита Сергеевич говорит. С прошлым покончили, культ личности развенчали, очистились, из области недавно опять лектор Дурманов приезжал от общества «Знание», рассказывал в клубе колхозникам про национально-освободительные движения Африки, как они бьются с колониалистами, а после шепнул Марксэну, будто отца его, Василия Самарина, реабилитируют скоро, поскольку невиновен он и шпионом никогда не был, такие, мол, разговоры слышал в курилке Дома Советов… Эх, папа, папа, а мы тут спутник запустили…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *