Кольцо в стене

Зато меня и убеждать не требовалось, я бы после целого дня заседаний тоже порхнул к бассейну, да не выросли у меня даже воробьиные крылья. Потому отправился пешком.

– Один пастис, – сообщил я бармену.

– К пастису наш арахис или маслины, месье?

Арахис выращивал и продавал Европе чуть ли не весь Сенегал, а маслины сюда возили из Марокко, тут их обваливали в не слишком острой горчице и так подавали к напиткам.

– И арахис, и маслины, и еще один пастис, – пустой стакан уже вернулся на стойку.

Я уселся на стандартный белый пластиковый стул, двойники которого теперь заполонили летние кафе по всей планете и попадаются даже на заброшенных с виду дачах под Приуральском. Сел так, чтобы видеть сразу бассейн и океан с островом Нгор, долил минеральной воды без газа в длинный стакан с «Рикаром» и льдом и тут заметил муравьев, сновавших под ногами. Надо бы постараться не дергать нижними конечностями, чтобы не подавить насекомых. Интересно, едят ли они арахис? Раскрошив орешек на бетонный пол, я с чувством глубокого удовлетворения увидел, что черные мураши потащили крошки в трещины, где таились их жилища. Один муравей выбрал вес по себе, схватил крошку и понес в норку. Он нес этот груз, как если бы штангист шел домой с тренировки вместе со штангой: заплетаясь, теряя равновесие, роняя и снова поднимая добычу. Когда он все же дотащил еду до входа в свой дом, я увидел, что там лежит уже целый ряд разнокалиберных ореховых крошек, а муравьи бегут назад к моим ногам и возвращаются с новыми порциями «гуманитарной помощи». Мне стало стыдно, и я раскрошил еще штук пять арахисных ядер поближе к норке.

Нам бы так работать! Но нет, мы живем гораздо дольше, а потому мы более замедленные существа, нам надо все взвесить и обсудить, надо устраивать конференции, собрания, митинги. Закрывать наряды, процентовки, табели. А муравьи просто работают. Попробуйте представить себе муравьев, собравшихся на конференцию по вопросу переноски арахисовых крошек: социальные гарантии переносчикам наиболее крупных кусков, критерии оценки крупности куска, новый взгляд на проблему баланса груза на спине переносчика, оптимизация траектории движения… Председательствует, конечно, царица, которая сама ничего не носит,

зато
я сейчас пойду спать», – подумав так, я оставил парочку целоваться под пальмой, вернулся в номер и рухнул на кровать.

Черный сон накрыл меня светонепроницаемым мешком для зарядки фотопленки, но прервался, как мне показалось, всего через пять минут:

– Колёк! Земан! – кричали откуда-то сверху, из-за пределов кромешной тьмы.

«Эт-то не мне, – уверенно успокаивал я сам себя, оставаясь в угольном, но таком уютном мешке сна. – Я не Колёк. Какой я к черту Колёк? Колёк в мохеровой кепке рассекает. Нашли Колька…».

– Тезка, друган, подъем!

«А вот тезкой я вполне… могу… И другом. Но смотря кому. Например, империалисту Рональду Рейгану и реваншисту Францу-Йозефу Штраусу я не друг. Не говоря уже про диктатора Бокассу. А вот Санта Клаус мне тезка, товарищ и брат. И Нике самофракийская тоже… подруга. Но она высечена из камня, очень шершавого, сухого камня, поэтому так хочется пить…»

– Тезка, я пиво принес!

Разодрав веки, я увидел сияющего Колю Самарина с бутылкой приятного зеленого стекла:

– Это Сильва достала.

Я залпом выпил бутылочку местного «Пильс» 0,33 и понял, что за окном уже утро.

– Тезка, все было! – вытаращив сумасшедшие от счастья глаза, горячо шептал Коля. – Все было, понимаешь? Она… Земан, я с ума сойду. Она такая! Как в сказке. Скажи, это всегда так бывает – внутри все жжет, и боишься от нее отойти, а то вдруг пропадет?

Я неопределенно повел бровями, а Николай внезапно помрачнел:

– Тезка, ты умный, институт кончил, скажи, что нам с ней делать-то, а? Мы же друг без дружки не сможем. В Союз ее увести, или мне здесь остаться? Я, если надо, в мусульманство покрещусь. В Россию ее, конечно, можно забрать, но пусть до нашей деревни асфальт и газ хоть дотянут, говорят, еще годика полтора осталось. Лучше, конечно, в город свалить и там квартиру снять нормальную, чтоб она жила со всеми удобствами. А зарабатывать где? Я только на земле работать умею, шоферить да еще в армии стрелять научили. А, тезка? Может, на завод куда?

«О Господи, зачем он ей? – мысли, словно фиолетовые тучи по осеннему небу, неслись в моей отравленной сивушными маслами голове. – Неужели чтобы просто поиграть и забыть? Но она слишком молода для курортных интрижек. И потом, не та страна, не те обычаи. При определенных обстоятельствах ее за связь с Колей запросто могут побить камнями. Любовь? Любовь. Лю-бо-о-овь…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *