Книги нашему Крыму

 ВЯЧЕСЛАВ МОИСЕЕВ 
Утренний пляж: чистое небо, яркое солнце, теплое, спокойное море, купальщики плавятся в летней неге. Морской далекий горизонт подчеркивается горизонтом ближним – разомкнутой дугой двух пирсов, воротами, открытыми в бесконечную синеву моря… Внезапно в крики чаек и плеск волн вплетается урчание моторов: на один пирс выезжают три «КамАЗа» с системами залпового огня, на другой – пять то ли танков, то ли самоходных артиллерийских установок. С пляжа не разглядеть. Разворачивают орудия в сторону моря. Спустя минут десять уходят.
С Константиновской батареи палит пушка. Полдень. Это Крым. Севастополь. Июль 2014-го.
 Полтонны книг для севастопольцев

В крымскую командировку мы отправились 14 июля. Но Дни оренбургской литературы в Крыму начались, пожалуй, уже 30 июня, когда в Севастополевозле дверей Центральной городской библиотекиимени Л.Н. Толстого притормозил грузовик с оренбургскими номерами. В кузове – без малого полтонны очень разных книг более чем 2 тысяч наименований: от роскошных альбомов и многотомников до скромных книжечек молодых поэтов и прозаиков серии «Новые имена». Но всё это книги оренбургских авторов, да и выпущенные по большей части в оренбургских издательствах.

Сам в конце июня отбирал книги нашего Издательского дома «Оренбургская неделя», номера альманаха «Башня», укладывал в большую картонную коробку. В те же дни тем же занимались в Доме литераторов, в областной организации Союза писателей России, в министерстве культуры и внешних связей Оренбургской области, по инициативе и при поддержке которого и прошли, собственно, Дни оренбургской литературы в Крыму. За что отдельное спасибо министру культуры региона Виктору Александровичу Шорикову.

Севастопольские библиотеки последние 23 года не были избалованы книгами на русском языке. Поэтому оренбургский подарок пришелся весьма кстати. В этом мы убедились уже в Крыму.

16 июля оренбургская делегация выступила в Севастопольской центральной библиотеке имени Толстого. Сначала на экране появилась надпись «Творческий вечер оренбургских авторов в рамках проекта “Дни оренбургской литературы в Севастополе”», но вскоре ее сменили фото с видами нашего города – это мы привезли с собой диски со снимками. На этом фоне мы, поэты, и читали свои стихи, а Петр Николаевич Краснов – отрывок из своего нового сборника прозы. Время от времени мы поворачивались к экрану и говорили: «А вот, кстати, памятник Пушкину и Далю… А вот это – Национальная деревня…» В итоге Павел Георгиевич Рыков виртуально провел севастопольцев по улицам Оренбурга и подробно рассказал, что есть что на снимках. «Как красиво! Какая архитектура! Как много новостроек!» — ахали хозяева, а наши сердца наполнялись гордостью: жители прекрасного Севастополя находят наш город красивым, и, что самое важное, – ведь это правда.

На следующий день мне и Павлу Рыкову выпала честь выступить перед читателями (и, как позже выяснилось, писателями) в библиотеке имени К.Г. Паустовского. Сначала решили мы, что народу будет немного, но пока нам показывали книжные богатства библиотеки, зал наполнился до отказа. Прочитав свои стихи и подарив книги, мы познакомились с краеведом Галиной Романюта, писателями и журналистами Риттой Козуновой и Виталием Фесенко, автором повести о защитниках 35-й батареи «Может, свидимся еще?..». Надеюсь, их произведения появятся в оренбургских альманахах «Башня» и «Гостиный двор». Думаю, однажды мы увидим севастопольских коллег в Оренбурге, ну и уж сам бог велел, чтобы начинающие литераторы Севастополя приехали к нам в сентябре на межрегиональный семинар-совещание молодых писателей «Мы выросли в России», который, как и в прошлом году, пройдет в Бугуруслане и Аксакове, в доме-музее Сергея Тимофеевича.

Пока мы радовали севастопольцев своими книгами, начальник Управления культуры, искусства и образовательной политики министерства культуры и внешних связей Оренбургской области Виталий Зимаков и председатель Оренбургской областной организации Российского союза молодежи Сергей Головин встретились с представителями местной власти и военными в поисках могилы нашего генерал-губернатора Василия Перовского, скончавшегося в Севастополе и похороненного в 1857 году в Свято-Георгиевском монастыре на мысе Фиолент. Их поиски оказались не напрасными. Здесь, возле склепа Перовского, появится памятный знак в честь, пожалуй, самого значимого губернатора Оренбургского края – от народа и правительства Оренбуржья.

В последний день нашего пребывания в Крыму мы совершили марш-бросок в Коктебель и обратно. На дорогу потратили весь день, зато выступили в поэтической столице полуострова, в самом ее сердце – доме-музее Максимилиана Волошина. Ежегодно сюда, на фестиваль «Волошинский сентябрь» съезжаются со всего света сотни пишущих на русском языке поэтов, русских и не очень, и воздух просто гудит от стихов. Спасибо крымчанам Сергею Георгиевичу и его коллеге Виталию за то, что без всяких гривен и рублей они отвезли нас из Симферополя в Коктебель и обратно. Еще в феврале оба были офицерами милиции, но когда с киевского майдана стали возвращаться их покалеченные «революционерами» сотрудники, подали рапорты об отставке.

- А скажите, что это на машине вон той написано – ФССП? – спрашивает Виталий.

- Федеральная служба судебных приставов, — отвечаем мы.

Жителям Крыма придется привыкать ко многим российским реалиям. Но это не страшно. Как там у Киплинга? «Мы одной крови – ты и я!».

23 года сопротивления

- Смотрите, какие книги мы получили недавно из Москвы, — с гордостью показывает солидные издания директор главной севастопольской библиотеки Тамара Александровна Эссин.

Для нас-то в этих книгах нет ничего особенного, мы их можем легко найти в своих библиотеках или просто купить в магазине. Но для севастопольцев, 23 года державших оборону, — это одни из первых признаков жизни в России.

Какую, спросите, оборону? Культурную, языковую – от оголтелой украинизации.

- Если б я вам показала, какую литературу нам присылали из Киева! Некоторое книги – еще ничего, а некоторые – такие, что мы их просто не выдавали. Не хотели, чтобы они доходили до наших читателей, — говорит Тамара Александровна.

Оказавшись не по своей воле в чужом, по сути, государстве, жители Севастополя, города русских моряков, где русское население составляет 70 процентов, не могли смириться и не смирились с тем, что им навязывали в качестве героев Украины Бандеру и Шухевича, националистов, массовых убийц и гитлеровских… Скажем, коллаборационистов… Да к чему слово искать? Оно давно найдено – прихвостней. Не смирились с тем, как их детям преподают историю Украины: сплошь и рядом в ней рассказывается, будто Россия только и делала, что угнетала украинский народ.

Ну представьте, ваши дети приходят из школы и говорят: «Мам-пап, оказывается, росияны нас завжды гнобылы». «Кого – нас? Сынок, дочка, вы что?! Ведь это мы – россияне, мы – русские! И никого мы не гнобили…» «Та як же? Читайте: «С 1783 года указом Екатерины II было введено крепостное право на всей территории Украины. В это время на Левобережье появляется дворянская прослойка из числа бывшей казацкой верхушки – старшины. Чтобы обеспечить себе их поддержку, царское правительство даровало им все те права, которые имели российские дворяне (вон как угнетали-то! – В.М.). Постепенно большая их часть подвергается русификации и начинает считать себя россиянами… Царское правительство старалось всячески доказать, что украинский народ – это всего лишь небольшая часть российского народа, которая только немного отличается от всего российского народа», — это можно найти на сайте uhistory.ru. И дальше: «После того как Екатерина II ликвидировала гетманство в 1764 г. и окон­чательно уничтожила остатки Украинского гетманского государства, Запо­рожская Сечь оставалась единственным носителем украинской го­сударственности… местом развитой экономики и прогрессивных фермерских (казаки-фермеры! – В.М.) форм хозяйствования, оча­гом свободолюбия, героизма, блестящего военного искусства Запорожский казак отличался высокими нрав­ственно-этическими качествами, сильным чувством патриотизма, понимани­ем наивысшей ценности свободы и независимости, физической мощью, выносливостью и умением концентрировать энергию. Эти черты закрепились на генетическом уровне, повлияли на формирование всей украинской нации, ее ментальности… В Запорожской Сечи развилось самобытное, оригинальное, яркое, разножанровое искусство. Культура Запорожья генетически тяготела ко всей украинской культуре, ее источником были традиции украинского народа. На Сечи развилось кобзарство, именно там возник танец «гопак»…».

Николая Васильевича Гоголя на вас нет с Тарасом Бульбой, историки!

Вот почему в школах города-героя появился предмет севастополеведение, а у детей – тетради и дневники севастопольского школьника (они раздавались бесплатно). В них рассказывалось и о памятных местах, и о важных датах истории города, был здесь и гимн Севастополя:

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов.
Севастополь,
Севастополь –
Гордость русских моряков!

Русская, русскоязычная культурная прослойка, как это называлось в советские времена, в значительной степени по инициативе и при поддержке библиотеки имени Толстого оставалась очагом сопротивления, издавала и продолжает издавать литературно-исторический альманах «Севастополь» (вышло 42 номера), книги об истории, культуре, архитектуре города.

«Если бы не та работа, которую мы делали все эти 23 года, Крым вряд ли вошел бы так легко и естественно в состав России», — говорили нам севастопольцы. Тут, конечно, надо снять перед ними головной убор и поклониться в пояс. Еще и потому, что в 1990-х Россия, у которой тогда и своих неразрешимых проблем было предостаточно, редко вспоминала о Крыме и о русских в нем. Это уже в 2000-е мы повернулись лицом к соотечественникам на полуострове: сюда поехали и политики, и деятели культуры, и эстрадные звезды. Здесь, на площади Нахимова, Юрий Лужков открыл Дом Москвы – деловой и культурный центр. Кстати, в декабре 2011 года в Севастополе побывала и делегация Оренбургской области во главе с губернатором Юрием Бергом. Навестила оренбуржцев, которые служат на большом десантном корабле «Орск» и других судах Черноморского флота России, поинтересовалась условиями несения службы, забрала с собой письма родным и близким, которые матросы написали тут же…

Признаки жизни в России

Но вот уже четыре месяца Крым и Севастополь – неотъемлемая часть Российской Федерации. За это, напомню, высказалось 96,77 процента крымчан и 95,6 процента севастопольцев. Конечно, спустя всего квартал после присоединения трудно увидеть разительные перемены. Скорее уж приходится ожидать проблем переходного периода. Они есть. После перехода полуострова с гривны на рубль выросли цены, хотя, на мой взгляд, незначительно. Да и объясняется их повышение просто: пенсии, зарплаты госслужащим и бюджетникам поднялись, причем значительно. Конечно, рынок среагировал мгновенно.

Но при этом даже нынешние цены в Крыму могут показаться нам, континентальным россиянам, просто смешными, особенно если помнить, что это, на минуточку, курорт: проезд в автобусе – от 6 до 8 рублей, в маршрутке – 10, хлеб – 15 – 20 рублей за полкило, кружка пива – от 30 рублей, очень плотно пообедать в приличном кафе (без алкоголя) – в пределах 300 рублей. О крымских винах я уже и не говорю – они тут просто невероятно дешевы: в магазине бутылку чудесного каберне «Инкерман» можно купить за 160 рублей. В Оренбурге это красное сухое вы тоже отыщете, но по цене от 250 до 450 рублей. Так что лучше поезжайте за ним в Крым.

Но не все так просто с этим «поезжайте». На полуостров сейчас можно попасть либо самолетом (причем только российских авиакомпаний) – они после катастрофы малайзийского «боинга» аккуратно облетают украинскую территорию, либо автомобилем через паромную переправу порт Кавказ – порт Крым – она работает на пределе возможностей, и ждать своей очереди вам придется от трех часов до суток. Впрочем, на днях из Греции пришел на подмогу еще один паром, да и автобусы на переправе все же стараются пропускать быстрее, чем путешественников-индивидуалов.

И все-таки отдыхать в Крыму нам, дорогие россияне, не только можно, но и нужно. Это и приятно, и полезно как для вашего кошелька, так и для бюджета Крыма и России. Притом, что сами крымчане говорят, да мы и своими глазами видели, — туристов (не путать с отдыхающими) в этом году примерно вполовину меньше, чем годом раньше. Но местный турбизнес не унывает, вспоминая шутку: один турист из Тюмени стоит житомирской деревни. И это не анекдот. Крымчане рассказывали нам, какой тут был отдых (не путать с туризмом) у жителей западных областей Украины: те приезжали на своих авто к морю, ставили палатку, ели привезенный с собой борщ из «бутылей», то бишь закатанных банок, пили теплое «Львівське» пиво из багажника и уезжали, не оставив на курорте ни копийки.

Конечно, в индустрию туризма и отдыха в Крыму надо вкладывать. Но какие бы деньги инвесторы тут ни потратили, вернется многократно больше. Недаром на полуострове среди прочих сувениров можно найти магнитик с контурами Крыма, улыбающимся Владимиром Путиным и перекошенной Юлией Тимошенко в образе толкиеновского Горлума: «Он украл нашу прелесть!»

А пока невооруженным глазом видно, что инфраструктура здесь в основном еще советская. Если что и строилось, то исключительно в частном порядке. Украина не заботилось о развитии Крыма. Севастополю Киев возвращал 15 процентов собираемых тут налогов. Подозреваю, что этого едва хватало на зарплаты чиновникам и бюджетникам. Какое уж развитие! Идешь по Севастополю (притом, что город чистый и ухоженный) и ловишь себя на мысли, что вернулся в СССР: сталинский ампир, бетонные урны, вдоль улиц металлические ограды с чугунными набалдашниками – то, чего у нас давно уже нет. Редко увидишь над крышами подъемный кран. В городе моряков сейчас живет около 400 тысяч человек. В Оренбурге – 560 тысяч. «В 2013 году в Севастополе было построено около 118 тысяч квадратных метров жилой площади», — сообщает сайт ruptc.com. А у нас только с января по май этого года построено 127,5 тысячи квадратов, сообщает региональный минстрой. Умножьте последнюю цифру на четыре и почувствуйте разницу.

Не все еще почувствовали разницу между Россией и Украиной, но эта разница в любом случае – в нашу пользу и в пользу крымчан. И ничего, что в местных газетах просвещают крымчан насчет новых правил хранения гражданского оружия, что инспекцию по маломерным судам объединили с водолазами… Все устоится, все успокоится.

А уж если надо вам почувствовать присутствие Государства Российского в Крыму, так выходите на улицы Севастополя, где бывшие украинские милиционеры в свежей российской форме на новеньких мощных «тойотах приус» отлавливают редких нарушителей. Севастополь – вообще-то очень дисциплинированный, вежливый и законопослушный город. Военный. Хотел бы сказать – закрытый.

Но нет, он открыт каждому доброму человеку.

ДОСЬЕ «ОН»: Кто ездил в Крым 

Виталий Зимаков – начальник Управления культуры, искусства и образовательной политики министерства культуры и внешних связей Оренбургской области.

Павел Рыков – профессор Оренбургского государственного университета, советник губернатора Оренбургской области по культуре, поэт, прозаик драматург.

Виталий Молчанов – председатель Оренбургского регионального отделения Союза российских писателей, директор Областного дома литераторов, лауреат Международного фестиваля литературы и искусства «Славянские традиции», победитель многих литературных конкурсов.

Петр Краснов – лауреат премий имени И.А. Бунина, Всероссийской Пушкинской премии, Всероссийской литературной премии имени Александра Невского «России верные сыны», один из авторов первого тома «Шедевров русской литературы ХХ века».

Вячеслав Моисеев – генеральный директор ООО «Издательский дом «Оренбургская неделя» — главный редактор газеты «Оренбургская неделя», редактор литературного альманаха «Башня»,поэт, прозаик, переводчик.

Сергей Головин – председатель Оренбургской областной организации Российского союза молодежи. 

БЛИЦ

Побывать в Крыму и не вспоминать об Украине, о том, что сейчас творится на юго-востоке, было, конечно, невозможно. Сергей трудится официантом в кафе. Ему 21 год, он из Луганска, учится в университете – будущий программный инженер, в Севастополь приехал в третий раз – поработать на каникулах. Особых отличий российского Крыма от того украинского, что застал год назад, пока не видит. К рублям вместо гривен уже привык, получает процентов на 30 больше, чем в прошлом году. Но это, считает, потому, что работает теперь «в более престижном заведении».

- Сергей, вы на себе ощущаете гражданскую войну на Украине, в Луганске?

- Конечно. Волнуюсь каждый день за своих друзей, близких, которые там остались, у которых пока нет возможности уехать.

- Обстрелы, бомбежка города вас коснулись?

- Слава богу, нет. Когда уезжал, слышал, как за городом идут бои, танки стреляют, но своими глазами не видел.

- Ваши близкие, друзья не попадали под обстрел?

- Конечно попадали. У меня и сейчас там много родственников и друзей осталось. Есть те, кто пострадали, их дома пострадали. Буквально сегодня звонил друг – говорит, в его дом попал снаряд, квартиру не задело, а соседям досталось.

- А вот скажите, когда в середине апреля появились ополченцы, как вы их восприняли? Кто они для вас?

- Смотрю новости – и украинские, и российские. Естественно, верю не всему, что показывают, беру информацию и оттуда, и отсюда… Но я не могу ответить на ваш вопрос. Я за то, чтобы все это быстрее закончилось, прекратились убийства, нормализовалась жизнь.

- То есть вам не важно, как жизнь нормализуется, и чья будет власть?

- Уже нет. Раньше, когда все это начиналось, я был за единую Украину – я в ней всю жизнь прожил. А сейчас – не знаю.

- Кем вы сами себя ощущаете – русским или украинцем?

- Мама и папа у меня – украинцы, но среди близких родственников есть русские, некоторые живут в России, в Москве. Я просто хочу, чтобы Украина и Россия дружили.

- Хорошо. А если завтра Донбасс и ваш Луганск отделятся от Украины, а после, может быть, присоединятся к России, как вы к этому отнесетесь?

- Если я туда смогу вернуться, жить, учиться, работать, то ради бога, почему бы и нет? Но где гарантия, что завтра в мой дом не попадет снаряд? Страшно… Я думаю, всем хочется мира. Все это слишком далеко уже зашло.

ЦИТАТА: Крым готовят к защите от возможного нападения

 В Крыму формируют новые воинские части, которые надежно прикроют полуостров от возможного вторжения с суши и моря.

Организационно эти армейские структуры входят в Черноморский флот. Защитой береговой линии теперь занимается еще один артиллерийский полк ЧФ, в котором около 300 единиц вооружения и военной техники, в том числе более 60 артиллерийских систем. К ним относятся противотанковые комплексы «Хризантема», 152-миллиметровые гаубицы «Мста-С», оснащенные автоматизированной системой наведения, а также реактивные системы залпового огня «Торнадо-Г». В пресс-службе Южного военного округа сообщили, что в августе полк выведут на крымский полигон Ангарский. Раньше в Крыму сформировали новый отдельный полк радиационной, химической и биологической защиты. На его вооружении имеется около 200 единиц авто- и спецтехники.

Газета «Слава Севастополя», 18 июля 2014 года.

 Вячеслав Моисеев, фото автора

Газета «Оренбургская неделя», 30 июня 2014 года


МОИСЕЕВ Вячеслав Геннадьевич родился в 1962 году в Оренбурге, окончил факультет иностранных языков Оренбургского пединститута, служил в Советской армии, работал в областной молодежной газете. В 1992 году организовал пресс-службу губернатора Оренбургской области, работал главным редактором газет «Оренбуржье», «Оренбургский курьер», «Оренбургский университет», «Оренбургская неделя», руководителем Оренбургского бюро «Российской газеты».  

Выпустил сборники стихов и переводов «Предлог», «Тропы свободы», «Естественный отбор», «В саду незнакомом», книгу прозы «Теплые руки/Кольцо в стене», повесть-сказку «В поисках Живой воды» (в соавторстве с Сергеем Хомутовым), документальную повесть «Репетиция Апокалипсиса. Тоцкое – 1954», книгу стихотворений Виктора Сержа «Костер в пустыне» в переводе с французского. Печатался в журналах «Урал», «Континент», «Литературный Омск», в альманахах «Гостиный двор» (Оренбург), «Литературные знакомства» (Москва), «Под часами» (Смоленск), «Чаша круговая» (Екатеринбург). Член Союза российских писателей, в 2000–2010 годах был председателем Оренбургского регионального отделения СРП. Редактор литературного альманаха «Башня», книжных серий «Автограф» и «Новые имена». Руководитель Издательского центра МВГ, занимающегося выпуском книг оренбургских авторов.

Лауреат Всероссийской литературной премии имени Д.Н. Мамина-Сибиряка, литературной премии имени П.И. Рычкова, дважды лауреат открытого Евразийского конкурса переводчиков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *