Попаданец наоборот

 ВЛАДИМИР СЕМИБРАТОВ 

Все описанные события вымышлены.
Возможные совпадения случайны. 
Но так могло быть?

Пролог

БОЛЬШИЕ настенные часы с гирями мелодично пробили пять раз. Дежурный адвокат довольно глянул на циферблат. До конца рабочего дня остался всего один час – и можно идти домой встречать Новый, 1992 год. Хоть бы в эти последние шестьдесят минут никто не пришел. Нет, работа адвоката, особенно по гражданским делам, – дело интересное, ничего не скажешь. Но отдыхать тоже надо. Ведь не вся жизнь должна состоять из выступлений в судах или распутывания юридических ребусов, которых в связи с переменами в стране становится с каждым днем все больше и больше.

В дверь постучали. Ну вот, очередной ребус пожаловал, вздохнул адвокат. Придется работать. Плакал полноценный новогодний отдых. Хотя, с другой стороны, если дело интересное и прибыльное, оно может стать неплохим рождественским подарком. А впрочем, сейчас узнаем. Он произнес:

– Входите!

Дверь распахнулась, и в приемную вошел пожилой мужчина. Просто, но опрятно одетый. Типичный советский, ну или постсоветский пенсионер, если учесть, что уже пять дней как исчез с карты мира Советский Союз. От такого посетителя серьезного дела ждать вряд ли стоит. Скорее всего, ему нужна консультация по вопросам наследования или что‐то в этом роде. За полчаса вполне можно управиться.

Вошедший поздоровался и задал не совсем стандартный в такой ситуации вопрос:

– Вы Владимир Викторович?

– Да, – адвокат пристально посмотрел на посетителя. Когда так начинают разговор, значит, это человек не случайный, а пришел по чьей‐то рекомендации, что всегда приятно. Сработала деловая репутация.

– Я Лаптев Василий Андреевич, – представился клиент. – Мне вас рекомендовал ваш дипломный руководитель как человека не только высокого профессионального уровня, но и с необычными увлечениями. Как он мне сказал, вы занимаетесь парапсихологией. А в прошлом году ездили в Крым и изучали дольмены в составе археологической экспедиции. Вот почему я решил, что ваше отношение к тому делу, которое мне необходимо оформить, будет более или менее адекватным и вы не наберете 03 сразу после услышанного.

Да, начало интригующее. Адвокат еще раз пристально посмотрел на клиента. О его увлечении парапсихологией и аномальными явлениями вообще в адвокатской среде мало кто знал. Но дипломный руководитель и «по совместительству» председатель коллегии входил в круг посвященных, поскольку сам имел схо‐ жие интересы. Возможно, сказывалось прошлое офицера КГБ.

– Я, Василий Андреевич, – адвокат сделал паузу, – не врач‐психотерапевт, но одно могу сказать определенно: в нашем мире то, что еще вчера называлось фантазией, если не сказать хуже, сегодня уже становится реальностью, и вот поэтому у меня в вопросе восприятия окружающего есть свой принцип. Как в точности устроен мир, я не знаю, а потому в нем может быть все, даже самое невероятное. Так что насчет 03 можете не беспокоиться. Снимайте верхнюю одежду и присаживайтесь к столу. Я вас выслушаю. Клиент повесил на вешалку возле двери пальто и шапку. Присел к столу и, помолчав с минуту, произнес:

– Мне, Владимир Викторович, необходимо поменять фамилию, имя и отчество. В действительности я не Лаптев Василий Андреевич. Моя настоящая фамилия Истомин. Истомин Владимир Васильевич. Я дворянин и штабс‐ротмистр Русской армии. Родился в Санкт‐Петербурге в 1894 году. Окончил кадетский корпус. Участвовал в Первой мировой войне с 1916 года. Потом в Гражданской на стороне белых в составе армии генерала Каппеля. До 22 июля 1919 года. А после – в Великой Отечественной с 22 июля 1941 года. Причем из 22 июля 1919 года я сразу попал в 22 июля 1941 года, переместившись во времени и пространстве всего за одну ночь, проведенную внутри дольмена. Меня перебросило во времени на 22 года в будущее и в пространстве – на пару тысяч километров западнее. Со Среднего Урала в район Смоленска. Там я присоединился к частям Красной армии, воспользовался документами моего погибшего однополчанина Васи Лаптева – Лаптева Василия Андреевича. И с тех пор живу под его именем. Пять дней назад прекратил свое существование Советский Союз, и я, наконец, могу, не опасаясь преследований, вернуть себе свое настоящее имя. Вот за этим, господин адвокат, я к вам обратился.

В приемной повисла звенящая тишина. Лишь стенные часы монотонно отбивали секунды.

– Я вас понял, господин Истомин, – первым нарушил молчание адвокат. – Звонить психиатрам не буду. То, что произошло с вами, – случай в истории не единичный. Но чтобы вам помочь, мне всего услышанного недостаточно. Ведь вы хотите не просто поменять запись в паспорте, а доказать, что вы и есть Владимир Васильевич Истомин. Русский офицер и дворянин, родившийся в 1894 году в Санкт‐Петербурге.

– Да, именно это мне и нужно. Простая замена паспорта не имеет смысла. Может быть, кому‐то это покажется странным, но мне очень важно снова стать тем, кем я был. Русским офицером и дворянином, чтоб хотя бы умереть под своим настоящим именем.

– В этом случае… – адвокат помолчал. – Вам, Владимир Васильевич, необходимо рассказать мне всю вашу историю в подробностях начиная с 22 июля 1919 года. Чтобы было за что зацепиться.

– Да, да, конечно, Владимир Викторович. Но только я буду вести рассказ от второго лица. Так мне удобней. Когда полвека живешь под чужим именем, это дает о себе знать.

– Ну это уже как вам будет угодно, господин Истомин, – адвокат улыбнулся. – Я вас слушаю.

Глава 1

– Господин штабс‐ротмистр, разведчики возвращаются.

– Вижу, поручик, вижу. И, судя по всему, от красных мы все же оторвались, иначе наш есаул летел бы во весь опор.

Штабс‐ротмистр Истомин поднялся с земли и вышел на опушку леса, к которой подъехали разведчики. Есаул соскочил с коня.

– Все тихо, ваше благородие, знать, все же отстали красные.

– Что же, есаул, и на том спасибо. Единственная хорошая новость за все эти дни. Вот только одно мне непонятно: почему красные перестали нас преследовать? Может, засаду готовят? Места здесь глухие, дорога, считай, одна; встретят где‐нибудь в удобном месте, и до Сибири мы не дойдем точно. К тому же патронов, как на грех, всего двести семь штук осталось, считая те, что в моем нагане.

– Да, дела, – есаул нахмурился, – это же по две обоймы на человека. Тут не то что воевать, от волков отбиваться нечем. Я, ваше благородие, вот что думаю: коли у нас так с патронами вышло, то надобно…

Треск пулеметной очереди и грохот взрыва в глубине леса слились в один звук. Истомин, упав на землю, откатился за упавший ствол сосны. Взгляд тут же поймал расположение пулеметной точки – из кустов на соседнем холме длинными очередями бил «максим». «Но взрыв? Откуда взрыв? – вертелась в голове мысль. – Гранаты? Это точно гранаты – в седельной сумке у ротмистра Лисицына было аж шесть штук. Да еще тол. Пулеметная очередь наверняка попала в них, они и взорвались. Если так, то дело плохо. Там вряд ли кто уцелел. Да и здесь я один живой». Есаул и двое его казаков лежали неподвижно, скошенные пулеметом. «Хотя, может, кто и остался? Не все же они вокруг этих гранат стояли». Пулемет на мгновение замолчал. Тут же из‐за холма вылетели не менее полусотни всадников и поскакали к лесу. Пулемет снова открыл огонь, прикрывая наступающих кавалеристов. В ответ от места стоянки тоже прозвучала пара выстрелов. «Ага, значит, и там еще кто‐то живой остался. Уже легче. Главное – пулемет заткнуть, а тогда, дай бог, и отобьемся». Истомин скинул с плеча винтовку и чуть не взвыл от ярости. Осколок от взорвавшихся гранат угодил в затвор, намертво его заклинив. Оружие стало бесполезным, а из нагана с двухсот саженей, да еще и по такой цели, стрелять без толку. Хотя все‐таки попробовать можно. Хуже не будет. «Пусть лучше из пулемета расстреляют, чем к красным в плен». Истомин встал во весь рост, вынул из кобуры наган и, прицелившись, как в тире, два раза выстрелил. Пулемет замолчал.

«Ну надо же – попал!» Путь к отступлению в глубь леса свободен. Несколько секунд хватило штабс‐ротмистру Истомину, чтобы добежать до лагеря. Но все отступавшие с ним шестнадцать человек были уже мертвы. Большинство погибли сразу от взрыва гранат. Уцелел, по‐видимому, лишь поручик Репнин. Будучи раненым, укрываясь за большим пнем, он пытался отстреливаться из маузера, но истек кровью. Со стороны опушки уже слышался конский топот. «Все, больше здесь делать нечего. Красные либо зарубят, либо в плен возьмут. Надо уходить, – решил Истомин, – а то погибну по глупости». И, подхватив с земли свой вещевой мешок, бросился в лес.

Полностью прочитать произведение Владимира Семибратова «Попаданец наоборот» Вы можете, скачав pdf‐файл в разделе «Наши книги».


Владимир Викторович Семибратов родился 15 октября 1976 года в Оренбурге. Окончил среднюю школу и юридический факультет Оренбургского государственного аграрного университета. Занимается частной юридической практикой в сфере земельного права. Литературной деятельностью в жанре фантастики и футурологии начал заниматься с 2010 года. Увлечения: парапланеризм, астрономия, альтернативные источники энергии, безопорные двигатели, история (палеоконтакты).