Поэт авансом?

 ДИАНА КАН 

Тем, кто стремится получить билет профессионального творческого союза

Приём в Союз писателей бывает разного формата, и об этом надо чаще напоминать и себе, и авторам. Есть приём, что говорится, по факту, когда принимают писателя уже состоявшегося, которому процедура вручения писательского билета есть чисто протокольная вещь. И есть приём, что говорится, авансом. Часто это происходит в отношении молодых писателей, от которых Союз вправе ждать, что принятые оправдают оказанное вИсокое доверие.

МНЕ В СВОЁ время это очень хорошо объяснил оренбургский писатель‐прозаик Николай Фёдорович Корсунов. Я благодарна ему за то, что, когда в Оренбурге в 1993 году (после выхода моей первой книги стихов «Високосная весна») встал вопрос о моём приёме в СПР, Корсунов едва ли не единственным из оренбургских писателей сам вызвался рекомендовать меня. Вторым был поэт Александр Филатов, за что я ему тоже благодарна! И вот, когда за меня проголосовали писатели на собрании, и я уже вздохнула с облегчением, меня стали поздравлять новообретённые коллеги, в том числе те, кто отказался дать рекомендацию. И вот тут Корсунов, видимо, принимая во внимание свой опыт общения с молодыми авторами, и добавил ложку дёгтя в эту бочку мёда, сказав в качестве тоста: «Вот теперь, Диана, мы будем ждать от Вас настоящих стихов!». Тут, как говорится, я, девушка смышлёная, вмиг поняла, что конкретно попала туда, куда рвалась: я думала – в хоровод, а попала – в огород, попала на галеры, кой чёрт меня сюда занёс?..

Это при всём том, что моя первая книга, хотя в ней и не было ни одного стишка про Россию (была полностью книгой любовной лирики), имела большой успех в Оренбурге и вызвала едва ли не восторженные отзывы писателей других регионов (тех же калужан, где книга была издана). Получилось, как в сказке, когда серый Волк говорит: «То не беда, Иван‐царевич, то полбеды, а беда будет впереди…». Так и по аналогии можно сказать было: «Это не стихи, Диана Кан, это лишь подступы к стихам, а вот стихи тебе ещё предстоит написать!». Хотя, и то надобно сказать, что и с годами я не разочаровалась в своей первой книге, а ряд поэтов России вообще считают её едва ли не лучшей из мной написанных. Тот же иркутский поэт Владимир Петрович Скиф пару лет назад опубликовал в своём «Избранном» стихотворение, посвящённое Диане Кан именно как автору «Високосной весны». И это уже после всех написанных мной книг, которые и принесли мне всероссийскую известность!

Но речь сейчас не о моей книге и даже не обо мне. Речь о том, что надо объяснять предметно тем же молодым авторам, если называем их перспективными, что автор не заканчивается, а именно начинается с момента приема в союз писателей. А если автор получил билет и почил на лаврах, зачем такой автор? Ну разве в том случае, если этот автор уже создал по факту такое, что не зазорно причислить к литературе. Как там у классика? «Сложил песню, подобную стону, // И духовно навеки почил». То есть именно в такой последовательности: сначала сложил песню, а уже потом самоуспокоился… до следующей песни, а никак не наоборот!


КАН Диана Елисеевна – поэт, член Союза Писателей России. Окончила МГУ и ВЛК Московского Литинститута. Автор книг: «Високосная весна», «Подданная русских захолустий», «Согдиана», «Покуда говорю я о любви», «Обречённые на славу». Лауреат многочисленных литературных премий, в т.ч. Оренбургской премии им. В. Правдухина. Диана Кан родилась  в Узбекистане, в городе Термез, с юности много лет жила в Оренбурге, занималась журналистикой, после жила в Москве, в Самаре, где работала руководителем литературного объединения «Отчий дом», сейчас ведет занятия литобъединения при Оренбургском Доме литераторов.