Всё началось с «Привилегии»…

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 
О днях основания города Оренбурга на первом, втором, третьем и окончательном месте написано и сказано много. Гораздо меньше мы знаем о времени основания губернии. И уж совсем немного — об основных решениях и документах, которые и привели к возникновению города и губернии. Попытаемся восполнить этот пробел и обратимся к «Привилегии Оренбурга», главному архивному раритету Оренбуржья, которому в этом году исполняется 274 года.

Откуда есть пошло название «Оренбург»

ПРИВИЛЕГИЯ — царская грамота, разрешающая закладку города. Страницы документа сделаны из телячьей кожи. «Для того, чтобы изготовить эту «Привилегию», пришлось пожертвовать двумя телятами», — считают в Оренбургском областном архиве.  Вся «Привилегия» написана на церковнославянском. В тексте на трех страницах перечислены не только льготы, которые предоставляются  всем, кто собирается здесь жить, но и их обязанности.

Датирован этот документ так: «Лета господня 1734 г. июния седьмаго дня». А дальше — подпись «Анна». Эти четыре буквы написаны рукой самой императрицы. Начинается документ словами:

«По поспешествующею милостию Мы, АННА…».  Далее идет перечисление официальных титулов императрицы, которые занимают более пяти процентов всего текста.

Следом, как бы сейчас написали, следует констатирующая часть, объясняющая необходимость закладки нового города, которая заканчивается словами «…того ради сей новой город, сею первою Нашею привилегию всемилостивейше жалуем, и в предбудущия вечныя времена утверждаем».

К сожалению «вечныя времена» закончились с приходом к власти большевиков, а то, можно было бы потребовать восстановления некоторых льгот и привилегий.

Самым первым пунктом привилегий стоят такие слова:

Сему городу, с Богом, вновь строить назначенному, именоваться Оренбург, и во всяких случаях называть и писать сим от Нас данным именем…

Историки до сих пор спорят о происхождении названия города. В советское время преобладала точка зрения, что оно связана с первым местом города на слиянии Яика  с рекой Орь (в «Привилегии» написано Ор). Позже появилась версия, что появление  в названии буквы «н» с этих позиций необъяснимо. В то же время «орен» является калькой с немецкого  «уши». Наверное, они были нужны, что бы  слушать Азию. Таким образом, в вольном переводе можно назвать Оренбург – Ушикрепском.

Оренбургский интернационал по‐царски

НЕ ЗНАЮ, как нынешнее поколение, а все советские люди были уверены, что Россия – тюрьма народов. Разумеется, царская Россия. Владимир Ильич Ленин удачно перефразировал Маркса, который в свою очередь позаимствовал яркий образ у француза Астольфа де Кюстина. Так появился этот штамп.

Однако «Привилегия Оренбургу» Анны Иоанновны указывает на прямо противоположный вектор царской политики. Из двадцати пунктов указа – десять, так или иначе, содержат особые преференции иноземцам и иноверцам, как подданным Российской империи, так и иностранцам.

В самом худшем случае они уравниваются в правах с русскими. В самом первом пункте «Привилегии» написано буквально следующее:

«Всемилостивейше жалуем и даем соизволение всем, и всякого народа Российским (Кроме беглых из службы Нашей, и людей и крестьян, в подушной оклад положенных), купечеству, мастеровым и разночинцам, также Иностранных Европейских Государств иноземцам, купцам и художникам, и тутошным Башкирскому народу, и живущим с ними, и ново‐подданным Нашим Киргизским, Каракалпакским народам, и из Азиятских стран приезжим Греком, Армяном, Индейцом, Персам, Бухарцом, Хивинцом, Ташкенцом, Калмыкам, и иных всякого звания и веры, приходить селитца жить, торговать и всяким ремеслом промышлять, и паки на свои прежния жилища отходить свободно и невозбранно, без всякой опасности и удержания».

Что же это за тюрьма, из которой можно свободно и невозбранно выходить?

Этническая и религиозная толерантность, которой всегда славился Оренбург, была заложена царским повелением, еще до закладки самого города. Одиннадцатый пункт гласил:

«Тамож Всемилостивейше соизволяем в сем новом городе, Европейским иноземцам и Азиатским народам совободное содержание их вер, и Духовных персон, и строение по своим законам церквей».

Примечательно, что в современном Оренбурге есть небольшой участок, почти полностью реализующий план императрицы. На переулке Шевченко друг на друга смотрят здание синагоги и оренбургской митрополии Русской православной церкви, а упирается переулок в улицу 8‐го Марта, на которой расположен костел церкви католической. Конечно, жаль, что ближайший минарет мечети находится на улице Кирова и его не видно из‐за строений.

Но в любом случае, три авраамические религии всегда мирно соседствовали в Оренбурге.

А как же льготы?

СОГЛАСНО «Привилегии», все решившиеся поселиться в Оренбурге, получали военную, полицейскую, судебную  и юридическую защиту. Бесплатно получали землю под строительство не только собственных домов, лавок, мастерских и амбаров, но и под возведение заводов и фабрик на пустующих местах до 100 верст в округе. Специально оговаривалось, что если эти земли принадлежат, например, башкирам, то они не могут быть переданы безвозмездно, а лишь на основании письменного договора с владельцами.  Под строительство выделялся товарный беспроцентный кредит  сроком до 10 лет. Образование и лечение должны быть доступными, о чем предлагалось позаботиться Магистрату. Жители освобождались от ряда пошлин. Им было разрешено торговать оптом. Никого не разрешалось вопреки собственной воли привлекать к общественным, пусть даже оплачиваемым, работам. Постою никакого у граждан не ставить, а для военных и других командированных людей иметь особые дома.

Примечательно, что царица‐матушка особо позаботилась о «конфликте интересов» своих подчиненных и повелела: «Кроме купечества и ремесленных, и Башкирского и других иноверческих народов, другим, как воинским, так и духовным и штатским чинам, отнюдь торгов не иметь…».

Интересно, прислушалась ли к этому повелению тогдашняя бюрократия или на манер некоторых нынешних депутатов Госдумы и чиновников  переписала свой бизнес на родственников?

В «Привилегии», правда, об этом ничего не сказано.

Справка

Российская императрица Анна Иоанновна — дочь Иоанна V Алексеевича, племянница Петра 1. В 1710 г. была выдана замуж за Фридриха Вильгельма  Курляндского и в этом же году овдовев, стала герцогиней Курляндской. На престол была возведена Верховным тайным Советом, при условии ограничения самодержавия в пользу феодальной аристократии (не объявлять войны, не заключать мира, не вводить новых налогов и т. д.) без согласия на то членов Совета.

Анна Иоанновна согласилась на эти условия. Но потом, опираясь на дворянство и гвардейских офицеров, отказалась от подписанных обязательств (1730 г.) и правила самостоятельно. Был уничтожен Верховный Тайный Совет и учрежден кабинет министров, отменен указ Петра 1 о единонаследии. Дворянство получило значительные льготы.

Открыт первый кадетский корпус, учреждены гвардейские полки — конный и Измайловский. Анна Иоанновна недалекого ума, ленивая и малообразованная, предавалась пирам и развлечениям. Главной опорой Анны Иоанновны были прибалтийские дворяне — немцы, занявшие во главе с фаворитом Э. И. Бироном господствующее положение в правительстве.

Годы жизни: 1693–1740, годы правления: 1730—1740.


ХОМУТОВ Сергей Николаевич родился в 1960 году, окончил Оренбургский пединститут, преподавал, работал на телеканалах «Регион», «РИАД‐ТВ» и «ОРЕН‐ТВ», в пресс‐службах губернатора и «Оренбурггазпрома», был редактором газеты «Московский комсомолец» в Оренбурге». Член Союза российских писателей. Печатался в самиздатовских журналах, местных газетах, альманахах «Башня» и «Чаша круговая», журнале «Урал». В 1998 году издал под одной обложкой четыре книги стихов: «Второе зрение», «Светлые песни», «Арьергард», «Зимняя радуга», в 2003‐м в серии «Автограф» вышла книга «Привкус вечности», в 2006‐м – повесть‐сказка «В поисках Живой воды» (в соавторстве с Вячеславом Моисеевым).