Памятник – от слова «память»

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 
Половина памятников Оренбурга поставлена тем, кто здесь никогда не был.

КАК ЭТО ни странно, но в дореволюционном Оренбурге не жаловали монументы. Может быть, единственный памятник стоял на правом берегу Урала. Стела с шаром наверху символизировала благодарность оренбуржцев царю‐батюшке Александру III, освободившему жителей города от суровой обязанности воинского постоя.

До середины прошлого века, уже при советской власти, многие оренбуржцы считали его символом границы Европы и Азии. Памятник снесли, а 7 ноября 1953 года на его месте открыли другой – Валерию Чкалову, который, как всем известно, никогда в Оренбурге не был.

В восьмидесятые годы прошлого века местные власти проявили себя последовательными марксистами и поставили сразу три памятника тем, кто о существовании Оренбурга, возможно, и знал, но уж не был здесь точно. Впрочем, выморочная логика в установке двух бюстов и одной скульптурной группы была.

Памятник Сергею Кирову на улице имени Гая расположен рядом с улицей Кирова. Серго Орджоникидзе, внезапно возникающий в начале улицы Туркестанской, затылком повернут к бывшему зенитно‐ракетному училищу своего имени. На территории Дзержинского района, на проспекте Дзержинского, стоит памятник Дзержинскому. Железный Феликс здесь в окружении детей. Острословы уже давно окрестили этот монумент так: «Дядя, где наш папа?»

Один из первых в мире памятников Ленину был открыт в Оренбурге 1 мая 1925 года. В расположении памятника, надписях на его постаменте, да и истории его создания много интересного.

Начнем с того, что деньги, истраченные на памятник, собирались на строительство гидроэлектростанции на реке Сакмаре. Ленин умер, опыта в строительстве ГЭС практически не было и, по предложению газеты «Советская степь», решили поставить монумент. Скульптуру отливали в Ленинградском худ.-пром. техникуме.

Местная легенда утверждает, что вождь изображен в натуральную величину. На самом деле это не так. При росте вождя в 155 сантиметров его статуя — 168.

За искажение великого образа в сторону увеличения на 12 сантиметров скульптор Козлов 24 января 1926 года был вынужден объясняться в местном ГПУ. Его объяснения о том, что Владимир Ильич реального размера выглядел бы на постаменте слишком мелким, были благосклонно приняты. И его не расстреляли. Я Козлова имею в виду.

В 1963 году концепция сменилась и копия скульптуры Ленина работы Пинчука была уже 224 сантиметра, а с металлической лепешкой, на которой она расположилась, без малого два с половиной метра.

Ильичей должно быть много. Как минимум по два на центральной улице.

Еще одна оренбургская легенда связана с памятником другому вождю – Иосифу Виссарионовичу. Трудно сказать почему, но лишь в 1957 году на клумбе перед зданием вокзала был поставлен бронзовый Сталин. Поздновато конечно и, как оказалось через несколько месяцев, политически безграмотно.

По воспоминаниям старожилов, памятник был неказистый, но и простоял недолго. Одной прекрасной ночью, после развенчания культа, он исчез.

Народ не может жить без мифов и легенд. И уже на утро нашлись «очевидцы», которые утверждали, что памятник закопали в землю. Здесь же, под клумбой.

На самом деле всё оказалось проще и прозаичней. Управление железной дорогой, которое, как и весь советский народ, колебалось вместе с линией партии, оказалось расторопнее. Получив соответствующую команду, эта полувоенная организация опередила городские власти, свалила истукан, погрузила его в вагон и отправила на переплавку. Тем самым выполнив полугодовой план по сдаче лома цветных металлов. Так рушились кумиры в нашей стране и в нашем городе.

Теперь на месте Сталина стоит Рычков.

Вот, думаю, далеко не полный список известных российских и советских литераторов, которые родились, жили или как минимум побывали в Оренбуржье: Гавриил Державин, Иван Крылов, Василий Жуковский, Александр Пушкин, Владимир Даль, Тарас Шевченко, Алексей Плещеев, Аполлон Григорьев, Сергей Аксаков, Николай Чернышевский, Глеб Успенский, Михаил Михайлов, Владимир Короленко, Алексей Константинович, Алексей Николаевич и Лев Николаевич Толстые, Сергей Есенин, Муса Джалиль, Александр Фадеев.

Однако памятников удостоились только Муса Джалиль, Лев Толстой, Александр Пушкин и примкнувший к нему Владимир Даль.

Памятник Льву Толстому много лет пролежал на боку на территории завода «Металлист», но, слава Богу, был установлен в парке «Тополя». Правда, непонятно, почему именно здесь.

Когда‐то место под главными часами города выглядело совсем по‐другому. Но я говорю не о фонтане «Лягушки», который помнит старшее поколение оренбуржцев, и не о странной конструкции из труб и лампочек, которая сменила фонтан.

До революции на месте сквера была военная Петропавловская церковь, а на месте памятника кладбище.

«Два чувства с детства близки нам,
В них обретает сердце пищу,
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам».

Эти пушкинские строчки с легкостью отменили градоначальники, чиновники и скульпторы. И вот рядом с разрушенным храмом расположились торговцы, а Пушкин и Даль стоят на костях русских офицеров.


ХОМУТОВ Сергей Николаевич родился в 1960 году, окончил Оренбургский пединститут, преподавал, работал на телеканалах «Регион», «РИАД‐ТВ» и «ОРЕН‐ТВ», в пресс‐службах губернатора и «Оренбурггазпрома», был редактором газеты «Московский комсомолец» в Оренбурге». Член Союза российских писателей. Печатался в самиздатовских журналах, местных газетах, альманахах «Башня» и «Чаша круговая», журнале «Урал». В 1998 году издал под одной обложкой четыре книги стихов: «Второе зрение», «Светлые песни», «Арьергард», «Зимняя радуга», в 2003‐м в серии «Автограф» вышла книга «Привкус вечности», в 2006‐м – повесть‐сказка «В поисках Живой воды» (в соавторстве с Вячеславом Моисеевым).