Поле Оренбургское как поле Куликово

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 
626 лет назад, 29  мая (по новому стилю) 1391 г. на территории современной Оренбургской области начали происходить события, которые коренным образом изменили исторический процесс на Руси и, в конечном счете, привели к укреплению Москвы как новой столицы не только княжества, но и будущего огромного государства. То, что тогда произошло на нашей территории, по масштабам и последствиям затмевает легендарную Куликовскую битву. Именно в этот день минимум 200‐тысячная армия железного хромца Тимура Тамерлана переправилась через нынешний Урал, тогда Даик (Яик). Произошло это в районе современного села Ильинка Кувандыкского района.

Поход за добычей или личная месть

ИМЕННО у Даика закончилась самая утомительная часть похода – 1500 километров через Голодную степь. Армия Тимура выступила в поход в январе 1391 года  не случайно. Как полагают некоторые историки, она двигалась «вслед за весной», что наряду с железной экономией продовольствия позволило привести многочисленную армию к решающей битве вполне боеспособной. Тем не менее, Тамерлан перед смотром войск объявил большую облавную охоту, которая продолжалась два дня — до 31 мая.

Пора назвать причину и цель похода – уничтожение личного врага  Тамерлана — Тохтамыша (Токтамыша), хана Золотой Орды.

Не будем вдаваться в сложные взаимоотношения вождей улусов наследия Чингисхана. Отметим лишь, что Тохтамыш был обязан Тимуру воцарением на Золотой Орде.  Напомним, что именно войска Тохтамыша взяли и сожгли Москву в августе 1382 года, спустя всего два года после Куликовской битвы. Все русские князья поклонились Тохтамышу.

После победы над Русью  он стал более могущественным властелином, чем его сюзерен, и повел себя очень независимо. Тохтамыш стал чеканить собственные монеты в Хорезме, несколько раз в отсутствии основных сил Тимура нападал на его владения, а однажды даже осадил Бухару. Стерпеть этого Тамерлан не смог и замыслил великий поход.

В том решении было много личного.

Денис Синор, немецкий профессор‐востоковед, указывая на скромный уровень богатств Золотой Орды, пришел к заключению, что у экспедиций Тимура на север не могло быть прагматической мотивации. Ученый утверждает, что  «из всех военных свершений так называемой монгольской эры ни одно, кажется, не было столь же бессмысленным, как кампании Тимура против Тохтамыша».

Складывается впечатление, что обидчивость Тимура и заносчивость Тохтамыша послало Руси само провидение. Ибо этот конфликт привел к окончательному закату Золотой Орды. Более ни разу Москва не была взята или даже осаждена монголами и их потомками.

События в Оренбургской степи

МЕСТО перехода через Даик было выбрано неслучайно. Михаил Иванин, историк, генерал‐лейтенант царского Генерального штаба, утверждает, что ниже по течению реки было три «стационарных» брода, самый ближайший в 76 километрах от места перехода, в районе современного с. Гирьял Беляевского района. Именно на них предусмотрительный Тохтамыш выставил засады на правом берегу. Тамерлан, знающий толк в военных хитростях монголов, из предосторожности не пошел туда и переправил войска вплавь выше этих бродов. Имеет значение и время выхода войска к реке – 29 мая. В это время Даик (Урал) входил в свои берега. Современному человеку эта дата  может показаться странной, но нельзя забывать, что даже в относительно недавние времена, по версии члена‐корреспондента РАН Александра Чибилева, в паводок  Яик  нёс к Каспию почти такой же объем воды, как и Волга. Так что Тамерлан оказался со своей армией в нужном месте в нужное время.

Тохтамыш, ожидавший  прибытия подкреплений из района современного Азова (т.е. из улусов, кочевавших на Дону) и из‐за Волги, где обыкновенно летом кочевала Золотая Орда, стал отступать именно к ней. Приближалось генеральное сражение.

Известно когда, но непонятно где

И БИТВА грянула  — 18 июня (по новому стилю), и продолжалась три дня. Под ее конец Токтамышу удалось было опрокинуть левое крыло Тамерлана и зайти ему во фланг, но Тамерлан успел подать из резерва помощь и прогнал неприятеля назад. Началось отступление, практически бегство. Одно сражение решило исход похода. Тохтамышу удалось скрыться.

Само сражение, трофеи и 26‐дневное пиршество Тамерлана подробно описано в хронике времен правления Тимура, в т.н. «Книге побед» Низам ад‐Дина Шами (работа над этим текстом началась через 10 лет после победы).

В современной истории сражение принято называть Битвой при Кондурче, по одноименной речке в Самарской области, на т.н. Самарской луке. Однако, несмотря на многолетние поиски и исследования самарских краеведов, место сражения так и не найдено.

Примечательно, что эта привязка к местности достаточно условна и базируется на другом источнике — более поздней хронике времен Тимура и тоже «Книге побед», но другого автора Шереф ад‐Дина Йезди. Вот что он пишет: «В понедельник 15 реджеба 793 г. (18 июня 1391), соответствующего Году Барана, когда после 6 дней погода прояснилась, Тимур‐завоеватель в местности Кундузча  лично занялся устройством войска и приступил к приведению его в боевой порядок». И всё. Никаких географических привязок, кроме того, что беглецы бросились в сторону Итиля (Волги).

Так где же происходило сражение?

Обратимся к известным фактам.

Если придерживаться мнения, что Кундурчинская битва состоялась в Самарской луке, придется согласиться с тем, что после перехода Яика армия Тимура стала двигаться со скоростью вдвое большей, чем прежняя. Расстояние от Яика до Кондурчи равняется приблизительно 600 км. С правого берега Яика Тимур отправился 31 мая, а 18 июня состоялась битва, т.е. дневной переход по прямой равнялся 35 км. При пересеченной местности (значит, двигались не по прямой) и значительном количестве пехоты (более половины войска) это попросту невозможно. К тому же, неприятель был где‐то рядом, и скакать, сломя голову вперед, не резон.

Заметим, что своим привычным маршем через Голодную степь, без опасений нападения, армия Тимура двигалась со скоростью 15 км в день.

Резонно предположить, что битва произошла на середине дистанции между местом переправы через Яик и Самарской Лукой. Самое дальнее – в восточной части Общего Сырта вблизи Бузулукского бора, где, кстати, две речки (приток Боровки и приток Большой Кинели) называются Кондузла. Кондурча и Кондузла – велика разница? К тому же, если учесть особенности звукового строя, алфавита, орфоэпии, исторической грамматики  разных языков и иные лингвистические казусы…

Есть еще серьезные аргументы, что битва не могла происходить на Самарской луке. Приведем лишь один факт из хроник: преследователи утверждали, что на протяжении 40 фарсахов (~ 240 км.) пространство было покрыто трупами побежденных. Там же утверждается, что войско Токтамыша «обратилось в бегство и ушло в пустыню». Ну, какая же пустыня на Самарской луке? (Местные краеведы, где вы? Ау…).

Некоторые выводы по предпосылкам

КАК БЫ ТО ни было, битва была выиграна и судьба Золотой Орды решена. В последующих походах Тамерлан ее добил и, хотя сам позже ходил на Русь, но дальше южных окрестностей Рязанского княжества не продвигался.

А Москва? Что Москва? Последний великий улус Монгольской империи уходил в прошлое. Московское княжество, переняв многие порядки Золотой Орды, стало огнем и мечом собирать вокруг себя не только русские земли, но и присоединять другие народы. Началась экспансия по всему евразийскому периметру, которая длилась на протяжении нескольких веков.  По соседству уже не было сильного государства, способного остановить русскую колонизацию Поволжья, Средней Азии, Сибири и Маньчжурии, вплоть до Японии. Так создавалась великая держава, а предпосылками ее возникновения стали события в оренбургских степях.

И в заключение еще одно замечание. Казалось бы, что такое событие как битва на Кондурче (да еще вскоре после Куликовской битвы и трагедии Москвы 1382 года) должно было привлечь самое пристальное внимание российских историков. На деле же, ни в школьных, ни в вузовских (кроме некоторых университетских изданий) учебниках истории эта битва просто не упоминается.


ХОМУТОВ Сергей Николаевич родился в 1960 году, окончил Оренбургский пединститут, преподавал, работал на телеканалах «Регион», «РИАД‐ТВ» и «ОРЕН‐ТВ», в пресс‐службах губернатора и «Оренбурггазпрома», был редактором газеты «Московский комсомолец» в Оренбурге». Член Союза российских писателей. Печатался в самиздатовских журналах, местных газетах, альманахах «Башня» и «Чаша круговая», журнале «Урал». В 1998 году издал под одной обложкой четыре книги стихов: «Второе зрение», «Светлые песни», «Арьергард», «Зимняя радуга», в 2003‐м в серии «Автограф» вышла книга «Привкус вечности», в 2006‐м – повесть‐сказка «В поисках Живой воды» (в соавторстве с Вячеславом Моисеевым).