Зеленое движение Оренбуржья: воспоминание о будущем?

СЕРГЕЙ ХОМУТОВ 
В Интернете название «Зеленый комитет» Оренбурга вы найдете с трудом, и то не в каждой поисковой системе. А ведь еще четверть века назад о нем знал практически каждый оренбуржец. В нашем рассказе речь пойдет о прошлом и будущем экологических проектов нашего края.

Советское — значит отличное?

ОСТАВИМ за рамками этой статьи брежневский период нашей истории. Ведь старейшая общественная организация того времени — Всероссийское общество охраны природы (ВООП) — уже в 70–80 годы прошлого века чуть ли не главной своей функцией считала сбор членских взносов, в основном у школьников и студентов. Да и как могла влиять подобная общественная структура на политику государства, в котором все решения принимались в ЦК КПСС?

Глоток свободы в период перестройки породил небывалую социальную активность. Если не ошибаюсь, в 1987 году в Оренбурге возник дискуссионный клуб «Апрель», который осенью 1988 собрал и провел первый (!!!) в Оренбурге в его новейшей истории санкционированный, но протестный митинг. Он был посвящен запрету строительства под городом завода белково-витаминных концентратов (БВК). Завод грозил оренбуржцам серьезными проблемами. Подобное производство в Киришах привело к тому, что дети там покрывались аллергической коростой в буквальном смысле этого слова.

Тут же, на митинге, и был организован Зеленый комитет и его совет из 12 человек. В течение осени и зимы активисты собрали в полумиллионном городе 250 тысяч подписей против строительства. Коробками с этими подписями была реально завалена общественная приемная тогдашнего председателя Правительства СССР Николая Рыжкова. Невзирая на протесты оренбургских обкома КПСС и облисполкома, руководство страны отменило строительство, несмотря на вырытый котлован и потраченные на проект деньги.

Уходим в политику?

НЕСОМНЕННЫЙ успех на политическом поприще и появившийся авторитет породили у местных экологов далеко идущие планы. Надо сказать, что в течение нескольких лет активисты зеленого движения становились депутатами различных уровней. Владислав Шаповаленко — народным депутатом СССР. Поддержанные Зеленым комитетом Николай Тутов и Валерий Воронцов — народными депутатами РСФСР. Депутатом Госдумы двух созывов становилась Тамара Злотникова. Было время, когда 40% горсовета Оренбурга и 10% областного совета занимали «зеленые».

По прошествии многих лет становится понятным, что продержаться на протестной демократической волне они не смогли. Масштабное экологическое движение в Оренбуржье так и не возникло. Природоохранные мероприятия инициировались в основном властью. Экологическое просвещение населения так и не родилось, средства массовой информации практически утратили интерес к этой тематике.

Нельзя также забывать, что снижение крупного промышленного производства автоматически привело к улучшению состояния окружающей среды. Об экологии почти забыли.

Глухие годы?

КОНЕЦ девяностых и все двухтысячные можно считать годами провальными в части экологического движения. На память приходит разве что постановление правительства Черномырдина о ликвидации последствий Тоцкого ядерного взрыва. Но эта программа, едва начавшись, перестала финансироваться из-за дефолта.

В двухтысячных, при губернаторе Чернышеве, с помпой плавали на байдарках по Уралу вместе с казахами. Однако расчистки ни русла реки, ни ее берегов так и не началось.

Политические партии, в первую очередь «Единая Россия», периодически пытались проводить экологические субботники, но системы из этого не возникло. Программа «Миллион деревьев» широко рекламировалась только в период предвыборных баталий.

Активности зеленых партий, «Гринписа» или Всемирного фонда дикой природы в Оренбуржье как не наблюдалось, так и не наблюдается.

Судя по всему, связка политики и экологии перестала интересовать большинство жителей нашего края. Думается, потому, что решая с помощью экологических лозунгов свои политические задачи, все партии на самом деле вовсе не ставят на первый план состояние окружающей среды, качества жизни своих сограждан.

Нельзя сказать, что состояние природы вовсе не интересует оренбуржцев. У каждого города и района свои проблемы. В Бузулуке — это качество воды. В Новотроицке — состояние атмосферы. В Оренбурге — периодические выбросы в ту же атмосферу, которые жители привычно называют «газовыми атаками».

Молодое поколение не меньше, а, может быть, больше, интересуют вопросы экологии, но в области нет некоей организующей и координирующей силы в этом направлении. Даже существующие официальные структуры слабо координируют свои действия.

В будущее — с надеждой?

ВЫВОДЫ из сказанного напрашиваются сами собой. Для Оренбуржья просто необходима неполитизированная общественная организация, главной задачей которой должна стать организация некоей, как сейчас принято говорить, «площадки», на которой могли бы встречаться и волонтеры, и население со своими проблемами, и контролирующие организации, и природопользователи. «Площадка», — на которой вырабатывались бы общие решения; координировалась деятельность всех сторон процесса; давалась, если нужно, правовая или общественная оценка проектам или состоянию среды; организовывалось проведение просветительских или пропагандистских акций.


ХОМУТОВ Сергей Николаевич родился в 1960 году, окончил Оренбургский пединститут, преподавал, работал на телеканалах «Регион», «РИАД-ТВ» и «ОРЕН-ТВ», в пресс-службах губернатора и «Оренбурггазпрома», был редактором газеты «Московский комсомолец» в Оренбурге». Член Союза российских писателей. Печатался в самиздатовских журналах, местных газетах, альманахах «Башня» и «Чаша круговая», журнале «Урал». В 1998 году издал под одной обложкой четыре книги стихов: «Второе зрение», «Светлые песни», «Арьергард», «Зимняя радуга», в 2003-м в серии «Автограф» вышла книга «Привкус вечности», в 2006-м – повесть-сказка «В поисках Живой воды» (в соавторстве с Вячеславом Моисеевым).