От пятницы до пятницы

 ЕКАТЕРИНА СМИТИЕНКО 

«Ты мне по цвету»

Есть поэты, чье творчество навсегда остается как бы в предчувствии мастерства. Причем остается очень твердым камнем. Прямо‐таки неповоротливым. Словно шел‐шел человек к заветной дверце, дошагал почти, а открыть не смог. Не подобрал ключ к замку.

Так бывает, когда молодой автор, увлекшись собственными переживаниями, начинает говорить миру только о них, без всякой связи с этим миром и без всякого его понимания.

Стихи Екатерины Смитиенко, как мне кажется, — не такие. Да, они, как принято говорить, женские, да, они в основном о любви (а о чем еще писать в ее возрасте?), да, иногда в них присутствуют мотивы искреннего отрицания окружающего мира. Одно только «я буду рвать себя на части…» чего стоит. Но куда добрее, поэтичнее и, главное, новее – разговор с мартом, который лирическая героиня Смитиенко ведет в январе, да еще с просьбой отправить ее не куда‐нибудь, а в осенний октябрь. Причем с обещанием, тоже молодым, но озорным и искренним:

«Если, март,
Добегу – отблагодарю…».

И тут же понимаешь, что слово «благодарность» имеет, хотя бы созвучно, в своих составляющих слово «год», а год – это издавна у человечества мера того, что случилось уже и не появится никогда больше.

Первая книга Екатерины Смитиенко – обещание того хорошего, что случиться может. Разумеется, есть здесь строки и слабые, и торопливые – как без них, когда хочется сказать много? И сказать по‐своему, без разбивания стекол и переворачивания автомашин на улицах:

«А я назло завистникам
Над «i» не ставлю точек!».

И еще эта книга – зримый рост творческой зрелости автора. Почитайте стихи Екатерины, обращая внимание на даты написания, и вы увидите: буквально с каждым годом делаются строки автора мудрее и точнее. Здесь уже не только собственная душа, отраженная в зеркале строк. Здесь появляются, например, пронзительно‐лирические строки:

«Гладишь котенка и поишь его молоком,
Надеясь, что я вернусь…».

Ищите главное в собственном сердце, пишет автор. Даже путем отрицания чего‐то из окружающего: докучливых соседей, правильных циников, трусости любимых. Во всем этом в книге есть много образов – как удачных, так и счастливо‐случайных. Читатель сам их найдет (если эта книга – первая, других таких уже не будет!) – и они станут созвучными его миросозерцанию.

«Ты мне по цвету», — говорит свому спутнику автор. И многим из своих читателей, наверное, тоже. Этот цвет, нечасто встречаемый на улицах наших, и есть главная ценность книги Екатерины Смитиенко.

Сергей БУРДЫГИН, член Союза писателей России, лауреат премии имени С.Т. Аксакова.

от пятницы до пятницы

От пятницы до пятницы
Разговоры тянутся,
Из разных концов города
Короткие гудки
Пустили во все стороны,
Общаемся без провода –
Средство от бессонницы,
Лекарство от тоски.

От пятницы до пятницы
Не можем натрепаться мы.
Летят, летят, торопятся
Слова туда – сюда.
Сказать «пока» не хочется.
Когда же это кончится?
Для нас необходимость,
Другим же – ерунда.

От пятницы до пятницы
Надежды не сбываются.
Ты ждал определенности,
Ты всей душой хотел
Меня, как свою собственность,
Назвать и успокоиться.
Ты мне, конечно, нравишься,
Но это – беспредел.

От пятницы до пятницы
Хорошее кончается.
Ты прав, конечно, правильно –
Не мучай номер мой.
Не ждать звонка отчаянно
И не делиться тайнами…
Конец горячей линии.
Ну всё. Пока. Отбой!

* * *
По беззаконью преисподней
И по приоритету масти
Я буду рвать себя на части,
Вполне возможно, что сегодня.

Под фонограмму поколений
И под трехцветье транспарантов,
Когда все на трибунах встанут,
Я буду падать на колени.

Не признавая покаяний,
Не поклоняясь идеалам,
Я по себе, словно по шпалам,
Пущу транзиты в назиданье.
8.05.2002

* * *
Навстречу гоблинам и смерти,
А может быть, мечте,
Пройти с закрытыми глазами
На высоте.

Над чередой фонарных улиц
И толпами людей,
Оставив где‐то за спиною
Вчерашний день.

Забыв о формулах движенья
Твоих частиц,
Закрыв рукой глаза сомненью,
Сорваться вниз.
27.10.2002

* * *
Я снова не в теме.
Пустые стены
Странно радуют.
Ты снова где‐то,
А я, раздетая,
Играю в правду.

Фишка – норд‐вест,
А все, что окрест,
Называю лажей,
Сливаю мимо,
Невыносимо,
Но, в общем, неважно.

Играй по моим,
Хочешь – лови.
Только – нужда ли?
Привыкнешь – тем хуже,
Чревато к тому же,
Предупреждаю.
26.11.2002

 

* * *
Дороже – золото.
Надежней – медь.
Я же – сталь,
Мне звенеть
В колоколах.
Язык мой –
В зубчиках вилок на столах.
Мой цвет – безумной отваге
Знаком.
Руки размах –
До кончика шпаги.
А впрочем, за ручку любой двери
Меня бери.
А на вкус – ко мне языком
Зимой.
Или в зной.
Да бог с тобой!
Стань леги‐
рованной.
Тогда –посмотрим.
Тогда – поспорим.
Или – нет,
Сольемся кровью
В единый цвет,
Или
Займемся любовью
На всю жизнь.
Что нам, каленым,
Гнилая жесть?
И ножны нам не нужны.
Нам в них не дремать,
До искр друг друга обнять,
В объятьях песней звенеть
От счастья наших сердец.

Напрасна верность колец.
И во столько же раз крепка
Верность стального клинка.
Октябрь 2004

* * *
Сумерки, сомнения,
Я со своей тенью
Иду на зов
Среди крестов
Кладбищенских.
Ищу – ищется,
Находится
То место, где хочется
Упасть наземь и
Залиться слезами,
И чувствовать,
Чувствовать,
Чувствовать
Сердцем
То место под месяцем,
Свое, родное,
Где никто не тронет,
Где покой надгробий
Милее многих
Других покоев.
13.11.2005

* * *
Ты мне по цвету,
И если будешь
Таким же смелым,
Как я сама,
Я приеду,
К тебе приеду,
Хоть с края света,
В ту же минуту,
Да хоть откуда,
Сорвусь и приеду,
Где бы ты ни был,
Где бы я ни была.
Январь 2006

* * *
Март, март,
Крыльев взмах
Прилетевших стай.

Март, март,
Ты мой брат,
Приходи, спасай.

Март, март,
Дай мне старт
Прямо к октябрю.

Если, март,
Добегу –
Отблагодарю.
23.01.2005

* * *
Этот город сковал
Мои руки кольцом многоточий.
В моем сердце металл,
В моем взгляде бессонные ночи.

Мне бы вымолить вздох
У бетонных слоев атмосферы,
И забыть про того,
Кто свинцом в каждой клеточке нервов.

Расцепить холод рук
Застывших в агонии чувств,
И сказать: милый друг,
Я больше тебя не хочу.
Январь 2006 

* * *
Разлей над городом ночь,
Сегодня она твоя.
Смой с себя золотой песок
Золотого дня.

Расстели пред собой Млечный Путь,
Позволь себя целовать ветрам.
Улыбнись своей лунной улыбкой
Лунным богам.

Распахни свои крылья,
Исчезни в туманной дали.
Научи неземных существ
Неземной любви.

Спой свою песню,
Пусть тебе подпоет луна.
Дай волю безумным желаньям
В безумных снах…
16.11.1998

* * *
Не высказать, не передать словами,
Чего я жду.
Все чувства жаркими слезами
Мне сердце жгут.
Тоской осенней небеса наполнены,
Щемит в груди.
Мне не хватает крыльев огненных
Взметнуться ввысь.
И в тишине, тревожной и звенящей,
Я думаю о том,
Что между будущим и настоящим
Вдруг что‐то пролегло.
От неизвестности все тело выгнуто,
Звенит струной.
Не жаль того, что мной покинуто
Перед чертой.
А в небе, сентябрем пропитанным,
Моя душа.
И скоро будет сделан неожиданный,
Безумный шаг.
21.09.1998

* * *
Сколько рвется из груди
Слов!
Сколько хочется разбить
Оков!
Сколько раз я ошибалась,
Душу жгла,
Сколько позади осталось –
Я жила!

Сколько раз терявшая, распятая –
Не стала злой.
Вопреки всему богатая –
Не золотом, душой.
Возрождаюсь, за собой все нити
Рву.
Люблю, надеюсь, верю. Смотрите –
Я живу!

Пусть мне пророчат – оступлюсь
И в грязь.
Только я не боюсь
Пустых фраз.
Я счастлива, мне есть чем
Дорожить.
О люди! Слышите, я крикну всем:
Я буду жить!
9.08.1998

* * *
Они прощались, словно на часок,
Не плакали и даже не грустили.
И вот уже шагает паренек
В чужой стране да по чужой дорожной пыли.

Вчера – «гражданка», а теперь война.
Не за своих, а так, куда послали.
И вот окоп, и в руки – автомат,
Приказ стрелять, и все вокруг стреляют.

А молодость бесстрашна и храбра,
Весна пьянит, и письма греют душу.
И написал подруге он вчера:
«Вот я вернусь и буду тебе мужем».

А ночью в бой, а ночью снова в бой.
И звезды лишь свидетели немые,
Как он споткнулся и упал спиной,
И кровь его смешалась с желтой пылью.

И вот в чужой стране, чуть солнце встало,
Последний ком земли накрыл его.
Три выстрела подряд прогрохотало
И стихло где‐то вместе с эхом гор.

Вонзятся в сердце тысячи мечей,
Росой заплачет майская заря.
И закричит она: «Убей меня, убей!
Зачем я, если больше нет тебя?!».
20.05.1998

* * *
Так хочется ласки,
А мне – против шерсти.
Так хочется ласки,
Ну прямо до смерти – поверьте!

Так хочется мягче,
А сердце твердеет.
Так хочется мягче,
Какую неделю – надеюсь.

Так хочется ближе,
Но что‐то мешает.
Так хочется ближе,
Руками нашарю – швыряют.

Так хочется вдоволь,
А цедят по капле.
Так хочется вдоволь,
Но чувство иссякло – навряд ли…
Июль 2003 

* * *
Я в весне.
Я весну растревожила.
Сложно
Оставаться на месте
И бегать по ложному.
Идеальное время
Утраты сомнений
И темного прошлого.

И любая из крыш
Мне трамплином расстелена,
И ветер попутный,
И за руку с теми,
Кто ясен и светел,
Кто так неизбежен,
С кем жить, с кем дышать,
С кем по жизни лететь мне.
Апрель 2006

* * *
Мой мозг считают баллами,
Прессуют в рамки сводок.
А я себя заставила –
И улыбаюсь с фоток.

Меня суют в статистику,
Приравнивают к прочим,
А я назло завистникам
Над «i» не ставлю точек.

Меня желают вывернуть,
Найти закономерности,
Да только я – живая ртуть,
Вне времени и верности.
Декабрь 2002

* * *
Буду думать, а мой телефон будет спать.
Буду сердцем болеть и валять дурака.
Не признаюсь себе, но я так буду ждать
Твоего стука в дверь или просто звонка.

Ни слезы, ни истерик, ни сна.
Я лежу, придавив свою тень.
Буду думать, пока боль не станет светла,
Не позволит шагнуть на другую ступень.

И к утру разожму свой кулак,
Мои мысли раскатятся ртутью в углы.
К сожалению, я не настолько глупа,
Чтоб себя потерять, став такой же, как ты.

И потом, я замечу, смеясь:
Суицид не по мне, я могу продолжать.
Но какой‐то бесценный кусочек меня
Все же умер, когда не смогла больше ждать.
31.10.2004

* * *
Не трогай меня. Если трус, то не трогай.
Я сломала свои болевые пороги.
Убегай, отрекайся, береги свою трусость,
Нетрудно сбежать, быть единственным трудно.

Тебя твоя мудрость сама же загонит,
Сожмет в своих цепких и умных ладонях.
Поделом. Поправимо ли то, что случилось?
Труднее принять или мне сделать милость?

Я не сделаю шаг поперек своих целей,
Я душой не торгую и я не на сцене.
Не приму одолженья у противоречий.
Труднее быть сильной или все‐таки легче?

Требовать большего, чем ты умеешь?
Изменяться самой, коль тебя не изменишь?
Да черта с два! И не так, и не эдак.
Будь собой. Быть собою и мне напоследок.

Не ласкала ни губ твоих, ни смуглой кожи.
Сожалею об этом? Конечно, быть может.
Да только не знаю, что может быть лучше –
Знать тело твое или знать твою душу?
Январь 2006 

* * *
На самом деле ты бежишь, а я стою.
Я в ожидании застыла на краю.

Моя статичность – не игра, не блеф.
Мне два пути, себя преодолев:

Или шагнуть вперед – нога занесена,
Зажмуриться – и в пропасть – нету дна,

Или раскинуть крылья – и в лазурь,
Звенеть струной в потоке свежих струй.

И что мне слышать в песне ковыля –
За упокой, во благо, или для

Того, чтобы себя понять, -
Я не могу сейчас здесь не стоять.
Декабрь 2005

* * *
Ползком, ползком,
Как можно тише,
Я знаю больше,
Чем я вижу,
Я так привыкла,
Я тебя люблю.

Чтоб безболезненно
По стыкам,
Чтоб друг о друге
Только мигом,
Не отрекаясь, не надеясь,
Я тебя люблю.

Свою мечту
Делю на десять,
Что равносильно
Только смерти,
Необратимость ощущенья –
Я тебя люблю.

И нет обид,
И нет прощений,
И я с тобой
В одном теченье,
И губы в губы унисоном –
Я тебя люблю.
23.08.2005

* * *
По громоотводам,
По трубам и тромбам,
По квадратам,
Которые выгнуты ромбом,
Несут свои воды
Глядящие скромно,
Глядящие скорбно,
Готовые сдохнуть
По первому зову.

Как здорово,
Что мы еще не знакомы,
Что я не затронута
Злом вашей своры,
Что мы за забором
По разные стороны
Чистим затворы,
И кружатся вороны
В небе разорванном
В предчувствии ссоры.
Февраль 2005 

* * *
И все‐таки дерзкая,
А вам непривычно
Так резко найти
Во мне десять отличий.

И все‐таки светлая,
А вам непонятно,
Что и на солнце
Есть темные пятна.

И все‐таки выше,
А вам же надежнее
Сбившись в толпу,
Восседать у подножия.

И все‐таки мирная,
А вы уже с камнями
Друг другу за спины
Попрятались мятые.

И все‐таки чистая,
Вы сами подбросите
Сплетнями в жизнь мою
Новых подробностей.

И все‐таки в центре,
И вы в своей ярости
Отрицать не сумеете
Всей моей яркости.

Так что мне,
Влюбленной и вечно свободной,
С вами делить,
Кроме общей погоды?
2.04.2005

* * *
Мое одиночество радостней радуги,
Чище, чем воздух в приборах фильтрующих.
Я стала кристальнее граней брильянтовых,
Я изловчилась не думать о будущем.

Я знаю лазейку меж «надо» и «хочется»
И балансирую непредсказуемо,
И с непонятной космической точностью
Делаю шаг за пределы разумного.
21.10.2004

* * *
Тоска сигаретным дымом расстелена.
Прогоняю – сползает в углах притаиться.
Отводит глаза, немая бесстыдница,
Поджидает меня в холодной постели,
Ласкает холодными лапами тело
И баюкает, не разрешая мне выспаться.

Тоска караулит меня в каждом жесте,
Полунамеком, полудвижением,
Глядит на меня из зеркал отражением,
Заставляет сидеть неподвижно на месте,
Вьет гнезда в зрачках, равнодушная бестия,
И безнадегой и вечностью нежит.

Тоска не поленится в память проникнуть,
Отобрать ее право надежды наивной,
И цедить тебя так долго и терпеливо,
Что захочется глотку сорвать и охрипнуть,
И бояться, что можно забыть и привыкнуть
Жить без тебя и быть даже счастливой.
Сентябрь 2006

* * *
Во имя или вопреки,
По зову крови или сердца
Играть с огнем или со смертью
И, рассекая узелки
Всех прошлых памятей,
Но, помня главное
И истинную суть,
Зажмуриться сильней, вдохнуть
И, извергаясь лавою,
Отречься от добра и зла.
Ни христианство, ни ислам
И ни иная вера
Не будет для тебя важней,
Чем вера в собственной душе.
Май 2006

* * *
Бьешь по щекам
За глаза в синих льдинках,
За сладкие стоны
Последних агоний,
За тени,
Оставленные невидимкой
На веках. И за
Бесполезность погони.

А за глаза
В компании третьих,
Когда тост поднимают
За жен и любимых,
Кичливо возносишь
Мою добродетель
И пьешь за глаза
За глаза в синих‐синих…
14.02.2004

* * *
И сердца замирают в предчувствии вспышки,
И взгляды прикованы к каждому жесту,
И ловят момент, и стремятся услышать,
И ближе подходят, чтоб быть по соседству.

Нетерпеливы, как будто под елкой
Спрятан подарок – желанное чудо.
Любые слова – для них с подоплекой,
Молчание – случай самим все придумать.

А я – я для них как загадка, загвоздка,
Картинка из пазлов, рассыпанных на пол:
Как будто все близко, как будто все просто,
А собрать веодино – фантазии мало.

А нынче насколько в цене откровенность?
И кто был смелее в канун перемены?
Так вот, твою мать, то есть нет, Ваша светлость,
Я жду. Я так жду, больше всех, несомненно!
14.11.2005

* * *
Гибкость свою берегу, охраняю,
Неприкосновенна для тех, кто не верит,
Кто боится увидеть, какая бываю
В свободе своей и как ею владею.

Гибкость моя запелёнута в складках
Одежды, и я не вправе настаивать,
Чтоб меня раздевали какие‐то слабые,
Даже если они мне безумно нравятся.

Я не вправе растрачивать гибкость на верных,
На молящих, страждущих, на непреклонных.
Но, как святое, я для тех, я уверена,
Кто собою останется рядом со мною.

Моя гибкость для тех, кто себе не изменит,
Не скомкает душу в угоду условностям,
Не захлебнется общественным мнением
И в сделку не вступит с собственной совестью.

Моя гибкость равняет любовь и свободу
В единственной точке. Прощайте, сомнения!
И доступно всё небо и все горизонты,
И дыханье гармонии слышит Вселенная.
16.05.2006

* * *
Разлученные…
Острее чувства,
Светлее взгляд.
Я мчусь
По нашим нежностям назад
И не умею быть покорной пустоте.
Хочу успеть.
Сухие сны,
Свобода душит
Сладким запахом смертей
Двух душ.
Я никуда не тороплюсь
Уже.

Разлученные…
Лакаю боль,
Кусаю локти.
И вседозволенность
В обоих кулаках.
Я в своей комнате
Валяю дурака.
И бесконечное вдруг
Стало вдвое дальше,
Все разбежалось на свои места,
И даже
То, что было нашим.
Какая идеальная тоска…
И честность.
Меня сжимает страх
В своих тисках,
И вечность
До невозможного близка.

Разлученные…
Огонь огней.
Так гонят
Волка и стреляют лебедей.
Я не смотрю в глаза,
Но я не плачу.
Согрей
Мою ладонь своей,
Не вспоминай меня
Как можно чаще.
Я не прощаюсь,
Все серьезней,
Все больней.
Я не прощаю
Тем, кто терпит боль.
Я не смотрю в глаза,
Но я не плачу.
Согрей
В последний раз мою ладонь
Своей.
Удачи!..
25.06.2005

осень

Осень – сестрица моих откровений,
Душа моих песен,
Лекарство от лета.
Осень – мой дом на краю.

Осень – граница моих откровений,
Покой моих глаз,
Отражающих небо.
Осень – я жду тебя вечно.

Осень – ловушка моих откровений.
Убаюкай меня
В своей колыбели.
Осень – в крови у меня.

Осень – погода моих откровений,
Спасенье от лжи
И ложь во спасенье.
Осень – я знаю, ты здесь.

Осень – свобода моих откровений.
Я выше тебя –
Пред тобой на коленях.
Осень – мой сон вне тебя.

Осень – причина моих откровений,
Гореть с тобой
И воскресать от горенья.
Я тебя пою, осень…
4.09.2003

* * *
Лежала снегом.
Растаяла воском.
Вытекла медом.
Тебя напоила ведьмовским зельем.
Июнь 2005

* * *
Не помог оберег,
Все слова вразбег,
Головой хоть в снег,
Чтобы грусть с лица
Тяжелей свинца.
Не хочу венца,
Не прошу любви,
Глаз моих не лови,
Нет тебя в них.

Ты в сердце весь,
Но туда не лезь…
Лето 2003 

* * *
Убегаю и прячусь
В обнимку с депрессией.
Догоняй –
Чем быстрее, тем бесполезнее.
Латексы,
Лозунги –
Все на помойке весны.

Глаза у меня
Цвета жуткой бессонницы,
Мысли по скорости
Братья с эстонцами,
Обручальные
Кольца
Едва сводят с концами концы.

Из всех тайных мест
Уже собраны нычки.
Ты стал моей
Самой вредной привычкой.
Выцвели
Чувства,
Такой в этом августе зной.

Сорваны все
До одной декорации,
Будь ты хоть героем
И гордостью нации.
Осень,
Скорее
По золоту листьев домой.
19.08.2003

* * *
Циники смотрят на ценники,
Отводят глаза от ноликов.
Они друг у друга пленники,
Взаимные алкоголики.
Теряют слова известные
И в рассужденья пускаются…
Раз в неделю в назначенном месте
Друг на друге пересекаются.

Циники знают предательство,
В углах рта берегут улыбочки.
Насмехаются издевательски,
Не терпя откровенных выскочек.
Ищут друг друга по памяти,
Могут вместе прожить, состариться…
Раз в неделю, возможно, по пятницам,
Друг на друге пересекаются.
15.08.2001

надеясь, что я вернусь

Всё на местах,
Дверь захлопнул сквозняк из подъезда.
Тишина в тишине,
Улыбаюсь тебе с фотографий.
Смотришь в окно в туманном бреду,
Внезапно доходит, что я не приду,
Идешь по привычке на кухню курить,
Надеясь, что я вернусь.

Обо мне будешь ты узнавать
Из газет и из хроник.
Будешь письма мне слать,
Обменяешь все деньги на марки,
Покупать будешь в мой день рожденья
Дорогие подарки
И складывать их в дальний угол,
Надеясь, что я вернусь.

Ты смотришь мой сон,
Ты веришь, что помнишь мой голос.
Ты каждый вечер готов
Услышать звонок у двери.
Ты теряешь счет дням,
Убираешь весь хлам,
В вазах меняешь цветы,
Надеясь, что я вернусь.

Четыре стены сжимают в объятьях
Твое нетерпенье,
Твою безысходность, обиду и злость,
И плавят твой мозг,
Мешая его вместе с дымом.
Ты почти забываешь,
Что значит быть мною любимым,
Гладишь котенка и поишь его молоком,
Надеясь, что я вернусь…
Январь 2000

* * *
Мечутся искры от стали до стали.
Уроды, кретины по жизни достали.
Нам надо догнаться, чтоб нас не догнали,
Отвалите от нас, уже доконали.

В сводке погоды ртуть заморожена.
Я буду сегодня твоим гостем непрошеным.
Я так хочу быть твоим кайфом, а можно ли?
Я буду твоим кайфом, я чувствую кожей.

Глаза закрывай, по спирали, до финиша.
Ты до утра с места вряд ли поднимешься.
Мы промолчим, чтобы нас не услышали,
Глаза закрывай, мы взлетим с тобой выше.

Блики луны наши контуры высветят.
Волки ночами не знают сытости.
Выключи счетчик минут нашей близости,
Падай в огонь, я с тобой, мой единственный.
29.10.2001

злато‐солнце

Златоокий,
Только взглянешь – сердце – ах!
Злато‐солнце,
Имя сохнет стоном на губах.
Фавн, демон, чернокнижник,
Дьявол снов,
Только мне, богине жизни,
Знать твою любовь.
И поить тебя любовью с уст своих,
И ласкаемой перстами быть в златых
Кольцах,
Мой Злато‐солнце,
Мой Златоокий,
В любой дороге,
В любых путях бездомных,
В любых ночах бездонных,
В ветре, в шторме, в молитвах святых,
В льстивых речах любых,
В звоне монет, в шелесте шелка,
В песне утренней перепелки,
У колыбели младенца,
Что сонно дышит,
Да на любых устах!
Ты будешь слышать –
Как бы ты не устал! –
Мой зов, мой голос:
— Твоё имя –
Мой Златоокий,
Мой Злато‐солнце,
Мой любимый.
18.03.2005

* * *
Выследи, высвети мои покаяния,
Пусть тебя утешает, что ты идеальнее,
Что я щеку другую тебе не подставила,
Что мне по фигу все твои чертовы правила,

Что жестокость моя безупречна и чувственна,
Что если б не ты, то мне было бы скучно,
Что тебя мне хватило на целую зиму,
Что ты штучный товар, а я эксклюзивный,

Что руки твои меня не коснулись,
Что мы вместе ни разу с тобой не проснулись,
Что слова на губах обветренных высохли,
Что не сказаны вслух, что уже так бессмысленны,

Что боль идеальна своей беспричинностью,
Что мы друг без друга уже научились,
Что жажда окончилась как‐то внезапно,
Что меня пил глотками, а я тебя залпом,

Что я абсолютно ничем не рискую,
Сказав тебе «здравствуй», в подтексте – «тоскую».
Что ты, мне ответив, ничем не рискуешь:
«Привет» (и в подтексте – «безумно тоскую»).
Апрель 2006

* * *
Я – кардиограмма города.
Кто не хочет снега – тем холодно.
Проступаю, как голограмма,
В твоем сердце открытая рана.

Я себя, наверное, мерила
Почерком хирурга времени.
Умирают постепенно
Те, кто мною лечил свои вены.

Этот город дрожит в агонии,
Нервы звенят из окон какофонией.
Только это меня не трогает,
Мой пульс 200, а твой…
…до скорого…
11.12.2001

* * *
Мой нежданно‐незваный гость,
Непредсказанный.
В мое сердце покой принес
И тревогу разуму.

Ни с дарами, ни с вестью, ни с радостью,
Тьфу‐тьфу‐тьфу, ни с бедой,
Ты ко мне постучался: здравствуйте!
Здравствуй, гость мой.

Проходи, будем чай пить, беседовать,
Говорить обо всем,
И смеяться над чем‐то, и сетовать,
И молчать каждый о своем.

И сидели, друг друга слушали,
Будто знакомы век.
И согрелись взаимно душами,
А за окнами шел снег.

Был ли след от порога и прочь –
Не пойду смотреть.
Из ночи впустив, распрощаюсь в ночь.
Ночь, встреть…
Январь 2005

* * *
Доверять только правой руке,
Открывая входную дверь.
Набирать только те номера,
Что помнишь без записных книг.
И молчать только с теми,
Кто тебя понимает без слов,
И в терновом венке
Висеть на кресте,
Доказывая любовь.

Равняться на тех,
Кто не любит равняться ни на кого.
Не бояться ни собственной тени,
Ни выстрела в спину, ни острых углов.
Занеся одну ногу над пропастью,
Другою прочно стоять на краю.
И сердце за сердце,
И ладонь за ладонь,
И «люблю» на немое «люблю».
9.11.2003

* * *
Закройте двери поплотнее
И отойдите от «глазков».
Я так живу, как я умею,
Я выхожу из берегов
Не вами писаных законов,
Но вами созданных судов.

Не вам стучать по батарее,
Когда мой пол – прочь из‐под ног.
Мне разум дал холодный север,
Но жар любви мне дал восток.
А вы, ну даром что соседи,
Вам зависть – лучший из врагов.
22.11.2003

* * *
…И быть твоей гротескной тенью,
И совестью твоей души,
И брать себе твои грехи,
Чтоб через пятьдесят ступеней
Найти себе успокоенье,
И взмахом разом свет тушить,
И стать твоим сердцебиеньем…
Зима 2003–2004 

* * *
С протянутых рук
Бери, милый друг,
Мой запах, мой смех,
Незамоленный грех,
Пыльцу сладких снов
И мерцание света,
Из сердца бери
Клад сокровищ несметных.
Бери, милый друг,
То, что не украдут,
Да в обе горсти,
Чтобы жить – не грустить.

По обеим протянутым
Бей, чтобы пятнами,
Следами темными
И кровоподтеками
Твоя смелость осталась,
Твоя сила и слабость,
Честь и доверие,
Ударь сильнее.
Бей, милый друг,
Коль другим недосуг,
Да со всей силы,
Чтоб впредь не любила.

За обе, за две
Возьми, когда дверь
Твоя будет открыта,
Когда будем досыта
Друг в друге и слаще
Любого десерта,
Нас никто не оттащит.
Движением ветра
Возьми, милый друг,
На понт, на испуг,
Да только крепче,
Чтоб стало легче.

И двумя же руками
Оттолкнешь меня. Станем
На разные полюсы
Перед совестью
Своей у каждого
Держать ответ
За этот – надо же –
Уже не секрет.
Мой милый друг,
Тебе все сходит с рук,
Да только кто скажет,
Кого из нас в аут?

Почему же вдруг
Я отбилась от рук?
Март 2004 

* * *
Советник привычек,
Любитель меня,
Аптекарь иллюзий,
Загнавшийся ангел,
Меняешь на тленье
Порывы огня
И сам превращаешься
В тлен, избегая

Меня

Ни забыть, ни догнать
Не успеешь.
Ты мной сыт по горло,
Но ложная сытость.
Я твой крест за плечами,
Твой камень на шею,
Твой вечный, безумный,
Терзающий голод.
04.04.04

* * *
Я слабая‐слабая,
Тоньше соломинки.
Ручки‐ножки – тростиночки,
Пальчики тонкие.

Я тихая‐тихая,
Как привидение.
Тише дыма из труб,
Тише собственной тени.

Я легкая‐легкая,
Как паутинка.
Нервно вздохнешь –
Улечу невидимкой.

Я мягкая‐мягкая,
Как ватные шарики.
Ни малейшей царапинки,
Ни единой шершавинки.

Я светлая‐светлая,
Солнечным зайчиком
Прыгну в зрачки
Несговорчивым мальчикам.

Я сладкая‐сладкая,
Патока липкая.
Осторожно: приклеишься
К милой улыбке.

Я такая хорошая,
Послушная девочка.
Неужели не нравлюсь
Упрямому Женечке?

Лежу так спокойно,
Не мешаю, не дергаю.
И почти незаметно,
Что мертвая‐мертвая.
29.01.2005

* * *
На заплеванных плитах
У последней черты,
Искривив свои рты
В проклятьях избитых,
Стояли напротив
В окруженье толпы
И взглядов тупых
Двое, выпустив когти.

Дым стоял коромыслом,
Сверкали глазами,
Швырялись словами
Без сути и смысла
И не замечали
Глаз любопытных,
Брань, как молитва,
В их глотках звучала.

И друг друга любили,
И друг друга прощали,
И друг с другом прощались
На заплеванных плитах.
7.04.2003

* * *
Мой город ветров и алых закатов,
Я буду висеть над тобою радугой.
Я буду так несказанно рада
Скользить по витринам лучом гранатовым,
У въезда в город стоять на страже,
Махать приезжим крылом оранжевым,
И поцелуем, в небе зажженным,
Буду гореть ослепительно‐желтым,
И, разгоняясь по полосам взлетным
В ветвях шелестеть изумрудно‐зеленым.
А тем, кто в небо смотреть привык,
В глаза упаду голубым‐голубым.
А ночью влюбленным и самым красивым
Повешу занавес звездно‐синий.
Возьми меня за руку, уведи по проспектам,
Дыши ароматом ночи фиолетовым,
Согрей меня и будь еще до рассвета
Мною – радугой в сердце согретым.
Июнь 2006

* * *
Опомнишься, поверь, опомнишься.
Но будет поздно. Неуместно. Как всегда.
Оранжевый мой, неисполненный,
Я рвусь к тебе, я рву себя.

Надолго ли тебя накроет неслучившимся?
Оранжевый мой, пью твой цвет.
Смотри мой сон, дай боже, вправду выспишься,
Когда меня увидишь ты во сне.

И не клянись, не зарекайся в будущем.
Оранжевый ты только для меня.
Прощай. – Прощаю. Прости – получится.
Прости меня, но только не меняй.
11.02.2006

* * *
Ищите главное
В подъездах гулких,
Ищите ночью
В глухих переулках.
Спросите умных,
Спросите глупых,
Если хотите, возьмите лупы.

Ищите главное
В местной газете,
Ищите на улице,
Всех заденьте.
Если поможет,
Даже разденьтесь,
Платите, отдайте
Последние деньги!

Ищите главное
На расстояниях.
Звоните по сотовым,
Пусть будет занято.
Используйте все свои
Тайные знания,
Если они кем‐то
Перезапрятаны.

Ищите главное,
Хоть сами не верите!
Можете вдруг
При всех разреветься.
Ищите, даже когда
По инерции –
Ищите главное
В собственном сердце!

* * *
Гладь меня рукою верной,
Закрывай крылом от ветра,
От шального зла.
Грей меня и грейся мною.
Распишусь своей любовью
Я в твоих глазах.

Небо выпадет метелью.
Станем мы единым целым,
Счастье для двоих.
Держим мы в руках удачу.
А другие пусть судачат,
Как‐то не до них…

* * *
Себя ломала и перемалывала,
Свой мозг сомнениями изводила.
Такое было. Да, видно, мало.
Сейчас, спасибо, уже отпустило.

Как ветки берез под бешеным шквалом,
К земле клонило, врасплох застигнув,
Выстрелом в спину к стене прижимало…
Сейчас, спасибо, уже отпустило.

Только в лицо любопытным зевакам
Назло смеялась – ведь я же сильная.
Все ждали слез, а я не заплакала.
Твой черед. Меня отпустило.


Екатерина Александровна Смитиенко родилась в 1982 году в Оренбурге. Окончила школу № 32, профессиональный лицей № 18. Стихи начала писать с 12 лет, публиковалась в оренбургской периодике, в альманахе «Бузулукские зори». Участница областного совещания молодых писателей «Мы выросли в России!» 14 сентября 2007 года, по итогам которого руководителем семинара поэзии, критиком и литературоведом профессором Леонидом Быковым ей был вручен сертификат на издание книги в серии «Новые имена», выпускаемой Оренбургским отделением Союза российских писателей при поддержке Комитета по делам молодежи Оренбургской области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы робот? *