Небесных гонцов колыбельные песни

* * *

Создания Божьи на свете не вечны,
Цветы, распустившись, осыплются за день.
И радость, и счастье всегда быстротечны.
Живи, наслаждайся, с судьбою не сладить.

Век дальше продлить не помогут богатства,
И время на милость тебя не отпустит.
В людской красоте нет, увы, постоянства —
Ложатся морщины узорами грусти.

Ближайшего ближе для смертных Всевышний.
Тебя Он поставит с достойными вместе.
Полюбишь Его — в час кончины услышишь
Небесных гонцов колыбельные песни.

Расставлены снова капканы врагами.
Устанут ли злые от мерзких деяний?
Пусть тесто недобрыми месят руками,
Хлеб праведным станет в горниле страданий.

* * *

Как шах даёт фирман1, дай право быть с тобой.
В моих мечтах живёт единственное чувство.
Жду взгляда твоего, так влаги дождевой
Сухая ждёт земля, страдая безыскусно.
…Зачем ты ушла от меня, неверная?

Поверишь или нет, другим в твоих глазах
Предстану я теперь, душа теряет силы.
Что для тебя стихи? — ухмылка на губах…
Не плодоносит сад заброшенный, немилый.
…Зачем ты ушла от меня, неверная?

Прикосновений жар не сохранит рука —
Увядшие цветы пред зеркалом забыты.
К любимым волосам тянусь издалека,
Но рядышком чужой ласкает их открыто.
…Зачем ты ушла от меня, неверная?

Захочешь быть со мной — промолви: «Исраил,
Приди»,— и я приду, себя не унижая.
Смотрю на образ твой, на ту, кого любил.
Жизнь мимо пронеслась, в любви забот не зная.
…Зачем ты ушла от меня, неверная?

* * *

Мой дивный ангел с талией тончайшей,
Живи и здравствуй без хлопот печальных.
В миг расставанья в тишине звенящей
Ты слёз моих не видела прощальных.

Погаснет память искоркой во взгляде,
Истлеет сердце на костре разлуки.
Когда чужой твои ласкает пряди,
Тепло их сохранят поэта руки.

Забот и устремлений видишь мнимость,
Впуская в дверь заждавшуюся старость.
О Исраил, в дугу несправедливость
Тебя согнёт… Что седина ей? Малость.

* * *

Оставила, в любовь ушла другую,
Скользнув меж рук протянутых былинкой.
Когда расчешет ветер прядь тугую,
Оторванной хочу быть волосинкой.

Родник любви журчит, не иссякает,
Несёт прохладу для тебя, но мимо.
Когда в разлуке сердце замирает,
Слезой хочу быть на щеке любимой.

О жизнь, ты оборвёшься вдруг на пике
С мечтой несбывшейся о счастье беглом.
Когда улыбка вспыхнет вновь на лике,
В костре её хочу быть мёртвым пеплом!

* * *

Где ангел мой, оставивший в огне
И жажде, что всегда неутолима?
Подъёмы, спуски… Жизнь моя во мгле,
А ты, как солнца луч, проходишь мимо.

Дни, месяцы, года текут без нас.
Слёз горьких разделившая лавина
Не высохнет ни завтра, ни сейчас.
Букета одного две половины.

Приходит осень жизни, Исраил.
Душа больна, лицо твоё не вижу.
На вздох последний вряд ли хватит сил.
Приди, любовь, и сядь ко мне поближе.

* * *

Когда ты ушла, то весна обернулась зимой.
Сорвал ветер шквальный в садах восковую листву.
Закончилась молодость… Горе кричит за спиной:
«На сон не надейся, ты стал сиротой наяву!»
— Но ищут глаза мои снова тебя, Мама!

Покинула нас… Слёзы тайно текут без числа.
Ушла, не вернёшь — стоном сердца к себе не зови.
На душу мою селевая лавина сошла —
Обломки мечты, светлой радости, долгой любви.
— Но ищут глаза мои снова тебя, Мама!

Найдётся ли тот, кто насытился жизнью с тобой?
Таких не отыщешь средь жителей тысячи стран.
Нашёл сам Пророк в материнских объятьях покой,
И матери имя вписал он в священный Коран.
— Но ищут глаза мои снова тебя, Мама!

Быть с матерью рядом — превыше желаний иных.
Трудилась, чужих не просила, снискала хвалу.
Поклон мой тебе до земли, благодарственный стих…
К могильному я твоему припадаю холму.
— Но ищут глаза мои снова тебя, Мама!

Жду встречи я вечером поздним и солнечным днём.
Но волю Всевышнего смертному как изменить?!
Лишь только во снах суждено пребывать нам вдвоём,
В другое же время, не видя друг друга, любить.
— Но ищут глаза мои снова тебя, Мама!

* * *

О Боже, смотри, что Ты сделал с поэтом —
Он спутником горя стал в страшной пустыне,
Засохшим бутоном засушливым летом,
Кериму с Меджнуном подобен отныне.
Цветок не завядший поэтом не будет!

Всю жизнь воспевал ненаглядную Пери
Поэт Шахрияр, не смирившись с утратой.
Весну молодую оставив за дверью,
Грустил о былом и совсем был не рад ей.
Любовь не терявший поэтом не будет!

Восток — вот поэзии вечной столица.
Жаль, мало поверивших в искренность слова.
Кто сможет с великим Хайямом сравниться,
Умы будоражащим снова и снова?
Не мудро проживший поэтом не будет!

Пройдись по тропинкам родимого края,
Склонись до земли у Могилы шахидов,
Скажи: «Выпил музыку вод родника я,
И саз наиграл мне красу милых видов».
Талант не имевший поэтом не будет!

Загадочна жизнь, Исраил, и чудесна —
Мы делим и радость, и грусть почему‐то.
Закончилось лето, и зимняя песня
О долгой разлуке мне слышится утром.
Слезы не проливший поэтом не будет!

* * *

Проснувшись рано, вновь глаза сомкнуть не мог.
Зарёй рождённый, в них купался тёплый свет.
Я день рожденья твой пускаю на порог.
Отпраздную один, пускай тебя здесь нет.
На фото милое смотрю, и грустно мне.

Поздравить утром не приду к тебе домой.
Любовь взаимная теперь, как сирота,
От взглядов наших обернётся вдруг тоской
Со складками вины — морщинами у рта.
На фото милое смотрю, и грустно мне.

Печаль прошедших дней останется в душе,
И в сердце рану не удастся залечить.
Столкнёт судьба нас на случайном вираже —
Умру, воскресну и продолжу дальше жить.
На фото милое смотрю, и грустно мне.

Как провела свой день рожденья?.. Не молчи,
Ответь… Забудут ли объятия тела?
Ты зря затеплила все сорок три свечи,
Любовь моя сама сгорит свечой дотла.
На фото милое смотрю, и грустно мне.

Султаном наших чувств звала меня не раз,
Теперь гора я неприступная средь гор.
Захочешь встретиться, прельстить сияньем глаз —
В тумане спрячусь, не пойду на разговор.
На фото милое смотрю, и грустно мне.

Как встречу первую забыть нам, подскажи?
Пожатья нежных рук, заре подобный взгляд…
Моё ты имя кровью сердца напиши.
Любовь состарилась на год, и я не рад.
На фото милое смотрю, и грустно мне.

* * *

Я слёзы лью опять, отбросив прочь перо.
Как наши дни вернуть обратно, подскажи.
Был красок полон сад, теперь серым‐серо.
Оплачу соловьём на ветке боль души:
— В объятиях твоих позволь мне умереть!

Родительской любви лишённый сирота,
Подобный кораблю, застывшему во льдах,
Не ведая, что есть на свете доброта,
К тебе я обращусь, сжимая в сердце страх:
— В объятиях твоих позволь мне умереть!

Прекрасен для двоих бег времени, но быстр.
По миру рядом шли свободные, как ветер.
Дочь ангела, любовь — моих деяний смысл,
Сотру я боль с души — мир сразу станет светел:
— В объятиях твоих позволь мне умереть!

Случайно или нет, мы встретимся с тобой,
И молнии зигзаг тьму ослепит пути.
Колени задрожат… Застыв, как неживой,
Я, Исраил, скажу последнее «прости»:
— В объятиях твоих позволь мне умереть!

  1. Указ.

Ибрагимов Исраил Ибрагим оглы родился 2 марта 1971 года в селе Сыгдаш Масалинского района АзССС. Окончил с отличием Сыгдашскую среднюю школу, Инженерно‐технический университет в г. Баку, Российско‐германский институт экономики и культуры по социально‐правовой специальности. С 1991 года проживает в Оренбурге.

Поэзией увлекается с юных лет. Стихотворения Ибрагимова Исраила были опубликованы в журнале «Улдуз» (Баку), в альманахах «Гостиный двор», «Башня» (Оренбург), журнале «День и Ночь» (Красноярск).